Джеффри Пайетт:«Мы не имеем права отдыхать в августе»

№31(781) 5 — 11 августа 2016 г. 04 Августа 2016 1.3

  • Джеффри Пайетт

    Джеффри Пайетт, фото №1

    Джеффри Пайетт

  • Даниэль Байер

    Даниэль Байер, фото №2

    Даниэль Байер

ОБСЕ

Фото 1 из 2

29 июля в региональном медиацентре госдепартамента США в Брюсселе состоялся телефонный пресс-брифинг с участием двух американских дипломатов — Джеффри Пайетта и Даниэля Байера. Находящиеся в Вене послы поделились с представителями европейских СМИ впечатлениями от проходившего в Вене 28 июля заседания постоянного совета ОБСЕ, где активно обсуждалась тема украинского кризиса, и отмечалось, что накал насилия на востоке нашей страны достиг масштабов, сопоставимых с событиями лета 2015 года. Режим прекращения огня не работает, планы по отводу войск от линии соприкосновения буксуют, считают дипломаты. В брифинге принял участие корреспондент «2000».

МОДЕРАТОР: На связи Вена, где находятся два авторитетных дипломата — посол США в Украине Джеффри Пайетт и постоянный представитель США в ОБСЕ Даниэль Байер. Они проинформируют нас о ситуации в Украине.

БАЙЕР: Вчера у нас состоялась встреча постоянного совета с участием посла Мартина Сайдика (он возглавляет трехстороннюю контактную группу — в ее состав входит ОБСЕ в роли посредника, а также Россия и Украина). В ее рамках в Минске на протяжении многих месяцев действуют рабочие группы. Присутствовал на встрече и посол Апакан — глава специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине.

Оба дипломата высказали солидарное мнение о важности восстановления режима прекращения огня — как первого шага на пути к дальнейшему прогрессу в деле достижения дипломатического или политического решения.

На мой взгляд, в зале, где присутствовала и наша делегация и остальные 56 постоянных представителей, царила атмосфера понимания того, что в последние недели ситуация радикально ухудшилась. Мы фиксируем жертвы в невиданных вот уже год масштабах. И первым нашим шагом в этом вопросе стали переговоры по плану отвода сторон, предусматривающему отвод в нескольких горячих точках, расположенных на линии соприкосновения.

К сожалению, усилия по достижению соглашения по плану отвода, предпринятые на этой неделе в Минске, оказались бесплодными. Посол Сайдик (совместно с послом Апаканом) сообщил о намерении предпринять очередную попытку по продвижению плана отвода войск на следующей неделе.

На мой взгляд, мы стали четче понимать один момент: мы хотим, чтобы слова соответствовали действиям. Вчера РФ вновь заявляла о том, что хочет отвода. Россияне даже попросили СММ проводить больше времени на обеих сторонах линии соприкосновения.

Однако, в реальности мы наблюдаем совершенно иную картину. Мы видим непрерывные поставки оружия и боевиков. Мы фиксируем непрекращающиеся провокации, направленные на продолжение конфликта. Мы наблюдаем за постоянным созданием препятствий работе СММ и ее наблюдателей. Мы видим, как продолжают сбивать БПЛА миссии СММ после того, как они фиксируют российское тяжелое вооружение в тех местах, где его не должно быть.

А потому многие — очень многие — государства-участники постоянного совета вчера попытались донести до РФ: настало время для того, чтобы слова России соответствовали ее действиям, настало время для реализации плана отвода. Этот план — лишь первый шаг на пути к реальному прекращению огня. Кроме того, необходим мониторинг на границе. И все эти моменты — это необходимые предпосылки для дальнейшего развития дипломатического и политического процесса.

ПАЙЕТТ: Для начала позвольте мне выразить удовлетворение от поездки в Вену. Для меня этот визит отчасти стал возможностью высказать признательность послам Апакану и Сайдику. На мой взгляд, ОБСЕ не получает заслуженной благодарности за мужественную и жизненно необходимую роль, которую организация играет в Украине. Действия ОБСЕ спасают жизни людей на протяжении двух с половиной лет.

Кроме того, я получил возможность присутствовать на одном из заседаний постоянного совета — так сказать, для того, чтобы оценить градус дискуссии и сопоставить его с каждодневной реальностью, в которой я живу. Скажу так — меня особенно воодушевило чрезвычайно решительное заявление ЕС и слова многих наших европейских партнеров о значимости действий России, а также совершенно однозначные мнение относительно того, что возможность ослабления санкций напрямую будет связана с полнотой выполнения Россией Минских соглашений.

Меня также порадовала очевидная нацеленность собравшихся на решение вопроса о доступе наблюдателей ОБСЕ на объекты в Восточной Украине. Даже простое прочтение отчетов СММ все чаще дает понять: данная проблема существует практически лишь на той стороне линии соприкосновения, которая контролируется сепаратистами и россиянами. Там зафиксировано почти 90% отказа в доступе наблюдателей.

Кроме того, послы Апакан и Сайдик однозначно высказались за необходимость решения данного вопроса, в том числе касательно доступа ОБСЕ к официально признанным границам. На данный момент миссия по сути не имеет к ним доступа, за исключением двух отдельных пунктов. И обеспечение такого доступа к границе — в рамках восстановления полного контроля Украины над своими международными границами — это фундаментальная основа для полного воплощения в жизнь условий Минских соглашений.

Помимо уже упомянутых заявлений послов Апакана и Сайдика об ухудшении военной обстановки, было озвучено и наше беспокойство в связи с продолжающимся присутствием войск и техники российского происхождения на украинской территории. На наш взгляд, одним из объяснений причин тревожного всплеска насилия и увеличения количества человеческих жертв, наблюдаемого нами в последние недели, стало появление некоторых новых видов вооружений.

«УКРАЇНСЬКИЙ ТИЖДЕНЬ»: Вопрос для обоих послов. Какова, на ваш взгляд, вероятность введения вооруженной миссии ОБСЕ — вооруженной полицейской миссии — в оккупированных районах Донбасса, расположенных вдоль границы и вдоль линии соприкосновения? Обсуждается ли такой вариант?

БАЙЕР: Как я уже упоминал, в данный момент все внимание сосредоточено на восстановлении режима прекращения огня — стабильного и постоянного прекращения, поскольку это необходимое предварительное условие для всего остального.

Вполне очевидно, что в Вене и в других местах многие из нас особое внимание уделяют одной из частей Минских соглашений, а именно: обязательству проведения свободных и честных выборов в соответствии с международными стандартами и под наблюдением ОБСЕ и БДИПЧ. Эти местные выборы должны пройти в районах Донбасса, контролируемых в настоящее время российскими сепаратистами.

Я думаю, как только на линии соприкосновения будет установлено стабильное прекращение огня, возникнет необходимость обсудить, какие именно последующие подвижки в сфере безопасности необходимы для проведения свободных и честных выборов. И следует предельно четко заявить: у СММ — нынешней мониторинговой миссии — есть определенный мандат. Это гражданская мониторинговая миссия, а ее наблюдатели безоружны. Она должна выполнять свои задачи. И как только будет восстановлен стабильный режим прекращения огня, мы приступим к оценке того, какие инструменты можно и нужно задействовать. Вполне очевидно, что одним из таких часто обсуждаемых рядом людей инструментов является полицейская миссия или присутствие сил безопасности в том или ином виде. Может, она будет необходима.

Однако СММ и далее будет оставаться гражданской безоружной миссией. И, на мой взгляд, этот важный момент не следует забывать.

ARD (ГЕРМАНИЯ): Послы упомянули о разнице между заявлениями и действиями российской стороны. Но меня интересует такой вопрос: а как обстоят дела у украинской стороны? В каком состоянии переговоры об автономии, каков их текущий статус? По-моему, существует и другая точка зрения, которую озвучивают люди с оккупированных территорий. Каковая ситуация в этом вопросе?

И еще, стали ли для вас — тех, кто ведет очень непростые и жесткие переговоры, — бременем заявления господина Трампа? Он ведь не просто никому не известное частное лицо, и, насколько я понимаю, он намеревается признать аннексию Крыма.

ПАЙЕТТ: Вы правы, и ваш вопрос правомерен, поскольку Украина обязана выполнять определенные обязательства, предусмотренные Минскими соглашениями. Но есть элементарный факт: Украина выполняет подавляющую часть своих обязательств. А президент Порошенко в последние несколько дней и публично, и в частном порядке подтвердил готовность к выполнению этих обязательств.

Украина приняла закон об амнистии, закон о поправках в Конституцию прошел первое чтение. Украина приняла закон об особом статусе. В то же время вполне очевидно, что Россия своих обязательств не выполняет: войска и техника не выведены, режим прекращения огня не установлен, не освобождены все заложники.

А украинская позиция (и США ее поддерживают) такова: как отметил посол Байер, наиболее приоритетной задачей остается восстановление режима прекращения огня. Как только эта задача будет решена, мы надеемся на то, что процесс реализации других моментов, предусмотренных Минскими соглашениями, будет осуществляться шаг за шагом. Именно о таком подходе говорят канцлер Германии Ангела Меркель и президент Олланд.

И я хочу добавить, что США прилагают максимум усилий для оказания поддержки нашим союзникам, входящим в состав Нормандской группы. Более того, этот вопрос на текущей неделе стал темой для обсуждения во время беседы президента Обамы и канцлера Меркель. И то, что сразу вслед за телефонным разговором между Берлином и Белым домом состоялась телефонная беседа канцлера Меркель и президента Порошенко, — это вовсе не совпадение.

Иными словами, мы тесно сотрудничаем с нашими союзниками по киевскому вопросу, и я знаю, что эта тема обсуждалась и в Вене.

БАЙЕР: Прошу прощения за то, что слишком подробно не могу обсуждать ваш второй вопрос, но я считаю его важным. Вполне очевидно, что люди внимательно следят за нашей избирательной кампанией, а американские выборы всегда красочное и забавное зрелище. Но, на мой взгляд, крайне важно помнить: на самом деле американская внешняя политика в отношении безопасности Европы оставалась поразительно последовательной на протяжении многих десятилетий пребывания у власти и демократических, и республиканских администраций.

Неизменным оставалось и наше непоколебимое обязательство перед НАТО — играть роль основы безопасности в европейском пространстве, что предусмотренно международным правом.

Неизменной, на мой взгляд, остается и непреходящая заинтересованность (как американцев, так и граждан остальных стран) в существовании основанной на соблюдении правил системы. Речь идет об уважении к принципу территориальной целостности и отказа от силового пересмотра границ: эти принципы останутся приоритетными для всех последующих президентов. А потому, на мой взгляд, важно, чтобы люди не забывали о долгой истории соблюдения нами своих обязательств в отношении европейской безопасности и понимали, что они будут соблюдаться и далее.

HUFFINGTON POST GREECE (ГРЕЦИЯ): Вопрос к послу Пайетту. Учитывая, что скоро вы станете новым послом США в Греции, я попросил бы вас прокомментировать возможные последствия попытки переворота в Турции для греко-турецких отношений...

ПАЙЕТТ: Спасибо за вопрос. Я с нетерпением жду нашей встречи после того, как прибуду в Афины и займу пост посла США в Греции. На текущий момент я остаюсь послом в Украине, а потому надеюсь, что вы простите меня, если я пропущу ваш вопрос. Скажу лишь одно по поводу моего переезда, который состоится через несколько недель. Поразительно, что я переезжаю в государство, являющееся родиной демократии, из Украины — страны, граждане которой на протяжении двух последних лет так доблестно утверждают свою демократию и одновременно являются частью более широкого европейского сообщества. И в процессе переезда мне хотелось бы обдумать один момент — подлинно удивительную историю, в которой мне довелось жить и наблюдать за ней на протяжении трех лет: украинцы идут на невероятные жертвы в борьбе за европейские ценности и европейские институты, мощные и чрезвычайно привлекательные. На мой взгляд, размышлять об этом следует в контексте более широкой дискуссии о европейских институтах. Нам следует помнить о том, насколько привлекательным выглядит то, что может предложить Европа для очень крупной страны с населением в 45 миллионов человек, расположенной в самом ее центре.

DIGI 24 (РУМЫНИЯ): Румынию очень беспокоит вопрос безопасности Черноморского региона. Хотелось бы услышать вашу оценку текущей ситуации. Кроме того, хочется знать, как обстоят дела с безопасностью в других регионах Украины. Мы видим самые разные репортажи об определенных событиях, например, на западе этой страны. Помимо этого, Румынию интересует и юг Украины, такие города, как Одесса.

ПАЙЕТТ: Прежде всего я должен отметить, что Румыния была и остается хорошим партнером. Прошлые выходные я провел в Одессе, где проходили организованные совместно Украиной и США военно-морские учения. Румыния также играла там весьма заметную роль, а в порту стояло ваше судно. Несколько румынских офицеров прибыли на прием, который я проводил воскресным вечером.

Нас тоже весьма интересуют вопросы безопасности Черноморского региона. И это часть программы очень масштабных учений Sea Breeze — мы все принимали в них участие. Их главная задача состоит в налаживании взаимодействия и оперативной совместимости. В ходе нынешних учений возникали некоторые очень сложные аспекты, непривычно сложные, в том числе — высадка десанта в непосредственной близости от бывшей территории Румынии в Бессарабии. Еще одной задачей учения является укрепление потенциала Украины, особенно в свете незаконной оккупации и аннексии Крыма, а также всех последующих событий.

Таков наш подход. И я — от имени США — говорю о том, что мы сохраним совершенно определенное и четкое отношение к незаконности действий России в Крыму.

Что же касается остальных регионов Украины — я знаю, в это сложно поверить, читая заголовки репортажей, вполне объяснимо сфокусированных лишь на том, что происходит на Донбассе. Но я хочу донести следующую информацию о других регионах Украины: весьма поразительно, насколько нормальна и успешна остальная Украина. Экономика растет, предприятия открываются заново. Украинцев переполняет чувство решимости, а я общался со многими из них в Одессе, Харькове, Киеве, Львове. Их собранность, их готовность идти навстречу европейским институтам, перенимать европейские стандарты, их заинтересованность в реализации давно назревшей задачи реформирования своего государства (в том числе и в сфере борьбы с коррупцией), стремление создать привлекательный инвестиционный климат — все это движет страну вперед. И за два с половиной года стало ясно: что бы Россия ни предприняла на Донбассе (или что бы она ни могла предпринять), ей не удастся вынудить Украину отказаться от европейского выбора.

Миссия ОБСЕ изучает осколки: они из старого оружия или нет?, УНИАН

УНН (УКРАИНА): Сейчас мы видим, что Россия не выполняет своих обязательств. Может, вам следует ужесточить санкции против РФ?

БАЙЕР: Насколько я понимаю, вы говорите о том, что Россия не выполняет взятые на себя обязательства, и вас интересует, что еще можно сделать. Во-первых, важно проанализировать минувшие события и оценить, насколько скоординированно и дружно ведут себя все партнеры (не только США и ЕС), давая понять России, что мы намерены создавать для РФ стимулы, которые подталкивали бы ее к тому, чтобы делать то, что она обещает. К примеру, Россия обещает реализовать положения Минских соглашений, и все наши стимулы направлены на это. Откровенно говоря, выполнение Россией своих обязательств — в интересах народа этой страны. И, конечно, в интересах народа Украины.

В данный момент мы полностью нацелены на поиск поддержки идеи отвода войск и восстановления режима прекращения огня. Как вы видите, ЕС и США недавно продолжили действие санкций. Санкции — это вовсе не то, к чему мы все стремимся, но они необходимы для того, чтобы стимулировать Кремль принимать правильные решения, которые ведут к деэскалации конфликта, установлению режима прекращения огня и к созданию предпосылок для осуществления следующих шагов, оговоренных в Минске.

Скоро август, и, на мой взгляд, крайне важно помнить, что август исторически не слишком удачный месяц. Именно поэтому важно, чтобы международное сообщество и впредь продолжало наблюдать за действиями в зоне конфликта. Не должно быть повторения уже состоявшегося обсуждения о необходимости отвода войск, установления режима прекращения огня и предотвращения ситуации, в которой гибнут люди.

Вчера делегация США на постоянном совете отметила: группа, занимающаяся в Минске вопросом отвода войск, постоянно принимает решения о переносе заседания на следующую неделю. А эта пропущенная неделя обходится унесенными жизнями, поскольку люди в зоне конфликта гибнут каждый день: не только военнослужащие, но и мирные граждане. А подлинная истина на протяжении этих двух с половиной лет, что мы с послом Пайеттом бываем на востоке и общаемся с людьми по разные стороны линии соприкосновения, остается неизменной: все эти люди говорят, что хотят лишь мира. Люди по обе стороны линии соприкосновения просто хотят мира. А потому крайне важно, чтобы все мы продолжали оказывать давление с целью возобновления действия режима прекращения огня, чтобы принести этим людям желанный мир.

ФРЕДЕРИК ЭГЕР (ЛАТВИЯ): Хотелось бы знать, есть ли у вас какой-то иной план (идеи, варианты быстрого разрешения данного конфликта), помимо Минских соглашений? Как вы только что сказали, результатом подобных региональных конфликтов часто становится косвенный ущерб и гибель мирных граждан. Как вы думаете, когда можно ожидать завершения этого конфликта? Какой вы видите дорожную карту по выходу из него — например, каковы, с вашей точки зрения, 10 приоритетных пунктов, позволяющих установить режим прекращения огня и разрешить весь этот конфликт в целом как можно скорее?

БАЙЕР: Скажу откровенно, если бы у меня было быстрое решение или панацея, я бы сегодня занимался совершенно иной работой. Наиболее болезненно для нас — всех тех, кто пытается оказать помощь в поиске политического и дипломатического решения данного конфликта на протяжении двух с половиной лет, — не только то, что этот конфликт навязан, не только то, что это навязанная извне трагедия, но и то, что такой трагедии просто не место в мире, где уже бушует множество трагедий, которые мы неспособны предотвратить.

Первоначальная горечь от такого ощущения усугубляется тем фактом, что подписанный в сентябре 2014 года Украиной и Россией Минский протокол (а до этого ставший его основой мирный план Порошенко, изложенный в мае 2014 года), имеет все необходимое для заключения прочного мира. В нем предусмотрены все нужные для этого шаги. Иными словами, нам уже двух года известно все, что следовало бы сделать.

Проблема вовсе не в необходимости решения какой-то сложной запутанной загадки. Дело вовсе не в загадке, а в наличии политической воли. Мой украинский коллега посол Прокопчук вчера в Вене завершил свое выступление цитатой слов президента Порошенко о том, что если бы Москва так же хотела мира, как и Украина, то этот конфликт уже давным-давно завершился бы. И, на мой взгляд, эта точка зрения остается верной и сегодня.

Иными словами, нам следует помнить: формула выхода из конфликта — вовсе не загадка. Мы смотрим на нее — вот уже два года подряд. Сложность в том, как заставить эту формулу работать, а также как добиться того, чтобы Кремль действительно добивался установления мира, а не занимался разжиганием конфликта.

ПАЙЕТТ: Позвольте дополнить слова посла Байера. Если рассматривать действия в зоне конфликта как определенные сигналы, подаваемые Россией (непрерывная поставка техники, топлива, вооружения), то именно они и способствуют продолжению конфликта. И именно этот процесс должны остановить Минские соглашения.

Как я уже отмечал ранее, президент Порошенко однозначно дал понять, что готов выполнять обязательства, взятые на себя в рамках Минских соглашений. Более того, в этом аспекте переговоров, проводимых трехсторонней контактной группой в Минске, достигнут немалый прогресс.

Как ни печально, в вопросах, связанных с безопасностью, такого прогресса не наблюдается. И действительно, как четко заявили послы Апакан и Сайдик вчера всем присутствовавшим в Вене, военная обстановка в зоне конфликта остается столь же тяжелой, как и летом 2015 года.

Вот почему у многих из нас вызывает серьезную обеспокоенность то, что, подавая подобные сигналы, Россия своими действиями приводит лишь к очередной эскалации конфликта вместо его завершения.

«УКРАЇНСЬКІ НОВИНИ»: Президент Путин вчера заявил о расформировании Крымского федерального округа. Означает ли это, что санкции будут расширены и применены в отношении всего Южного федерального округа, в который теперь включен Крым?

ПАЙЕТТ: С точки зрения США, это решение российского правительства не имеет никакого значения. Мы не признаем противозаконной аннексии Крыма, и наше отношение не изменится от того, что кто-то другой станет губернатором Севастополя. Не изменит нашего отношения и пересмотр границ какой-либо области или территории. Все очень просто: Крым по закону является частью Украины. Такова политика США. И прошлой осенью вице-президент Байден четко дал понять Верховной Раде, что политика США в этом вопросе не изменится.

БАЙЕР: По-моему, важно и то, что это не только позиция США, как говорил посол Пайетт. Как вам известно, резолюция Генассамблеи ООН, принятая после попытки аннексии Крыма Россией, четко определяет, что согласно международному праву, Крым — это Украина. Так было до российской попытки аннексии, так есть и после нее. И то, на какие ухищрения готов пойти Кремль ради перекраивания карт, не имеет никакого значения в данном вопросе.

Важно, на мой взгляд, то замечание, которое мы озвучили в ответ на слова присутствовавших в Вене российских представителей, заговоривших о желании принимать участие в дискуссии о европейской безопасности: любая дискуссия о будущем европейской безопасности будет начинаться с Крыма. Мы просто обязаны начать ее с обсуждения попытки России провести силовой пересмотр границ в XXI веке.

Я не знаю, что именно стоит за решением (в их представлении) о включении Крыма в другой округ Российской Федерации. Вероятно, они пытаются скрыть от российских налогоплательщиков огромные расходы, связанные с этим противозаконным деянием. Возможно, они преследуют какие-то иные цели. Но в любом случае перекраивание ими карт не изменит точку зрения международного права или мнение подавляющего большинства представителей международного сообщества, осуждающих аннексию.

ПАЙЕТТ: В моем представлении, самым важным итогом этих двухдневных переговоров в Вене стало понимание того, что мы не можем расслабляться. А поскольку успешность нашей дипломатии — это именно тот инструмент, который, как мы надеемся, поможет прекратить ужасные, чудовищные страдания людей на востоке Украины, мы не имеем права отдыхать в августе.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

В борьбе обретешь ты имя свое?

Как вы считаете смогут ли жители Кузнецовска сделать то, чего не сумели добиться...

Идут болельщики — салют Златану!

В Стокгольме рядом со стадионом «Френдс Арена» будет установлен памятник...

Троллейбус прощения

Исполком Тернопольского городского совета принял решение, что в течение трех дней...

Сидеть дешевле

 Как вы думаете, если бы в нашей стране наказывали нерадивых депутатов, то что бы они...

Упаковочку агрессора, пожалуйста

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект, в котором предлагается ввести...

Она так старалась, так старалась, но...

Львовский окружной административный суд удовлетворил иск к Министерству внутренних...

Рыбчинский негодует, Жирков сокрушается, а театр идет...

Апологеты «Украины для украинцев» таким образом зондируют общественное мнение...

Мне досталась дурная слава?

Как вы считаете, если дорожная полиция все-таки будет создана, приобретет ли она такую...

This is the Ukrzaliznytsya

Министр инфраструктуры Владимир Омелян сообщил, что в скором времени все названия...

Не в силах насолить соседу — покарай своих

4 октября профильный комитет парламента рекомендовал ВР принять проект постановления...

Голосуйте! Сажать не будут!

О местном референдуме свободно говорят самые высокопоставленные чиновники. Как вы...

Казус Савченко

Около 1000 заключенных, освобожденных по «закону Савченко», уже совершили новые...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка