Урок Мосула

17 Июля 2017 1 4.8

Фото войны в иракском Мосуле

Похоже, иракская армия, американцы и их союзники сумели все-таки после девяти месяцев ожесточенного штурма освободить от игиловцев крупнейший на севере Ирака город Мосул (по-арабски – Эль-Мусиль). Победа досталась дорогой ценой: погибли десятки тысяч военных и мирных жителей, древний город, богатый памятниками архитектуры и культуры, лежит в руинах. Происходит гуманитарная катастрофа, масштабы которой еще только предстоит оценить и осознать.

Только полные дилетанты в военном деле могут недоумевать и возмущаться по поводу того, что американская коалиция так долго, так мучительно тяжело и с такими ужасными материальными и человеческими издержками воевала за Мосул. С другой стороны, нельзя не поражаться авантюризму и невежеству предыдущего военно-политического руководства США, ежели оно и впрямь рассчитывало взять миллионный и хорошо укрепленный боевиками город всего лишь за месяц, победно завершив эту операцию к выборам 2016 г., сделав этим подарок Хиллари Клинтон.

Боевые действия в городской местности (англоязычная аббревиатура MOUT – Military Operations on Urban Terrain) считаются едва ли не самым сложным видом общевойскового боя, более сложным, чем даже, скажем, бой в горах или в лесу. Это обусловлено целым рядом обстоятельств. В городе сложно пересеченная местность, которую составляют рукотворные, т. н. антропогенные формы рельефа. Поле боя в городе не двухмерное, а трехмерное – причем третье измерение не только вверх, с координатами «плюс» (многоэтажная застройка), но и вниз, с координатами «минус» (разветвленная и запутанная сеть подземных помещений и коммуникаций). Нечто подобное, но только выраженное слабее, имеет место лишь при сражениях в горах.

В городе ограничен визуальный обзор, с проблемами работает армейская связь (а также средства радиотехнической разведки и радиоэлектронной борьбы), что вкупе с другими факторами обусловливает затруднения в управлении войсками. Городской бой нивелирует превосходство регулярных войск над всякого рода повстанцами и городскими партизанами-«герильерос» в организации, в вооружении и техническом оснащении, в боевой подготовке. Зато сильна мотивация последних!

В незнакомом городе сложно ориентироваться даже в мирной обстановке, а что говорить про обстановку боевую, да еще при масштабных разрушениях! Любая мелочь способна затруднить и задержать продвижение войск. Классический пример дала «Пражская весна» 1968 г., когда местные жители сбивали с толку советских солдат лишь тем, что снимали или меняли местами улично-домовые указатели.

Даже с использованием в городе разведывательных «дронов» могут возникать проблемы – из-за непредсказуемо меняющих направление порывов ветра на улицах. 

Трудно воевать против неприятеля, хорошо знающего свой город, способного, используя дворы-закоулки и подземные коммуникации, совершать неожиданные и стремительные маневры – при том, что, в целом, маневр в городе весьма затруднен.

В городе гораздо легче обороняться, чем наступать, так что, по современным представлениям, для успешного наступления в городе требуется создать чуть ли не шестикратное численное превосходство над противником в силах и средствах!

Наконец, в городских условиях крайне ограничено применение артиллерии и авиации. И дело не только в соображениях общегуманитарного характера – чтобы не допустить массовых потерь среди мирного населения. И отнюдь не только в том проблема, что отсутствие в хаосе уличных боев четко выраженной линии фронта, близкое соприкосновение воюющих сторон, резкая смена оперативной обстановки повышают вероятность «дружественного огня». Артиллерийский огонь в городе малоэффективен с точки зрения уничтожения живой силы противника – она может укрыться в подвалах и других прочных сооружениях, – зато ведет к разрушениям и завалам, а они-то как раз не на руку именно наступающим! Кроме того, от взрывов взметаются ввысь и долго висят в воздухе тучи мелкодисперсной пыли – что еще более ограничивает видимость, усложняет наблюдение и управление войсками.

По всей видимости, американцы, в свойственной им манере утюжа неприятеля «умными» бомбами и ракетами, настолько разрушили несчастный город, что в нем сделалось крайне затруднительно продвигаться вперед, особенно – бронетехнике. И это, надо полагать, дополнительно затянуло битву за Мосул.

Есть среди военных специалистов такое мнение, что теория городского боя относится к числу наименее развитых вопросов военной науки, что, собственно говоря, отсутствует цельное представление о том, как правильно воевать в крупном городе, в мегаполисе. И получается, что каждый новый крупный вооруженный конфликт – вроде войны на Донбассе или сражений за Алеппо и Мосул – вскрывает отставание военной теории от потребностей практики, ее неадекватность быстро меняющимся в наше время реалиям городской среды. Ведь совершенно очевидно, что современный город – это не Кенигсберг или Берлин образца 1945 г., отчего, скажем, изучаемый в академиях успешный опыт быстрого взятия указанных городов советскими войсками не может быть столь же успешно повторен сегодня.

Относительная неразвитость теории боевых действий в городе тем более удивительна, что глобальный процесс урбанизации объективно повышает значение городского боя. Наземные войны будущего (дай-то бог, конечно, чтобы их было как можно меньше, но войны при существующем сегодня мироустройстве практически неминуемы, никуда от этого не денешься!) – это будут, в первую голову, войны за крупные города, там будет решаться судьба войн. И если еще принять во внимание сегодняшние войны информационные, пропагандистские, в которых противники всячески стремятся изобличить друг друга в глазах мировой общественности, то военным крайне необходимо научиться брать крупные города предельно аккуратно, без массового истребления населения, уничтожения культурных и прочих ценностей.

Взять таким способом ни Алеппо, ни Мосул не получилось. Эти города и их жители пережили страшнейшую катастрофу. Причем заметим, что Алеппо и Мосул хоть и являются крупными городами с населением порядка 2 млн. человек, но это – типичные города Третьего мира, не имеющие крупной тяжелой промышленности, это города скорее торгово-ремесленные, чем индустриальные, города с куда менее развитой и сложной инфраструктурой, чем у полисов европейских и постсоветских.

Отсюда вытекает важный урок Мосула для нас. Трудно представить себе, в какое безумие вылились бы полномасштабные уличные бои в Донецке и всей его густонаселенной промышленной агломерации, с ее-то каменноугольными шахтами, металлургическими и коксохимическими заводами, с многочисленными объектами, на которых в огромных количествах скопились разного рода опасные вещества.


Загрузка...
Загрузка...

Генассамблея в отсутствие звезд

Речь Дональда Трампа на Генассамблее ООН — топовая тема мировых СМИ

Новые альянсы Турции: зачем дружить с былыми...

Небывалая активность Анкары в отношениях с двумя историческими соперниками —...

Интрига с миротворцами может кончиться скоро

На минувшей неделе активно развивался сюжет с возможными миротворцами на Донбассе

Украинцам показали, как живется датчанам среди немцев

В ходе рабочего визита Андрей Парубий провел встречу с маршалком сената (верхней...

Мьянма: АТО или геноцид?

Мировые СМИ переполнены сообщениями об организованных актах насилия,...

Санкции - не пора ли научиться их сворачивать?

В конце августа американские власти ввели очередную порцию санкций в отношении...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
алена аленина
19 Июля 2017, алена аленина

люди, которые могут извлекать важные уроки, не начали бы войну в своей стране и не разжтгали бы националистические взгляды. так что на знания из важных уроков расчитывать не приходится

- 6 +

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка