Программа действий для Меркель: как сохранить авторитет и репутацию

№45(841) 10—16 ноября 2017 г. 09 Ноября 2017 3.5

От редакции

По словам канцлера Германии Ангелы Меркель, предварительные консультации о создании коалиции в составе христианских демократов (ХДС/ХСС), Партии зеленых и Свободной демократической партии (СвДП) должны завершиться до 16 ноября. Она убедила «зеленых» и либералов пойти на уступки ради коалиции «Ямайка». Предлагаем вниманию читателей «2000» комментарий наших информационных партнеров.

Имя Меркель, несомненно, войдет в учебники по истории как первой женщины, возглавившей федеральное правительство страны (да еще и уроженки Восточной Германии).

Вероятно, это последняя каденция Меркель, поскольку потенциальные претензии на пятый срок могут вызвать непонимание даже у ее сторонников. А потому канцлеру следует уделить все внимание тому, что именно она оставит стране в качестве наследия — причем вне зависимости от формата будущего коалиционного правительства.

Да, за рубежом Ангела Меркель все так же славится фирменным спокойствием и компетентностью. Однако сограждан (несмотря на широкую поддержку и гордость за ее имидж на международной арене) все же одолевают некоторые сомнения относительно будущего Германии и способности канцлера вести страну по правильному пути.

Все 12 лет пребывания во власти она остерегалась откровенно новаторских идей, при этом отвергая традиционные подходы в таких сферах, как безопасность и энергетика: и все для того, чтобы задобрить избирателей-центристов ради краткосрочных электоральных выгод. Подобная стратегия лишала ее популярности у некоторых членов собственной партии, а других избирателей подталкивала в объятия правых сил: ее действия отчасти способствовали становлению выступающей против иммигрантов партии правого толка AдГ («Альтернатива для Германии»). В конечном итоге «Альтернативе» впервые в истории удалось добиться представительства в бундестаге: третье место на выборах принесло AдГ 13% голосов избирателей.

И теперь Меркель в течение четвертого срока необходимо избавиться от имиджа государственного деятеля, способного только реагировать на возникающие обстоятельства, ведь ей придется взять под контроль фундаментальные перемены, непреднамеренно спровоцированные ее же действиями. И если канцлеру при этом удастся проявить стратегическую дальновидность (вместо привычной тактики решения проблем по мере их поступления), у нее появится возможность сохранить и укрепить свой авторитет и позиции.

Набирать в нужное время очки в глазах большинства немцев (но при этом провоцировать явное недовольство у консервативной части электората ХДС и гарантировать определенные трудности для всей страны в будущем) Меркель помогали три фактора: вывод атомных станций из эксплуатации ускоренными темпами, открытие границ Германии для беспрецедентного количества беженцев и временный отказ от всеобщей воинской повинности. И хотя канцлеру явно не удастся поставить окончательный крест на всех этих трех проектах в период очередной каденции, подкорректировать их (например, путем укрепления потенциала в сфере безопасности и пересмотра политики в области энергетики) ничто не мешает.

Планы по сокращению объемов выбросов в атмосферу и изъятию атомной энергетики из перечня энергетических активов страны одобряют не только все ведущие партии Германии, но и электорат. Именно потому после ядерной трагедии 2011 г. на японской Фукусиме Меркель пересмотрела согласованный в 2010 г. график вывода АЭС из эксплуатации, изначально растянутый вплоть до 2030 г. Новым «дедлайном» (кстати, в полном соответствии с планами предыдущего левоцентристского правительства) в проекте отказа от ядерной энергетики стал 2022 г. К подобному решению Меркель подтолкнули воспоминания о Чернобыле и уличные протесты против мирного атома, бушевавшие буквально в преддверии местных выборов.

Впрочем, выбранная тактика желаемых результатов не принесла: в год т. н. супервыборов ХДС основательно сдала позиции «зеленым» и социал-демократам в подавляющем большинстве из семи голосовавших тогда федеральных земель.

Последствия такого подхода уже очевидны. Немецким потребителям — в результате упомянутого крена влево по шкале политической идеологии — электроэнергия обходится дороже, а генерирующие компании несут убытки, спровоцированные стремительностью перехода на возобновляемые энергоносители.

Будущее коалиционное правительство просто обязано разработать прагматичную Energiewende — новую энергетическую политику. Сокращение объемов субсидий, выделяемых за использование возобновляемых источников энергии, стимулирование у консервативно настроенной индустрии автомобилестроения готовности к масштабному выпуску электромобилей, использование угля для генерации — вот лишь малая часть мер, способных обеспечить безболезненный переход на рельсы возобновляемой энергетики.

Еще одним источником недовольства, который может пошатнуть позиции и подорвать наследие канцлера, остается иммиграционная политика. Только в прошлом году Германия потратила на содержание беженцев приблизительно 20 млрд. евро. И теперь Меркель предстоит интегрировать и инкорпорировать в немецкое общество 1 млн. уже принятых страной мигрантов — путем предоставления им возможностей для изучения немецкого языка и прохождения профессиональной переподготовки. А завершить данный процесс необходимо как можно быстрее — и ради скорой оборачиваемости инвестированных в мигрантов средств, и во избежание очередной волны негативной реакции общества (не следует забывать, какой резонанс вызвала критика иммиграционной политики Меркель, распространяемая AдГ).

Еще до перехода избирательной кампании в активную фазу канцлер признавала, насколько тревожно для немцев звучат репортажи о мигрантах, въезжающих на территорию Германии без документов и злоупотребляющих немецким гостеприимством. Именно она инициировала ускоренную процедуру депортации тех, кто не соблюдает законы Германии. Именно она продолжает добиваться заключения с другими странами (в частности, с Турцией) соглашений, направленных на обуздание потоков беженцев. В последующие четыре года канцлеру придется балансировать между необходимостью учета потребностей граждан в обеспечении безопасности и обязанностью сохранения всех закрепленных конституцией гуманитарных ценностей, чтобы лишить AдГ шансов на победу.

Меркель вряд ли решится дезавуировать собственные обещания по оказанию помощи беженцам, но она вполне может попытаться сократить приток мигрантов — например, путем выделения гуманитарной помощи странам Африки и жесткой депортации иностранцев, преступивших черту закона.

Менее года назад на берлинской рождественской ярмарке грянул теракт, а на востоке маячит призрак угрозы в виде возрождающейся России. Германия приходит к осознанию степени слабости и малочисленности отечественных вооруженных сил и полиции. В 2011 г., когда Меркель принимала решение об отказе от обязательной воинской повинности, подобные вызовы в сфере безопасности выглядели однозначно абстрактными и притянутыми за уши. Ничто не говорило о том, что пост президента США займет Дональд Трамп и тотчас примется угрожать роспуском НАТО, что Россия вторгнется в Украину, а боевики ИГИЛ начнут проводить кровавые теракты прямо в Европе.

Сегодня, когда терроризм и политическая нестабильность стали реалиями, вторгшимися на территорию Германии, представители других политических сил (да и некоторые однопартийцы Меркель) критикуют решение канцлера об отмене всеобщей воинской повинности. На Меркель будет оказываться мощное давление ради отмены упомянутого решения (хотя одна из статей конституции определяет все основания для повторного введения обязательного призыва), а потому ей следует действовать на упреждение, предпринимая шаги, направленные на укрепление обороноспособности.

Она уже пообещала увеличить численность полиции на 15 000 сотрудников, расходовать 2% ВВП на оборону согласно требованиям НАТО и предоставить правительству дополнительные ресурсы для укрепления кибернетической безопасности. Новому правительству следует рассмотреть и вопрос создания гражданских сил обороны в качестве дополнения к немногочисленной армии.

Но если в вопросе энергетики, иммиграции и безопасности Меркель придется идти на определенные корректировки курса, в сфере национальной экономики ей беспокоиться не о чем. С момента ее прихода к власти в 2005 г. количество безработных в Германии сократилось на 50%, а нынешний уровень безработицы не дотягивает даже до скромного показателя в 4%.

Она мастерски провела страну сквозь бури и штормы финансового кризиса 2008 г. — посредством неоплачиваемых отпусков ради сохранения рабочих мест и программы выплаты премий за утилизацию старых авто, запущенной с целью поддержания автомобильной индустрии на плаву. В сфере экспорта крупнейшая экономика Европы все так же продолжает оставаться абсолютным чемпионом, а в последние месяцы наблюдается и рост доверия инвесторов к экономике Германии (как и к евро в целом). Судя по результатам соцопроса Pew Research Center, 86% немцев уверены — их экономика чувствует себя превосходно.

Вместе с тем у Меркель есть возможность дополнительно укрепить авторитет в сфере экономики. Своим процветанием Германия по большей части обязана бывшему конкуренту Меркель — социал-демократу Герхарду Шрёдеру, в рамках программы «Повестка дня-2010» запустившему пакет реформ рынка труда.

Примечательно, что реформаторские усилия Шрёдера явно не пришлись по душе его электорату, а по мнению некоторых экспертов, даже способствовали его политической отставке.

Меркель удалось реализовать замыслы Шрёдера в несколько облегченном варианте, что и обеспечило рост экономики страны. Однако за все время пребывания при власти она практически не заложила основ, гарантирующих такой же рост и в будущем. Но шанс еще есть — и для этого потребуются инвестиции в сферу образования и объекты инфраструктуры.

В ходе предвыборной кампании Меркель решительно заявляла о приоритетности планов по развитию цифровой экономики, и эти слова звучали резким контрастом с ее же высказываниями об интернете как о неизведанной территории, датированными 2013 г.

Ей следует четко определиться и с планами по повышению возрастного ценза для выхода на пенсию до 70 лет. Подобная пилюля может оказаться слишком горькой, ведь Меркель на теледебатах с социал-демократом Мартином Шульцем отвергла такое предложение. Но немцам в любом случае придется трудиться дольше ради того, чтобы неуклонно стареющее общество имело возможность и в будущем наслаждаться всеми благами щедрой системы социального обеспечения.

Меркель регулярно признают самой авторитетной женщиной планеты. Ее обожают за умение отстаивать интересы в компании альфа-самцов, доминирующей на мировой арене, а ставшее брендом имя канцлера обеспечивает в целом благоприятное мнение о Германии во всем мире. Четвертый срок Меркель следует посвятить анализу потенциальных последствий ее политики для будущего страны: у нее есть все шансы на сохранение незапятнанной репутации — как в самой Германии, так и за ее пределами.

Foreign Affairs, 24.10. 2017 г. © Council on Foreign Relations // Tribune News Services.

Судха ДЭВИД-УИЛП,
Эксперт по международным отношениям, замдиректора берлинского отделения
Фонда Маршалла «Германия—США», директор международных программ Ассоциации бывших членов конгресса США USAFMC (2003—2011 гг.)

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Порошенко встретился с Меркель в Брюсселе

Скоординировали дальнейшее продвижение инициативы по размещению миротворческой...

Эксперт: в Германии повысилась роль...

Ангела Меркель по-прежнему наиболее влиятельный немецкий политик

В Украине и Германии одновременно проходят обыски по...

Прямо сейчас на территории Украины проходит более 10 обысков, столько же — в Германии

Меркель готова к новым выборам в ФРГ

Канцлер ФРГ заявила о готовности к переговорам со всеми партиями, включая...

Политики Германии хором заявили о начале конца «эры...

Меркель призывают уйти в отставку, но она продолжит «нести ответственность за...

Загрузка...

Против НАТО: зачем Европе «военный шенген»?

13 ноября стало известно, что министры 23 стран Евросоюза подписали декларацию о...

Восточная Европа отправляется домой

Тема трудовой миграции — одна из серьезнейших для Европы и жизненно важная для...

Когда страсть похожа на кризис

Несмотря на то, что и польская пресса, и некоторые представители польского политикума...

«Украинцы — наши братья. Об этом нельзя забывать»

Отношения с Киевом для Варшавы очень важны, но сейчас у Польши нет партнера в Украине....

Конец нашей дружбы?

Глава польского МИД Витольд Ващиковский анонсировал создание черного списка...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка