Решительная борьба с призраком

№45(841) 10—16 ноября 2017 г. 09 Ноября 2017 3.5

Ловцы покемонов были задержаны ловцами революционеров

4 ноября в московском спортивном комплексе «Лужники» состоялся митинг-концерт «Россия объединяет», посвященный Дню народного единства, который наряду со Днем Победы является главным государственным праздником современной России.

Официальным организатором торжественного мероприятия выступила Общественная палата России (структура, призванная обеспечивать взаимодействие власти и гражданского общества). Но если не считать краткого обращения секретаря Общественной палаты Валерия Фадеева, повторившего привычные тезисы о необходимости сплотиться перед лицом агрессивного Запада, на митинге не было других политических выступлений (правда, несколько слов о решительной борьбе с внешними врагами сказал известный актер Василий Лановой).

Ни президент, ни глава правительства, ни председатель Государственной думы, ни даже мэр Москвы (Московская общественная палата также принимала участие в организации митинга) не обратились к собравшимся в Лужниках гражданам (их, согласно данным МВД, было около 130 тыс.) ни лично, ни письменно, ни при помощи видеосвязи.

Таким образом государственное руководство РФ ясно дало понять, что оно хотело бы воздержаться от демонстрации политической активности даже в моменты народного ликования по поводу российского единства и величия. А президент России воспользовался праздничной датой, чтобы вновь продемонстрировать свои добрые намерения и стремление к международному сотрудничеству.

День народного единства оставили без политики

Было бы ошибкой считать, что подобное стремление власти дистанцироваться от массовых мероприятий вызвано тем, что День народного единства носит несколько искусственный характер и (согласно социологическим опросам) рассматривается большинством российских граждан скорее как дополнительный выходной, а не подлинный праздник.

Безусловно, эта дата представляет важность прежде всего для РПЦ, которая празднует 4 ноября День Казанской иконы Божией Матери. Почитанию этой иконы Московский патриархат придает особое значение, потому РПЦ на протяжении долгого времени просила сделать этот день выходным (вместо 7 ноября).

Однако учреждение в 2005 г. нового государственного праздника было вызвано не только желанием сделать приятное патриархии. Тогда, в начале второго срока Владимира Путина, начала формироваться новая государственная идеология, в рамках которой 1990-е расценивались как годы социального хаоса и национального унижения.

Соответственно новая эпоха, начавшаяся со вступлением на пост президента Владимира Путина, связывалась с восстановлением социальной стабильности и возвращением государственного величия. Поэтому День народного единства должен был символизировать не только преодоление Смуты в XVII в. (кстати, в этот день в 1612-м в Москве еще только начались переговоры о сдаче осажденного в Кремле польско-литовского гарнизона), но и окончание нового Смутного времени.

То, что этот праздник теперь лишился всякого политического содержания, говорит только о том, что российской власти не нужны массовые политические мероприятия, в том числе и призванные продемонстрировать общественное доверие и народную любовь. Власть не желает, чтобы даже полностью лояльные по отношению к ней силы занимались публичной политикой, и не хочет подавать нежелательный пример.

Поэтому в то время, как российское граждане, пришедшие отметить государственный праздник, слушали Филиппа Киркорова, Полину Гагарину, Дениса Майданова и других звезд российской эстрады, Владимир Путин награждал иностранных граждан, которые внесли вклад в укрепление мира и международного взаимопонимания, Орденом Дружбы. Интересно, что в этом году все шесть награжденных представляли страны, у которых нет стратегических проблем в отношениях с западным сообществом (хотя, как Сербия и Турция, они могут жаловаться на предвзятое отношение со стороны США и Евросоюза).

При этом Путин не упустил возможности подчеркнуть влияние России в балканских странах. Двое награжденных — министр труда и социального обеспечения Республики Словения Аня Копач-Мрак и Томислав Николич, до мая этого года президент Сербии, представляли республики бывшей Югославии. Но в списке награжденных нельзя усмотреть ни малейшего намека на стремление продолжать конфликт с Западом или на наличие имперских амбиций.

Лауреатом президентской премии за вклад в укрепление единства российской нации, которая вручается в День народного единства, стал в этом году Вячеслав Михайлов, в 1995—2000 гг. министр по делам национальностей и федеративным отношениям. Как известно, Вячеслав Александрович, который закончил Львовский университет и в 1970-е гг. работал во Львовском обкоме КПУ, а в середине 1980-х был секретарем Луганского обкома, — убежденный сторонник присоединения Крыма к России. Но российская власть неоднократно заявляла, что не собирается отказываться от этого шага.

Такой отказ российской власти от публичной политики делает совершенно излишним (и даже вредным) проект, связанный с участием Ксении Собчак в предстоящих президентских выборах. Возможно, она все же будет зарегистрирована в качестве кандидата, чтобы выступить с громкими заявлениями (подобно ее недавнему обещанию приступить в сотрудничестве с Украиной к урегулированию «крымской проблемы»), отражающими позицию «системных либералов» (т. е. либерального по своим взглядам крыла околовластного окружения). Но главным соперником Владимира Путина все-таки будет назначен лидер КПРФ Геннадий Зюганов, объявивший о своем выдвижении 7 ноября.

Революция не состоялась

Перемены в политической стратегии власти, которая до недавнего времени не возражала против сохранения публичной политики (при условии, разумеется, что активность политсил не направлена против главы государства), вызывают два вопроса.

Означает ли это, что верх в окружении Путина вновь взяла «силовая группировка», намеренная поддерживать стабильность в стране при помощи административных и репрессивных методов?

Насколько связано укрепление позиций «силовой группировки» с продолжающимся в США расследованием российского вмешательства в американскую избирательную кампанию? Как известно, не так давно в ходе этого расследования уже прозвучали громкие заявления. Так, сенатор-демократ от штата Орегон Рон Уайден назвал действующую российскую власть «фашистским режимом». Показательно, что МИД РФ, ранее столь бурно реагировавший на подобные выпады, теперь оставляет без внимания подавляющее большинство таких высказываний.

Но самое главное, что по итогам этого расследования могут быть сделаны крайне жесткие выводы, сулящие многим крупным российским собственникам серьезные неприятности (они могут последовать после доклада, который должны не позже 2 февраля предоставить на рассмотрение конгресса министерство финансов, государственный департамент и директор национальной разведки).

Вполне возможно, что власть хотела бы заранее нивелировать любые политические инструменты, которыми могли бы воспользоваться крупные российские предприниматели, пострадавшие от действий американского правительства, чтобы шантажировать власть, пытаясь получить компенсацию за замороженные или конфискованные в западных странах активы.

Если это так, то усиление силовиков (точнее говоря, группы, связанной с руководством ФСБ) и находящегося с ними в альянсе Игоря Сечина может иметь долговременный характер. В таком случае противники этой группы (в том числе «системные либералы») могут оказаться в серьезной опасности, а потому в скором времени от них следует ожидать ответных действий.

Пока же руководство ФСБ (установившее при помощи группы силовиков, ориентирующейся на Игоря Сечина, контроль за руководством министерства внутренних дел), как представляется, пытается убедить власть, что ей угрожает новая волна уличной протестной активности.

Только этим можно объяснить стремление силовых структур придать значимость выступлениям бежавшего во Францию оппозиционера Вячеслава Мальцева, который на протяжении нескольких лет предрекал, что к осени 2017 г. правящий режим настолько ослабеет, что его можно будет свергнуть при помощи уличных акций. Нужно заметить, что Мальцев никогда не пользовался сколько-нибудь серьезной массовой известностью, а поддерживают его главным образом умеренные националисты, не имеющие собственной организационной структуры.

В общем, в эти дни на просторы России попытался выйти призрак очередной революции. Причем еще больший, чем призрак, бродивший некогда по Европе. Тем не менее правоохранительные органы это бродяжничество пресекли на корню, сделав вид, что существует реальная угроза того, что выступления Мальцева, призвавшего начать 5 ноября новую революцию, вызовут массовый отклик.

Накануне 5 ноября были арестованы около 100 человек, связанных с умеренным крылом националистического движения (многие из них вообще не имеют отношения к Мальцеву). А в воскресенье в крупных городах России были задержаны не только немногочисленные участники протестных выступлений, но и случайные прохожие, которые явно потребовались для того, чтобы показать масштаб предотвращенной угрозы.

Несколько задержанных в центре Москвы студентов, которые раньше никогда даже не слышали о Мальцеве, пожаловались журналистам, дескать, сотрудники полиции долго уговаривали их признаться, что они не просто гуляли, а шли в протестном марше по призыву оппозиционера.

Все это, конечно, могло бы вызвать улыбку, если бы многим задержанным 5 ноября (МВД сообщило, что было задержано более 300 человек) не предстояло теперь провести несколько суток под административным арестом, а тем, кто считается сообщником Мальцева, не грозило обвинение в организации террористической группы.

Вполне возможно, что вслед за Мальцевым силовики обнаружат других, столь же неожиданных лидеров, с которыми будет развернута столь же беспощадная борьба. Скорее всего, «силовая группировка» будет и дальше пытаться убедить государственное руководство, что в сложившейся обстановке только она может быть опорой верховной власти.

Регионы проявляют беспокойство

Однако, судя по всему, власть все-таки придерживается несколько иного мнения.

Косвенным подтверждением этому, по всей видимости, является указ президента, который он внес на рассмотрение Госдумы.

В соответствии с новым законопроектом только Росгвардия будет обладать полномочиями по обеспечению безопасности глав регионов. В условиях, когда региональные управления ФСБ ведут нескончаемую борьбу с местной властью за возможность контролировать бюджетные потоки и наиболее привлекательные отрасли экономики, это может серьезно укрепить позиции губернаторов. Виктор Золотов пользуется большой свободой действий и ориентируется исключительно на Владимира Путина. Поэтому он не станет играть на стороне тех, кто пытается контролировать представителей региональной власти, угрожая им обвинениями в коррупции.

Видимо, Владимир Путин рассчитывает, что губернаторы смогут эффективнее, чем силовики, предотвратить появление протестного движения. Тем более что в современной России большую часть протестных акций вызывают социальные проблемы, а не политические требования.

В начале ноября Центр экономических и политических реформ опубликовал доклад, в котором утверждается, что в третьем квартале 2017 г. общее число протестных выступлений в стране выросло с начала года почти на 60%. При этом количество случаев задержек и невыплат зарплат за этот период увеличилось более чем в три раза.

С точки зрения протестной активности лидерами в третьем квартале 2017 г. стали Ростовская обл. и Краснодарский край. За ними следуют Свердловская и Новосибирская обл. Заметим, что столицами трех из четырех наиболее протестных регионов являются города с населением, превышающим миллион человек. Таким образом, если нынешние тенденции сохранятся (а финансовое положение регионов в обозримом будущем останется крайне тяжелым), протестное движение может резко увеличиться по масштабам, если в него окажутся вовлечены жители мегаполисов.

Чтобы не допустить этого, власть вынуждена будет — хотя бы на региональном уровне — использовать политические механизмы, позволяющие направлять социальный протест в безопасное русло. Но, как показывает предыдущий опыт, удержать публичную политику на региональном уровне, заблокировав обращение политических сил к общенациональным вопросам, крайне сложно. Это значит, что даже если президентские выборы удастся провести без каких-либо политических потрясений, вскоре после окончания кампании власти вновь придется возвращаться к политической деятельности в публичном пространстве.

И чем дольше силовики будут запугивать власть, заставляя ее отказаться от использования политических механизмов, тем больше вероятность того, что неизбежное возвращение к публичной политике произойдет под давлением снизу. Но в таком случае власти придется иметь дело с партнерами и противниками более жесткими и менее приятными, чем Ксения Собчак.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Против НАТО: зачем Европе «военный шенген»?

13 ноября стало известно, что министры 23 стран Евросоюза подписали декларацию о...

Восточная Европа отправляется домой

Тема трудовой миграции — одна из серьезнейших для Европы и жизненно важная для...

Когда страсть похожа на кризис

Несмотря на то, что и польская пресса, и некоторые представители польского политикума...

«Украинцы — наши братья. Об этом нельзя забывать»

Отношения с Киевом для Варшавы очень важны, но сейчас у Польши нет партнера в Украине....

Конец нашей дружбы?

Глава польского МИД Витольд Ващиковский анонсировал создание черного списка...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка