Тайвань и ежовые рукавицы Пекина: перспективы взаимоотношений

№25(824) 23 -- 29 июня 2017 г. 21 Июня 2017 0

Президент Цай вынуждена балансировать: необходимо не разъярить Пекин и не разгневать тайваньских избирателей

Натянутость в отношениях Пекина и Тайбэя заметна еще с 2016 г., с момента избрания президентом Тайваня Цай Инвэнь, главы правящей Демократической прогрессивной партии, отвергающей политику «одного Китая».

Прошло несколько месяцев после прихода Цай к власти, а Пекин уже заморозил все двусторонние переговоры с Тайбэем. Ее телефонный звонок президенту США Дональду Трампу через месяц после выборов лишь накалил ситуацию. Пекин в итоге предупредил американских чиновников о нежелательности общения с тайваньским президентом.

Сегодня отношениям «Китай—Тайвань» предстоит еще одна непростая проверка: руководство Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) раздумывает над тем, приглашать ли Тайвань в мае* в Женеву — на ежегодную Всемирную ассамблею здравоохранения (ВАЗ). Под давлением со стороны Пекина ВОЗ вполне может отказаться от этой затеи, особенно если Тайвань и далее не будет играть по правилам КНР: т. е. поедет на ВАЗ без официального признания политики «одного Китая».

Впрочем, противостояние не исчерпывается лишь вопросом участия в ассамблее. С момента избрания Цай Пекин использует все международные конференции для проверки статуса Тайваня. В прошлом году КНР едва не заблокировала участие Тайбэя в ВАЗ, а в сентябре так надавила на ИКАО (международную организацию гражданской авиации), что та отменила ранее выданное Тайваню приглашение на проходящую раз в 3 года ассамблею ИКАО.

Упомянутые международные конференции важны для Тайваня, ведь участие в них позволяет этой территории обрести некое подобие международного статуса — даже несмотря на то, что Тайбэй, как правило, присутствует там лишь в качестве наблюдателя.

Но, как бы то ни было, все более частое участие Тайваня в различных мероприятиях международного уровня, в особенности в ассамблее ВАЗ с 2009 г. (благодаря усилиям экс-президента Тайваня Ма Инцзю, укреплявшего связи с Китаем), — это признак потепления в отношениях Пекина и Тайбэя.

История отношений Тайвань—ВОЗ

В 1971 г. Пекин сменил Тайбэй в ВОЗ, а с 1997 г. Тайвань неустанно предпринимает безуспешные попытки восстановить членство в организации. В 2004 г. в результате скандала, разразившегося в связи с возмутительным отношением КНР к эпидемии атипичной пневмонии 2003 г. (на начальной стадии Пекин даже пытался подвергать цензуре сообщения в СМИ о вспышке заболеваемости), международное сообщество дружно потребовало вернуть Тайваню право участия в глобальных инициативах в сфере здравоохранения. На Тайване было зарегистрировано свыше 300 случаев атипичной пневмонии, более трех десятков летальных исходов: мрачная цифра могла оказаться и выше, учитывая изначальный отказ Пекина от признания самого факта эпидемии.

В итоге в мае 2009 г. Тайбэй получает приглашение на ВАЗ в качестве наблюдателя — но только после нормализации отношений с Китаем благодаря усилиям, предпринятым Ма в 2008 г. При этом статус Тайваня на тот момент оказался даже ниже, чем у «негосударственных наблюдателей», таких как Ватикан и Палестина. На ассамблее 2009 г. тайваньского министра здравоохранения именовали «министром здравоохранения китайского Тайбэя». Так в ВОЗ поступали и на всех последующих ассамблеях, вплоть до 2016 г., когда пост президента завоевала Цай.

Обычно Тайвань получал ежегодное приглашение от ВАЗ еще в начале апреля, но в 2016 г. оргкомитет явно не спешил с отправкой. Прошло несколько недель, а приглашение все никак не поступало. Тогда и начали циркулировать слухи о том, что Тайвань, скорее всего, вообще его не получит. Якобы Пекин, усмотрев в риторике Цай антикитайский настрой, попытался заблокировать присутствие представителей будущего правительства на ВАЗ: дело в том, что президент Ма должен был передать дела своей преемнице 20 мая, всего за несколько дней до ассамблеи.

Слухи об организованном китайцами бойкоте так и остались слухами, а официальное приглашение из секретариата ВОЗ пришло в Тайбэй 6 мая — менее чем за 3 недели до церемонии открытия ассамблеи, назначенной на 23 мая.

Но назвать это приглашение полноценным было сложно. В нем шла речь о том, что Тайвань может участвовать — при согласии с «резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 2758 (XXVI), резолюцией ВОЗ 25.1, а также закрепленным в них принципом политики «одного Китая». В тексте предыдущих 7 приглашений подобных заявлений не было.

Как реагировать? Вопрос об этом стал настоящей политической головной болью для Тайбэя. Не стоит забывать: именно в это время завершался финальный двухнедельный этап передачи дел: по логике, реагировать должен был экс-президент Ма, но СМИ все внимание уделяли Цай, а реакция политиков на приглашение оказалась прямо противоположной.

Предприняв совершенно неожиданный, но весьма мудрый ход, Тайбей уже через 3 дня подготовил два разных официальных ответа. В формальном послании правительства Ма содержались заверения в соблюдении обязательств, предусмотренных так называемым консенсусом 1992 года, — политическим фундаментом политики «одного Китая». В то же время в письме присутствовали традиционные и ожидаемые оговорки относительно того, что Тайвань придерживается несколько иной интерпретации упомянутой политики (подразумевалось, что в Тайбэе правительством «одного Китая» считают правительство тайваньской Китайской Республики).

Цай, как и ожидалось, резко осудила выставленное условием участия в ВАЗ признание «одного Китая». Как бы то ни было, но выбранная стратегия оказалась успешной: Тайвань вновь пустили на ВАЗ — как «китайский Тайбэй».

А вот в текущем году ситуация выглядит более сложной. У Цай уже нет готового подставить плечо Ма, и президент вынуждена балансировать: необходимо не разъярить Пекин и не разгневать тайваньских избирателей.

Дилемма Цай

Наиболее вероятный сценарий выглядит так: скорее всего, Тайвань получит приглашение на ВАЗ, но вновь все с тем же условием — принятие резолюций ООН и ВАЗ.

Естественно, Пекин может и надавить на ВАЗ, чтобы ассамблея вообще не выдавала приглашения, но подобный шаг будет выглядеть откровенно враждебным и способен спровоцировать прямую конфронтацию между соседями по Тайваньскому проливу.

У Цай при этом может возникнуть желание выступить более жестко против Пекина ради повышения рейтинга на родине. В итоге КНР лишится определенной возможности маневра в вопросе отношений с Тайванем, а вся ситуация перерастет в дипломатические стычки.

Так как же президенту Цай следует реагировать на происходящее?

Вполне возможно, у нее есть стремление сохранить за Тайбэем место в ВАЗ, но Цай в ходе предвыборной кампании обещала не идти на компромисс в вопросе исповедуемой Пекином политики «одного Китая».

В арсенале президента Цай три варианта: осудить принцип «одного Китая» и отказаться от признания данной политики, выбрать подход Ма — «один Китай, но разные интерпретации этого понятия» или же предложить принципиально новую трактовку положений «консенсуса 1992», документа, закрепляющего суть концепции «одного Китая», но в весьма смутной и необязательной для соблюдения формулировке.

Первые две опции несостоятельны в политическом плане: вариант №1 явно вызовет гнев Пекин, а №2 спровоцирует недовольство избирателей Цай. Следовательно, у тайваньского президента остается лишь третий вариант: но, к сожалению, ранее она его уже тестировала без особого успеха.

В прошлом году во время инаугурационного выступления Цай избегала прямых упоминаний о «консенсусе 1992», говоря об этом «историческом событии» как о «признании» или «понимании».

В Пекине подобную двусмысленность сочли попыткой подрыва принципа «одного Китая». Представительство КНР в Тайване не медлило с публикацией соответствующего заявления, озвучив недовольство Пекина словами президента.

«Цай не выдвинула никаких конкретных предложений по обеспечению мирного и стабильного улучшения взаимоотношений, — отмечалось в заявлении. — Власти Тайваня обязаны дать исчерпывающий ответ, предложив конкретные решения по всем важным вопросам, которые выдержали бы проверку временем и историей».

Если говорить о дальнейших перспективах Тайваня, выглядят они достаточно мрачно. Если Тайбэй утратит членство в ВАЗ, скорее всего, в будущем он лишится перспектив на участие в работе и других международных организаций, в которые так хочет вступить (например, Интерпол или Рамочная конвенция ООН об изменении климата).

Хуже всего иное: утрата места на ассамблее ВАЗ может лишь дополнительно осложнить взаимоотношения Пекина и Тайбэя. В декабре 2016 г. (скорее всего по причинам финансового характера) связи с Тайванем разорвало островное государство Сан-Томе и Принсипи: в итоге у Тайбэя остался лишь 21 союзник.

Многих из этих союзников (это особенно актуально для стран Латинской Америки, в которые Китай в последние годы активно вливает инвестиции) Пекин легко способен переманить на свою сторону.

Трампу наверняка не доставляет удовольствия наблюдать за ростом экономического влияния Китая на заднем дворе США, но и желание оказывать Тайваню помощь в укреплении связей с союзниками в Латинской Америке у него может исчезнуть — особенно если американский президент перестанет воспринимать остров как разменную фишку на своем столе переговоров.

Цай регулярно обещает сохранить статус-кво в отношениях с соседом, но сегодня ее способность выполнить данное обещание вызывает сомнения. Возможно, ей это и удастся, если ее правительство в ближайшие недели сумеет выступить с новой трактовкой принципа «одного Китая», существенно более приемлемой, чем положения «консенсуса 1992». Впрочем, вероятность именно такого сценария выглядит достаточно невысокой.

P. S. Делегация министерства здравоохранения и социального обеспечения Тайваня вернулась из Женевы в начале июня. Но на очередную Всемирную ассамблею здравоохранения ее не пригласили. В КНР приветствовали это решение. Пекин сделал ход в своей игре с Тайванем. Теперь очередь за Тайбэем.

* Статья опубликована в Foreign Affairs 14 апреля 2017 г. © Council on Foreign Relations// Tribune News Services.

Чарльз ЧЭНЬ,
экономист, научный сотрудник Центра тайваньских исследований Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета, бывший пресс-секретарь офиса президента Тайваня

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Южная Корея и Китай договорились о мирном пути...

Главы Южной Кореи и Китая Мун Чжэ Ин и Си Цзиньпин согласились на мирное...

Вывести Украину на правильный путь

Современное социально-политическое и экономическое развитие Украины характеризует...

Каждому молодому китайцу — образование

За последнюю пятилетку китайские вузы дополнительно приняли 370 тыс. абитуриентов из...

Пекин поддерживает строительство нового района...

Сюнъань — план тысячелетия, государственное дело и наследие для потомков

Объем рынка услуг почтовой связи Китая занял 20% от...

В июне впервые в Сиане доставку осуществил БПЛА  

В «праздник шопинга» экспресс-доставки в Китае побьют...

Грядет 11 ноября — «черная пятница» скидок для онлайн-покупок 

Загрузка...

Когда страсть похожа на кризис

Несмотря на то, что и польская пресса, и некоторые представители польского политикума...

«Украинцы — наши братья. Об этом нельзя забывать»

Отношения с Киевом для Варшавы очень важны, но сейчас у Польши нет партнера в Украине....

Конец нашей дружбы?

Глава польского МИД Витольд Ващиковский анонсировал создание черного списка...

Универсальный повод

Король Салман мотивировал репрессии тем, что часть высокопоставленных чиновников...

Парадокс узбекского террора: в стране мир, за ее...

Узбекские сторонники джихада полностью утратили связь со своей страной, и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка