Момент истины для Евразийского НАТО

17 Сентября 2015 5

Одкб Душанбе

На этой неделе в Душанбе состоялся двухдневный саммит Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ), в которую входят Россия, Беларусь, Казахстан, Армения, Киргизия и Таджикистан. В украинских СМИ это событие прошло практически незамеченным, а вот ряд западных изданий обратил внимание на то, что этот саммит отличался от встреч прошлых лет, которые зачастую были номинальными, и может стать поворотным моментом в судьбе организации.

ОДКБ — превращается в грант безопасности и залог стабильности

Так это или нет, судить рано, но десяток заключенных договоров свидетельствуют о том, что перед лицом новых угроз ОДКБ может трансформироваться из достаточно аморфной международной организации в полноценный военный блок. Напомним, что ОДКБ существует с 1992 года и провозглашает своей целью «укрепление мира, международной и региональной безопасности и стабильности, защиту на коллективной основе независимости, территориальной целостности и суверенитета государств-членов, приоритет в достижении которых государства-члены отдают политическим средствам».

В 2009 году было принято решение о создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР), и с тех пор их состав вырос до 22 тысяч человек. В Коллективные силы ОДКБ входят также Коллективные силы быстрого реагирования (КСБР) Центральноазиатского региона, Коллективные миротворческие силы и Коллективные авиационные силы и силы специальных операций. Тем не менее, еще до недавнего времени страны-участницы подчеркивали, что ОДКБ военным боком не является и трансформироваться в него не собирается.

Но не исключено, что растущая нестабильность на Ближнем Востоке, которая затрагивает и Среднюю, и Центральную Азию вынудила лидеров государств пересмотреть свои взгляды и начать работать над превращением ОДКБ в альянс наподобие НАТО. Лейтмотивом нынешнего саммита можно назвать как раз идею о том, что перед лицом растущей угрозы терроризма, в том числе со стороны «Исламского государства», коллективные силы организации и ее военный потенциал необходимо укреплять.

Владимир Путин в своем выступлении снова поднял подзабытую на фоне украинского кризиса тему создания в Евроатлантике системы равной и неделимой безопасности. Но в условиях нынешней конфронтации с Западом даже обсуждение новой системы безопасности выглядит маловероятным. Поэтому более реален второй сценарий, заявленный Путиным – укрепление взаимодействия вооруженных формирований в рамках ОДКБ.

«Наше сотрудничество в рамках ОДКБ, безусловно, не направлено против кого бы то ни было. Мы открыты к конструктивному взаимодействию. Именно такой подход закреплен в итоговом заявлении», - отметил Путин. Впрочем, президент РФ говорит о региональной системе безопасности уже давно. А вот то, что в этом году к его заявлениям присоединились и остальные, весьма примечательно.

Одкб Душанбе

Даже Александр Лукашенко, который раньше последовательно утверждал, что видит в ОДКБ исключительно политическую организацию, заявил, что требуется укрепление военной мощи и механизмов кризисного реагирования ОДКБ. «Вызывает опасение растущий уровень экстремизма, влияния международных террористических группировок. Сегодня мы сталкиваемся с эскалацией напряженности в зонах тлеющих конфликтов, открытыми военными действиями и появлением новых очагов нестабильности, в том числе и вблизи наших границ», - сказал президент Беларуси.

Ряд скептиков предполагает, что смещение внешнеполитического акцента Москвы с Украины на Ближний Восток – это очередной «хитрый план Путина». Мол, президент РФ хочет заставить Запад забыть о Крыме, воспользовавшись тем, что все обеспокоены борьбой с ИГИЛ и беженцами. Но, пользуясь бритвой Оккама, логичней предположить, что Россию и союзников и в самом деле беспокоит рост влияния «Исламского государства». Да и как не беспокоиться об этом?

За последние три года экстремистам удалось захватить значительные территории Ирака и Сирии. По некоторым оценкам, они контролируют уже до 90 тысяч квадратных километров и не собираются останавливаться на достигнутом. «Халифат» пытается распространить свое влияние в других странах Ближнего Востока и Северной Африки, в частности в Афганистане и Ливии.

Неудивительно, что большое внимание на саммите было уделено растущей нестабильности в Афганистане, где после вывода международного контингента ситуация продолжает ухудшаться. Боевики относительно легко могут проникать с территории этого государства в сопредельные Таджикистан и Узбекистан, а оттуда – в остальные страны-члены ОДКБ. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев призвал наращивать контакты с Афганистаном в рамках международных организаций, чтобы бороться с распространением экстремизма. Ранее первый вице-президент Афганистана уже просил Россию о помощи в борьбе с «Исламским государством».

Несмотря на то, что американская операция в Афганистане была начала в 2001 году, в стране базировался международный контингент под эгидой США, ни установить демократию, ни победить исламистов, ни установить полный контроль Кабула над территорией страны не удалось. Как отмечают эксперты, сегодня никто толком не представляет, что происходит на севере Афганистана. По одним данным талибы контролируют целые уезды, по другим - лишь совершают отдельные вылазки.

Но с тем, что различные группировки активизировались за последний год, никто не спорит. Местные же власти перед лицом угрозы ведут себя крайне пассивно. Как считает ряд аналитиков, это связано с тем, что американцы, как и в Ираке, не построили в этой стране боеспособной армии. Она может выполнять только полицейские функции, но не бороться с реальными вызовами. В Ираке армия стала едва ли не главным источником вооружения для ИГИЛ, оставляя позиции со всей американской техникой и амуницией. Ну а поддержка Западом «умеренной оппозиции» в Сирии вообще подстегнула возникновение «Исламского государства».

Все это говорит о том, что ближневосточная политика США терпит сокрушительный крах. Ряд российских экспертов полагает, что все это было специально задумано США, чтобы расшатать обстановку в регионе. Но в такую конспирологию верится с трудом, или это уж очень «хитрый план Обамы». Поэтому очевидно, что пора менять подход к решению проблем в регионе. Россия и ее союзники, похоже, решились играть более активную роль, в том числе, и в сирийском урегулировании.

Если ИГИЛ продолжит расширяться, он будет угрожать уже непосредственно государствам ОДКБ. Кроме того, и без этого существует опасность, о которой говорили многие на саммите – возвращение боевиков «Исламского государства» на родину. Не секрет, что в рядах этой экстремистской организации воюет довольно много выходцев из стран бывшего СССР, в том числе России. По оценкам главы ФСБ Александра Бортникова, число россиян в составе «Исламского государства», может составлять 1,7 тысяч.

Не так страшен ИГИЛ, как Асад

Именно борьба с ИГИЛ и ситуация в Сирии, наряду с организационными вопросами, стала центральной темой саммита в Душанбе. Президент Владимир Путин посвятил большую часть речи изложению своего видения решения сирийского конфликта. Путин призвал создать широкую коалицию международных сил при участии местных властей, потому что без участия сирийской армии с ИГИЛ, по его мнению, не справиться.

«Элементарный здравый смысл, ответственность за глобальную и региональную безопасность требуют объединения усилий мирового сообщества против этой угрозы. Нужно отложить в сторону геополитические амбиции, отказаться от так называемых двойных стандартов, от политики прямого или косвенного использования отдельных террористических группировок для достижения собственных конъюнктурных целей, в том числе смены неугодных кому бы то ни было правительств и режимов», - заявил президент РФ.

Намек Путина понятен без дополнительных разъяснений. Сегодня против «Исламского государства» формально борется международная коалиция под эгидой США, в которую входят около 60 стран (правда, большая часть отделывается только моральной поддержкой). Но, несмотря на то, что она была создана уже год назад, серьезными успехами объединение похвастаться не может. В лучшем случае военные сообщают об уничтожении какого-нибудь никому малоизвестного деятеля экстремистской организации в результате авиаудара.Одкб Душанбе

Использование только лишь авиации в борьбе с такой организацией, как «Исламское государство» само по себе не слишком эффективно. Но закрадываются подозрения, что и этот инструмент США используют не на полную мощность. Недавно министр иностранных дел РФ Сергей Лавров даже заявил, что знает о случаях, когда американское командование не давало разрешения на нанесение ударов по позициям экстремистов, хотя получала точную информацию об их расположении от союзников. «Американские партнеры либо изначально не очень продуманно создавали свою коалицию, либо замыслили ее таким образом, что она имеет не те цели, которые были заявлены», - предположил Лавров.

Если на слова Лаврова можно не обращать внимания, как на элементы дипломатического противостояния с США, то на факты закрыть глаза не так просто. А факты в том, что США, как было сказано, сами упорно финансировали сирийскую «умеренную оппозицию», из рядов которой во многом вырос ИГИЛ. Для свержения режима Башара Асада любые средства были хороши. Вот и сейчас серьезное ослабление позиций ИГИЛ будет означать автоматическое усиление Асада, а этого американской администрации хочется меньше всего.

Кажется странным, что перед лицом такой страшной угрозы, как ИГИЛ, Вашингтону и союзникам требуется позарез убрать сирийского президента, который по западным меркам, может, и не демократ, но головы в прямом эфире не режет и базары невольниц не организовывает.

Однако свержение режима Асада стало для Штатов принципиальным вопросом. С самого начала гражданской войны они придерживались жесткой линии на осуждение президента и призывали его уйти с поста. Признать сейчас, что Асад не так уж и плох и может остаться, - значит признать несостоятельность собственной ближневосточной политики на протяжении последний пяти, если не десяти лет.

Для России же вопрос сохранения режима Башара Асада также принципиален. Благодаря его поддержке, Москва в глазах некоторых государств приобрела имидж союзника, который не бросает своих ни при каких обстоятельствах. На Ближнем Востоке это ценится, и приносит конкретные дивиденды в виде, например, оружейных контрактов. Сдать Асада – значит, получит колоссальный удар по своему реноме. Теперь не только на Западе, но и на Востоке.  

Вот почему Владимир Путин, в том числе и на саммите ОДКБ так упорно говорит о том, что международная коалиция должна сообща бороться с ИГИЛ, а не пытаться свергнуть президента Сирии. И поэтому же западные лидеры и слышать ничего не желают о переговорах с действующим режимом, как бы логично это не звучало. Несколько недель назад премьер-министр Франции Мануэль Вальс заявил, что никакого компромисса или договоренности с режимом Асада быть не может, и нужно поскорей «перевернуть страницу его преступлений». Зато на Западе всерьез рассматривают возможность сотрудничества с крылом Аль-Каиды Джабхат-ан Нусра. Идею поддержать одних исламистов в борьбе с другими выдвинул бывший директор ЦРУ Дэвид Петрэус, которого администрация США привлекла к решению проблемы ИГИЛ. Ведь это так хорошо работало до сих пор.

Москва не скрывает, что придерживается противоположной позиции и поддерживает официальный Дамаск. В последние недели военно-техническая помощь Сирии заметно увеличилась (реально или демонстративно – другой вопрос), что вызвало серьезное неодобрение Запада. Госсекретарь США Джон Керри заявил, что поддержка правящего режима будет контрпродуктивной в борьбе с «Исламским государством», а официальный представитель Госдепа Джош Эрнест даже не исключил дальнейшей международной изоляции России из-за позиции по Сирии.

Выступая на конференции в Душанбе, Путин не стал отступать от избранного курса. Он заявил, что Россия продолжит помогать Дамаску и призвал остальные страны делать то же самое. «Если бы Россия не поддерживала Сирию, то ситуация в этой стране была бы еще хуже, чем в Ливии, и поток беженцев был бы еще больше», — сказал Путин.

В общем, похоже что совместной борьбы условных Востока и Запада с террористической угрозой пока не получается, поэтому необходимость создания альтернативного блока, в который вошли бы страны региона, становится все более насущной. На саммите в Душанбе были сделаны первые шаги в этом направлении. Лидеры стран-членов приняли решение о создании Центра кризисного реагирования ОДКБ на базе Минобороны РФ и формировании совместных авиационных сил.

Также были подписаны два организационных документа, один из которых касается системы управления войсками ОДКБ, а второй - правил и порядка перевозок воинских формирований, движимого имущества и продукции военного назначения через территории государств. До конца года должен быть разработан механизм ротации кадров в исполнительных органах ОДКБ.

Насколько эффективным может оказаться военный блок ОДКБ и как быстро он будет формироваться (если вообще будет), станет ясно уже в ближайшее время. Несколько дней назад американские СМИ сообщили, что Россия планирует создать военно-воздушную базу в Сирии. И хотя первый замглавы Генерального штаба вооруженных сил РФ Николай Богдановский заявил, что на сегодняшний день таких планов нет, он добавил, что «всякое может быть».

Если ОДКБ начнет превращаться в Евразийский аналог НАТО и более активно вступит в борьбу с ИГИЛ и другими террористическими группировками, не исключено, что ряд европейских государств задумается о том, чтобы сотрудничать в этом вопросе. Да и США окажутся перед выбором – продолжать все глубже вязнуть в регионе или все же сделать хорошую мину при плохой игре и объединить усилия. В конце концов, по иранскому ядерному вопросу сотрудничество с Россией было возможно. А борьба с ИГИЛ – вопрос не менее важный.

Возможно, рост сговорчивости Брюсселя будет прямо пропорционален росту числа мигрантов из региона, которые заполонили Европейский союз. Понятно, что никаким размещением и пособиями эту проблему не решить – чтобы остановить поток беженцев, нужно устранить то, от чего они бегут, и принести в регион стабильность. А это вряд ли будет возможно без консолидированных международных усилий и «отказа от геополитических амбиций».

Эмиссар: беседа с Джоном Керри

Когда мы были в китайском Ханчжоу на саммите G-20, президент Обама предложил президенту...

Турецкая игра с оcманским уклоном

Эрдоган, избегая соперничества с Россией и ЕС, создает средства давления на Киев

Популизм на марше: почему проблемы возникли именно у...

Запад получает иностранные товары, идеи, искусство и кухни, но не проявляет такой же...

NYT: Почему опасно давать слабину в отношениях с...

Кремль поддерживал контакты с союзниками Трампа в ходе предвыборной кампании

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка