Урок Мосула

17 Июля 2017 1 4.8

Фото войны в иракском Мосуле

Похоже, иракская армия, американцы и их союзники сумели все-таки после девяти месяцев ожесточенного штурма освободить от игиловцев крупнейший на севере Ирака город Мосул (по-арабски – Эль-Мусиль). Победа досталась дорогой ценой: погибли десятки тысяч военных и мирных жителей, древний город, богатый памятниками архитектуры и культуры, лежит в руинах. Происходит гуманитарная катастрофа, масштабы которой еще только предстоит оценить и осознать.

Только полные дилетанты в военном деле могут недоумевать и возмущаться по поводу того, что американская коалиция так долго, так мучительно тяжело и с такими ужасными материальными и человеческими издержками воевала за Мосул. С другой стороны, нельзя не поражаться авантюризму и невежеству предыдущего военно-политического руководства США, ежели оно и впрямь рассчитывало взять миллионный и хорошо укрепленный боевиками город всего лишь за месяц, победно завершив эту операцию к выборам 2016 г., сделав этим подарок Хиллари Клинтон.

Боевые действия в городской местности (англоязычная аббревиатура MOUT – Military Operations on Urban Terrain) считаются едва ли не самым сложным видом общевойскового боя, более сложным, чем даже, скажем, бой в горах или в лесу. Это обусловлено целым рядом обстоятельств. В городе сложно пересеченная местность, которую составляют рукотворные, т. н. антропогенные формы рельефа. Поле боя в городе не двухмерное, а трехмерное – причем третье измерение не только вверх, с координатами «плюс» (многоэтажная застройка), но и вниз, с координатами «минус» (разветвленная и запутанная сеть подземных помещений и коммуникаций). Нечто подобное, но только выраженное слабее, имеет место лишь при сражениях в горах.

В городе ограничен визуальный обзор, с проблемами работает армейская связь (а также средства радиотехнической разведки и радиоэлектронной борьбы), что вкупе с другими факторами обусловливает затруднения в управлении войсками. Городской бой нивелирует превосходство регулярных войск над всякого рода повстанцами и городскими партизанами-«герильерос» в организации, в вооружении и техническом оснащении, в боевой подготовке. Зато сильна мотивация последних!

В незнакомом городе сложно ориентироваться даже в мирной обстановке, а что говорить про обстановку боевую, да еще при масштабных разрушениях! Любая мелочь способна затруднить и задержать продвижение войск. Классический пример дала «Пражская весна» 1968 г., когда местные жители сбивали с толку советских солдат лишь тем, что снимали или меняли местами улично-домовые указатели.

Даже с использованием в городе разведывательных «дронов» могут возникать проблемы – из-за непредсказуемо меняющих направление порывов ветра на улицах. 

Трудно воевать против неприятеля, хорошо знающего свой город, способного, используя дворы-закоулки и подземные коммуникации, совершать неожиданные и стремительные маневры – при том, что, в целом, маневр в городе весьма затруднен.

В городе гораздо легче обороняться, чем наступать, так что, по современным представлениям, для успешного наступления в городе требуется создать чуть ли не шестикратное численное превосходство над противником в силах и средствах!

Наконец, в городских условиях крайне ограничено применение артиллерии и авиации. И дело не только в соображениях общегуманитарного характера – чтобы не допустить массовых потерь среди мирного населения. И отнюдь не только в том проблема, что отсутствие в хаосе уличных боев четко выраженной линии фронта, близкое соприкосновение воюющих сторон, резкая смена оперативной обстановки повышают вероятность «дружественного огня». Артиллерийский огонь в городе малоэффективен с точки зрения уничтожения живой силы противника – она может укрыться в подвалах и других прочных сооружениях, – зато ведет к разрушениям и завалам, а они-то как раз не на руку именно наступающим! Кроме того, от взрывов взметаются ввысь и долго висят в воздухе тучи мелкодисперсной пыли – что еще более ограничивает видимость, усложняет наблюдение и управление войсками.

По всей видимости, американцы, в свойственной им манере утюжа неприятеля «умными» бомбами и ракетами, настолько разрушили несчастный город, что в нем сделалось крайне затруднительно продвигаться вперед, особенно – бронетехнике. И это, надо полагать, дополнительно затянуло битву за Мосул.

Есть среди военных специалистов такое мнение, что теория городского боя относится к числу наименее развитых вопросов военной науки, что, собственно говоря, отсутствует цельное представление о том, как правильно воевать в крупном городе, в мегаполисе. И получается, что каждый новый крупный вооруженный конфликт – вроде войны на Донбассе или сражений за Алеппо и Мосул – вскрывает отставание военной теории от потребностей практики, ее неадекватность быстро меняющимся в наше время реалиям городской среды. Ведь совершенно очевидно, что современный город – это не Кенигсберг или Берлин образца 1945 г., отчего, скажем, изучаемый в академиях успешный опыт быстрого взятия указанных городов советскими войсками не может быть столь же успешно повторен сегодня.

Относительная неразвитость теории боевых действий в городе тем более удивительна, что глобальный процесс урбанизации объективно повышает значение городского боя. Наземные войны будущего (дай-то бог, конечно, чтобы их было как можно меньше, но войны при существующем сегодня мироустройстве практически неминуемы, никуда от этого не денешься!) – это будут, в первую голову, войны за крупные города, там будет решаться судьба войн. И если еще принять во внимание сегодняшние войны информационные, пропагандистские, в которых противники всячески стремятся изобличить друг друга в глазах мировой общественности, то военным крайне необходимо научиться брать крупные города предельно аккуратно, без массового истребления населения, уничтожения культурных и прочих ценностей.

Взять таким способом ни Алеппо, ни Мосул не получилось. Эти города и их жители пережили страшнейшую катастрофу. Причем заметим, что Алеппо и Мосул хоть и являются крупными городами с населением порядка 2 млн. человек, но это – типичные города Третьего мира, не имеющие крупной тяжелой промышленности, это города скорее торгово-ремесленные, чем индустриальные, города с куда менее развитой и сложной инфраструктурой, чем у полисов европейских и постсоветских.

Отсюда вытекает важный урок Мосула для нас. Трудно представить себе, в какое безумие вылились бы полномасштабные уличные бои в Донецке и всей его густонаселенной промышленной агломерации, с ее-то каменноугольными шахтами, металлургическими и коксохимическими заводами, с многочисленными объектами, на которых в огромных количествах скопились разного рода опасные вещества.


Загрузка...

Путин с Трампом сделали совместное заявление по Сирии

Президенты США и России договорились о продолжении совместных усилий по борьбе с...

Теракт в Сирии: погибли несколько десятков беженцев

В лагере для беженцев в городе Дейр-эз-Зор в Сирии погибло не менее 75 человек, еще 140...

Территория Ирака почти освобождена от ИГИЛ

Сил безопасности Ирака при поддержке международной коалиции освободили почти всю...

Загрузка...

Когда страсть похожа на кризис

Несмотря на то, что и польская пресса, и некоторые представители польского политикума...

«Украинцы — наши братья. Об этом нельзя забывать»

Отношения с Киевом для Варшавы очень важны, но сейчас у Польши нет партнера в Украине....

Конец нашей дружбы?

Глава польского МИД Витольд Ващиковский анонсировал создание черного списка...

Универсальный повод

Король Салман мотивировал репрессии тем, что часть высокопоставленных чиновников...

Парадокс узбекского террора: в стране мир, за ее...

Узбекские сторонники джихада полностью утратили связь со своей страной, и...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
алена аленина
19 Июля 2017, алена аленина

люди, которые могут извлекать важные уроки, не начали бы войну в своей стране и не разжтгали бы националистические взгляды. так что на знания из важных уроков расчитывать не приходится

- 6 +

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка