Гелетей о боях в судах, мукачевских «корнях» и «неродном» Дурдинце

№43 (435) 24 - 29 октября 2008 г. 24 Октября 2008 0

С судами история, конечно, мутная.

Все уже окончательно запутались: какой суд расформирован, какой восстановлен, кто «истинный», а кто «самозванец», какая инстанция президентским указом реорганизована, а какая ликвидирована и что бы все это в итоге значило?

А тут еще — что ни день, то новости «с фронтов»: рукопашная в вестибюлях и коридорах то судебных зданий, то Центризбиркома.

Но в ЦИКе потасовки, конечно, сподручней: коридоры шире, вестибюль просторнее. И получается — более массово, оттого и эффектней.

С Луценко не разговаривают

Который день страна, прильнув к телевизорам, созерцает действо, переживает.

Одни — за депутатов из БЮТ (которые блокируют коридоры-вестибюли). Другие — за ВАЛЕРИЯ ГЕЛЕТЕЯ и его бойцов из Управления госохраны (которые противостоят бютовцам).

Первые говорят: «Ми захищаємо ЦВК, суди від безладу».

И вторые тоже так говорят.

На стороне первых — МВД в лице Луценко: «Чому Гелетей заявляє, що охороняє Апеляційний суд? Суди охраняються МВС, а не УДО!»

На стороне вторых, — настаивает Гелетей, — закон и правда.

— Вот и давайте разберемся, — предложила я Валерию Викторовичу. — Что в судах делает Управление госохраны, если согласно Закону «О милиции» в этих зданиях предписано находиться сотрудникам МВД, а не УГО?

— Я возглавляю правоохранительный орган специального назначения, который действует по закону, а не по политической целесообразности. Поэтому не могу выбирать объекты — какие будем охранять, какие не будем. Есть Закон «Про державну охорону органів державної влади України та посадових осіб», принятый в 1998 году. Есть законы, есть Конституция, согласно которым мы действуем.

— Но в законе названы четыре охраняемых объекта: Рада, Кабмин, КС и Верховный Суд. Ни Окружного, ни Апелляционного в списке нет. А сыр-бор разгорелся из-за них.

— Окружной административный суд города Киева мы охраняем больше года. Точнее — год и два месяца. И раньше никаких вопросов не возникало... Я вам процитирую 9 статью Закона «Про державну охорону», где четко сказано: «Державна охорона здійснюється щодо будинків, де працюють Верховна Рада України, Президент України, Кабінет Міністрів України, Конституційний Суд України, Верховний Суд України, споруд і спеціальних транспортних засобів, що перебувають в їх користуванні, інших місць постійного і тимчасового перебування осіб, які охороняються відповідно до цього Закону, важливих державних об'єктів та прилеглих до них територій і акваторій, визначених Президентом України».

— Почему ж тогда Луценко настаивает, что «Гелетею там не место», если у вас все — по закону?

— Кроме судов первой инстанции, которые охраняет МВД, все высшие суды, а также Окружной административный суд города Киева охраняет УГО. Мы исполняем то, что предписано буквой закона. Что касается Апелляционного административного суда города Киева, там нас не было и нет.

— С министром МВД общаетесь?

— Последнее время — нет. Чего не скажешь обо всем руководстве МВД.

— А с Луценко — из-за конфликта летом? Когда он на заседании Кабмина по отношению к вам вел себя некорректно?

— Очень некорректно!

— Газеты писали, что он какую-то государственную тайну разгласил, прессе разболтал, а вы предложили за это лишить Луценко допуска к гостайнам?

— Совершенно верно. Более того, я ему сказал: «Господин министр, ваше заявление непрофессионально. И оно провокационно». По факту разглашения гостайны возбуждено уголовное дело.

— И не одно. За «пособничество» в судебных и центризбиркомовских баталиях — тоже ведь, если не ошибаюсь, дело возбудили? Причем настаиваете, что он позволял представителям БЮТ «руководить МВД». С чего вы это взяли?

— Поскольку обеспечиваю госохрану на объектах, о которых мы говорим, — зданий судов, в ЦИКе, то волей-неволей стал очевидцем и участником бурных процессов. То есть кто зачинщик, кто провокатор, кто дестабилизирует обстановку? — это мне абсолютно понятно.

Но Луценко хватает наглости обвинять меня, что, мол, мои сотрудники «с оружием в руках» творят бесчинства, препятствуют работе судов и т. д. Когда я выступал в прямом эфире по телевидению, то сказал, что готов извиниться перед всей Украиной, если хоть что-то из этих луценковских обвинений подтвердится.

Мало того, я попросил разобраться, готов предоставить все материалы работникам милиции, в частности, человеку, который сейчас является руководителем управления внутренней безопасности МВД... Я его хорошо знаю: одно время он работал в УГО телохранителем, потом перешел в охранники к Луценко, а теперь руководит таким подразделением... То есть я готов предоставить им материалы по сотрудникам Госохраны — чтоб в МВД проанализировали, убедились: провокаций с нашей стороны не было. Поскольку ни одного военнослужащего УГО в здании Апелляционного административного суда не находилось. Так что пусть Луценко извинится.

— Извинился?

— Мне его извинения не нужны. Пусть бы только не мешал и не позорил систему, где он работает. Пусть пишет заявление и уходит в отставку. Будет лучше всем.

— Вы уверяли, что бютовский депутат Писаренко звонил министру МВД, требовал прислать «Беркут»...

— Не только он. И Пилипенко, и Портнов, и некоторые другие напрямую звонят Луценко. «Юра, направляй «Беркут», потому что райотдел тебя не слушается».

— А может, они другому Юре звонят?

— Но они ж говорят: «Ты министр или не министр?! Если и «Беркут» в суд не может зайти, то зачем нам такой «Беркут?» Кому они могут это адресовать? Безусловно, Луценко! Я уверен, в ближайшее время по этим фактам он будет давать показания.

— Это ж не он бил, не он звонил, а ему.

— Зато он передал руководство министерством, спецподразделениями депутатам! Я их называю «молодчиками». То, что они творят, провоцируют, может иметь страшные, непредсказуемые последствия.

Судья в туалетной комнате

— Кто загнал судью Окружного суда г-на Келеберду, извините, в клозет, чтоб слуга Фемиды там подписывал документы? Об этом, кстати, все узнали от представителя президента в суде г-на Кирилюка. Тот так и сказал: «Решение суда незаконное. Судья подписывал не в кабинете, а в туалете». Может, преувеличил?

— Нет, все так и было. Судья Келеберда, как бы это дико ни звучало, но подписал именно в туалетной комнате решение, приостанавливающее действие президентского указа о роспуске парламента. Но не имел права этого делать, нарушил процедуру. И он прекрасно понимал: это — юрисдикция исключительно Конституционного Суда.

— Боже, над нами весь мир смеется!

— А вы считаете, что это не безобразие, когда народные депутаты находятся в кабинете судьи, блокируют работу органов власти, совершают правонарушения несмотря ни на что?

— Объясните как очевидец: зачем Келеберде надо было «передислоцироваться» в туалет, там подписать что-то незаконное, которое потом отменят, а самого судью уволят с работы, если он, образно говоря, этим самым подписанным своим судебным решением был «на стороне» БЮТ? Вы ж сказали: в его кабинете сидели бютовцы. В их пользу человек оформляет бумаги. Зачем прятаться? Зачем уединяться?

— Но, кроме депутатов БЮТ, в кабинете находился и сотрудник Секретариата Президента как представитель оппонирующей стороны. А г-н Келеберда, выйдя из туалета, передал решение бютовцам прямо в коридоре. Еще раз повторяю: независимо от того, какова суть судебного решения, судья не мог выносить заведомо неправомочный вердикт.

— Потому что «в туалете»?

— Это не главное. Главное, что такой иск — не компетенция этого суда.

— А другая сторона говорит, что «компетенция». У нас же сейчас сколько юристов — столько и мнений. Но УГО в судах присутствует в качестве охраны, а не юрисконсультов. Ваших сотрудников-то эта ситуация как коснулась? Объясните по-простому.

— В данной ситуации я говорю как человек, проработавший в Секретариате Президента руководителем Главной службы по вопросам деятельности правоохранительных органов, а теперь как руководитель силовой структуры, как генерал, в чьем подчинении несколько тысяч военнослужащих, которые в мирное время несут боевое дежурство с оружием... Так вот представьте, мы не могли своих людей покормить! Наряды не могли нормально сменяться, потому что постоянно были провокации со стороны депутатов от БЮТ и примкнувших к ним некоторых представителей «Самообороны»... Кстати, в прошлом году те же депутаты совершенно по-другому вели себя в аналогичных ситуациях — когда появился указ президента о досрочных парламентских выборах.

— Если уж заговорили о провокациях, то подобных эпизодов в Центризбиркоме было предостаточно. Так вы утверждали. Но в чем суть провокаций?

— Пытались кого-то побить, толкнуть, чтоб кто-то упал, а потом бы начались потасовки. Но мы на провокации не поддавались.

— А Ляшко показывал ногу. Говорил, что там ушибы, потому что его избили сотрудники Гелетея.

— Из него бы получился хороший помощник Спилбергу.

— Объясните.

— Знаете, как Ляшко делал «кино» в здании Центризбиркома? Выжидает, когда начнется шум, люди станут толкаться, а он снимает «картинку» на мобильный и сопровождает такими возгласами: «Ой, не бийте мене! Не бийте народних депутатів!» То есть чтобы это все в записи звучало типа его и других Госохрана «бьет»!

Но он даже не понимал, что за ним стоят наши сотрудники и снимают на видеокамеру происходящее.

— То есть ваши люди стояли за спиной Ляшко и снимали, как он снимает и кричит «не бейте»?

— Примерно так! И вот по нашей документальной записи очень легко определить, что действия Ляшко и ему подобных — банальная провокация.

В прошлом году, когда Цушко с «Беркутом» захватывал Генпрокуратуру, к сожалению, УГО тогда не все фиксировало на видео. И это дало им возможность пусть беспочвенно, но все же «на публике» обвинять нас во всех грехах. Помните, как они говорили, что Гелетей лично побил пять народных депутатов?

— Было такое.

— Нам даже пришлось по крупицам собирать видеоматериалы по телеканалам, чтобы доказать свою правоту. Они ж требовали: «Давайте Гелетея арестуем за избиение депутатов!» Теперь, чтоб неповадно было такую ахинею нести, мы делаем видеосъемку. Иначе как защититься? Народный депутат всегда имеет преимущества. А у нас нет неприкосновенности, мы — обычные люди.

— Я видала сюжет в новостях. Одна из батальных «сцен», когда вы горячо спорите с генералом Кожемякиным, депутатом от БЮТ. Помнится, еще год назад вы мне сами говорили: какой же он замечательный. Ну, что-то в этом роде. А сейчас, чувствуется, — совсем другое отношение.

— Я всегда считал, что Андрей Кожемякин — человек профессиональный, взвешенный. Но после того, как я был свидетелем, что и он в том числе провоцировал народных депутатов взломать комнату с оружием, — мое отношение к нему изменилось не в лучшую сторону.

«Под дулом»

— «Членов ЦИК вынуждают собраться на заседание под дулами автоматов», — цитирую одно из заявлений представителей БЮТ. Вы заставляли собираться Центризбирком, угрожая оружием?

— Некоторые заявления парламентариев надо воспринимать с точностью до наоборот. Могу вам процитировать письмо главы ЦИК Владимира Шаповала. Он написал президенту. Отправил заявление в СБУ, Генпрокуратуру. Его письмо есть и на мое имя.

Он пишет, что поскольку нет возможности проводить заседания членов комиссии в нормальном режиме, так как их постоянно блокируют около 50 членов БЮТ, то просит усилить количество сотрудников охраны! Понимаете? Не убрать УГО, а усилить! Депутаты ж в Центризбиркоме оставались на ночлег. Они не отходили от кабинетов членов ЦИК. И физически препятствовали их работе.

— Каким образом?

— Ну, например, поступает указание Шаповала: собраться в актовом зале. Депутаты вплотную подходят к дверям кабинетов. И никто не может оттуда выйти. Или наоборот: кто-то из сотрудников ЦИК вышел из кабинета, а его блокируют по маршруту следования — куда бы он ни направлялся! И просто не дают возможности вернуться в кабинет или войти в актовый зал. А раз кворума нет — нет и возможности провести заседание. Таким образом срывался процесс рабочих совещаний.

— Откуда ж взялись «дула автоматов»?

— А откуда взялись «300 спартанцев», о чем говорил Луценко? Якобы такие силы готовят противники премьера, чтоб «отправить в Крым для дестабилизации обстановки»? Это ж все — провокации! А что они устроили с Цурканом?..

— Цуркан — это тот судья, который внезапно слег в больницу с сердечным приступом?

— Да. Это замглавы Высшего административного суда. Заскакивают представители БЮТ к нему в кабинет. Загоняют его в угол, силой отбирают мобильные телефоны. После чего относят их в МВД, кладут на стол министру и говорят: вот, это телефоны зампреда суда, на него давит Секретариат Президента.

А Луценко же делает распечатку звонков с этих телефонов, озвучивает информацию на брифинге. Это и есть соучастие в грабеже, совершенном народными депутатами.

У Цуркана сердечный приступ, он вызывает «скорую». Его везут в больницу. Понимаете? Человек пострадал! А депутаты говорят: нет, это он специально слег на больничный, спрятался. Они все перекручивают! Точно так же — и про «дула автоматов».

— Оппоненты окрестили вас «Цушко-2». И я уж не знаю: обидно вам, памятуя прошлогодние стычки в ГПУ? Или приятно, потому как часть политиков считают, что Цушко — Герой Украины?

— Не буду говорить: обидно или не обидно, потому что на подобные высказывания не обращаю внимания. А то, что из преступления Цушко кое-кто пытался сделать героический поступок, — так это несерьезно. Где он сейчас? В бегах. А Генпрокуратура расследует дело. И, не сомневаюсь, ему придется отвечать.

— То есть все-таки «Цушком» называют в негативном смысле? За что ж на вас так взъелись бывшие ваши «помаранчевые» соратники?

— Во-первых, к политике я никакого отношения не имею, потому что не имею права согласно закону состоять в партиях, заниматься политической деятельностью. Так что политических соратников или противников у меня нет.

Во-вторых, если «взъелись» за то, что мы препятствовали им попасть в комнату, где хранится оружие, — то... А как иначе? Пятеро депутатов наносили удары работникам УГО, которые охраняли дежурную часть и оружейное помещение. Это ж надо было додуматься — пытаться взломать дверь в комнату с оружием! Ее охраняют люди с автоматами. И они не только не имеют права покинуть пост, но как военные на боевом посту обязаны его защищать. Потому что если бы, не дай Бог, этот арсенал попал в руки народных депутатов, — кровопролития не избежать.

В списках своих хватает

— О спецоперации «Круты-2» не слыхали?

— Нет.

— Краткое содержание. «Главе Секретариата Президента. Строго конфиденциально»... Источник докладывает: «Операция «Круты»: второй этап... Для создания внутренне- и внешнеполитических условий для введения прямого президентского правления в стране (чрезвычайное положения)» сделано уже то-то и то-то. Не читали? Очень впечатляет. И даже если это чья-то игра, то есть на самом деле — просто кто-то разместил в интернете придуманные «доклады», уже сработало. Политики обсуждали. Дескать, готовился «заговор». «Переворот».

— Я знаю только одно: идет целенаправленный поток вранья. Зачем? Некоторые мелкие политики понимают, что больше в пропрезидентский блок не попадут. А выборы-то близко! Вот они и стараются угодить оппонентам президента, быть у них на «подтанцовке». В данном случае я говорю о Луценко и ему подобных.

Он и такие же, как он, — «на роздоріжжі»: и ни туда, и ни сюда! И Блок Юлии Тимошенко может им сказать: извините, у нас своих в списках хватает. Поэтому из кожи лезут, чтоб показать себя лояльными к этой политической силе. И все требования, просьбы, указания — все выполняют!

Но это очень плохо. Потому что министр не занимается своими прямыми обязанностями, а только политикой. Причем грязной. И сплошной ложью! Постоянно проводит пресс-конференции и брифинги на политические темы.

— Но в истории, когда Тимошенко собиралась в Москву, а Ющенко — во Львов плюс шведский король — в Николаев, и президент отобрал у премьера самолет — тоже была «сплошная ложь»?

— Понимаете, у нас парк самолетов...

—... из пяти — исправных только три. Два Ил-62 и один Ту-134. Это уже известно. Правда, непонятно, почему нельзя починить еще два, чтоб не было таких инцидентов?

— Эта проблема не сегодняшнего дня. Она возникала и раньше. Но решали ее взвешенно. В тот день, о котором вы говорите, действительно оказалось только три самолета на ходу. Один предоставили шведскому королю. Второй предназначался для президента. Но когда выяснилось, что неисправен, то задействовали запасной. Когда летит охраняемое лицо — всегда ставятся два самолета: основной и резервный.

— Тимошенко — охраняемое лицо? Почему ж для нее не готовили второй? Учитывая, что на нее, Виктора Андреевича и короля — а все летят одновременно — в идеале требовалось бы шесть самолетов. У вас есть три. Каждому — по одному. Поровну. А если б у короля как охраняемого на территории Украины лица случилось ЧП? Тогда что? Он бы сел в самолет Ющенко, потому что а) король, б) гость, в) летит первым? Скажите, почему для премьера не готовили запасной?

— Если бы Юлия Владимировна вылетала вслед за королем, то в такой ситуации оказался бы президент... Кстати, у премьера был запасной самолет. Когда начали разбираться — это и выяснилось. А резервный для Тимошенко накануне заказывал руководитель службы премьер-министра... Но, как видите, этот второй самолет они предпочитают не афишировать.

Между прочим, самый новый самолет из всего авиапарка — тот, которому около 30 лет: с ним постоянно возникают проблемы, так как не все диспетчерские службы европейских стран разрешают ему посадку. На этом самолете еще Щербицкий летал.

«Не друг»

— Зачем вы хотите переименовать Управление госохраны в Национальную службу охраны? Вы как-то уже объясняли, но туманно. Дескать, «мы общаемся с международными службами, и они не всегда понимают, почему у нас орган спецназначения называется «управлением». А нам не нравится, когда нас из-за этого где-то унижают». Кто унижает? В чем проблема?

— Эта служба по закону подчиняется президенту, но подконтрольна — Верховной Раде.

— А если «национальная» — то не будет?

— Когда принимали закон об УГО в 1998 году, то у нас был один президент и один экс-президент, сейчас уже два экс-президента. Тогда было не больше 10 охраняемых объектов, а сейчас — около 40. Конечно, к закону нужны дополнения.

— Но мы говорим о названии.

— И в этом тоже проблема. Речь — об авторитете подразделения. В подавляющем большинстве стран, с кем мы контактируем (потому что ежегодно принимаем 100—120 официальных делегаций, которые считаются охраняемыми персонами), не понимают: почему такая важная государственная служба является «управлением»? В МВД Украины, кстати, есть свое подразделение — служба охраны. И тоже государственная.

— Вас путают?

— Нет, но иностранные коллеги думают, что если мы «управление», то кому-то подчиняемся. Им надо четко знать: самостоятельны мы или нет? Подчинены кому-то или не подчинены?

— А если в США — Госдеп? То это ж — департамент, хоть и государственный, значит — по нашей логике — подчиняется какому-то министерству, как у нас? Да и «Кабинет Министров» — «мельче», чем «Совет». «Совет» — это много, а «кабинет» — один.

— Мы — правоохранительный орган специального назначения, независимый. И логичнее, так оно напрашивается, чтоб это была Национальная служба охраны. Обратились в парламентский профильный комитет...

— По вопросам национальной безопасности и обороны?

— Депутаты в принципе нас поддержали бы, но их ведь что интересовало? Кто будет назначать руководство? Кому подчиняться? Так прямо и говорят: если Кабинету Министров — проголосуем «за». Но мы — военнослужащие и не можем подчиняться коллегиальному органу!

— Комитет возглавляет Гриценко. И это он озвучил предложение по поводу переподчинить вас Кабмину. Некогда, помнится, вы с Анатолием Степановичем были в прекрасных отношениях. А сейчас — он вам не друг?

— Я бы не сказал, что мы очень дружны. Потому что те вещи, о которых он говорил, далеко не дружелюбны.

— Как бы то ни было, но представители комитета Гриценко вообще предложили число охраняемых лиц сократить в несколько раз. Экономия государству. Тем более и Виктор Андреевич пообещал на 20% сократить армию госслужащих. Может, и правда — слишком многих вы охраняете?

— Мы не выбираем и не назначаем, кого охранять: действуем по закону. У нас нет договорных отношений. Управление госохраны финансируется исключительно из бюджета.

Почти «маршал»

— Удивительно, но некоторые из тех, кто считался прежде с вами «в дружбе», а теперь как бы и нет, — вот что о вас говорят: карьеру свою головокружительную Гелетей делает благодаря двум факторам. Первый — мукачевские корни.

— Я родился в обычном закарпатском селе, учился, поступил в школу милиции...

— И с Балогой не были знакомы?

— В Закарпатье? Да. Он там был человек очень известный. Но никаких особых личных отношений у нас не было. Сотрудничать же начали в Киеве, когда Виктор Иванович стал министром МЧС, а я работал начальником УБОПа столицы. Именно от него я получил предложение работать в Секретариате Президента.

— Спору нет, карьера блестящая. Но все равно говорят: заслуга «корней».

— В 30 лет я был первым замом в Управлении по борьбе с оргпреступностью ГУМВД в Киеве. Это — карьера? Но никто ж тогда не говорил и не думал о каких-то «корнях».

— Так и Балога в те годы не был при особой власти. Ну да ладно. Второй фактор: родственные связи с Дурдинцом. Есть?

— Я 20 лет живу в Киеве, учился в Академии МВД, женился на самой красивой девушке...

— Не поняла: она — родственница Василия Васильевича?

— Нет, конечно. У моей жены самые обычные родители. Интеллигентная семья: теща всю жизнь работала в школе, а тесть был научным работником. И о Дурдинце они раньше даже не слышали.

— Откуда ж появилась версия?

— Слухи рождаются тогда, когда хотят, допустим, повлиять на человека, «надавить». К примеру, когда я работал в УБОПе, арестовывал довольно известных людей. И каждый из них делал попытку «нажать». Но когда ничего не удавалось, то находили «объяснение»: у Гелетея, мол, есть «крыша», Дурдинец. И так далее.

А с Василием Васильевичем мы когда-то на тему «родства» поговорили, причем он мне сказал: «Я, конечно, был бы не против, чтоб такой порядочный человек, как ты, оказался моим родственником...»

— «Гелетею скоро «маршала» дадут», — это я услыхала после того, как два месяца назад вы получили звание генерал-полковника. По-моему, по меркам Советского Союза ваш чин соответствует званию начальника Генштаба. В общем, круто. Как удалось?

— Все военные понимают: есть должностной «потолок» в званиях. Если ты занимаешь должность, справляешься с обязанностями, то президент имеет право присвоить очередное звание — не выше того, которое предусмотрено в силовом ведомстве.

— После «генерал-полковника» идет «генерал армии». И это будет следующая ступень?

— Генерал-майором я был в милиции... Потом меня переаттестовали — в генерал-майора УГО. Затем я получил генерал-лейтенанта, а в этом году — генерал-полковника. И ничего удивительного: по должности — я генерал-полковник, и нет тут никаких нарушений. Кстати, все мои предшественники — руководители Госохраны — дослужились или до генерал-полковника, или до генерал-лейтенанта.

— Кроме Плюты, бывшего охранника Ющенко, которого в 2005-м назначили сюда «керувать». Уволили полковником. Вы лучше скажите, друзей после «генерал-полковника» больше стало?

— Настоящие — они с тех времен, когда я лейтенантом был, с кем задерживал жуликов и бандитов, с кем ходил на ножи и пули... У нас навсегда дружба сохранилась.

— Это вы говорите о МВД? Но Луценко разве не запретил своим подчиненным общаться с вами?

— Запретил! Даже на коллегии предупреждал, чтоб с «Гелетеем не общались»! Но я со всеми своими коллегами из МВД в прекрасных отношениях. Кроме Луценко. А он пусть почитает, можете так и написать: сейчас — после его запрета — в несколько раз больше сотрудников МВД стали мне звонить! Мы встречаемся, работаем, потому что без такого общения взаимодействие наших ведомств невозможно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

«Силы добра» забирают больше жизней украинцев, чем...

Больницы до сих пор не получили 86% лекарств по детской онкологии, оплаченных деньгами...

«России нужны не соотечественники, а гастарбайтеры»

30 июля Владимир Путин подписал закон, предусматривающий упрощенный порядок...

Андрей Ермолаев: «На грани Малой Украины»

«Донецкая региональная элита, на мой взгляд, уже осталась в истории»

Президентские бдения: Фейсбук и фейки

Ми дуже складно формулюємо думку в дописах, важко доходимо до суті. Тому нам до душі...

Леонид Кожара: «Все пять президентов добивали эту...

В Украине нет системной парламентской оппозиции. Те партии и блоки, что сидят в Раде,...

Страна пенсионного возраста

Даже если закончится война, в Украине едва ли возможен демографический взрыв

Загрузка...

Бурджанадзе: «Нынешнее правительство Грузии уже...

«Нынешнее правительство Грузии уже давно опередило Саакашвили»

Лариса Скорик: нас должно остаться 17 миллионов

«С АТО пора кончать», — эта мысль, многократно повторенная на ток-шоу и в СМИ в...

Эвакуация капитала

Украинские граждане получили безвизовый режим с ЕС, а предприниматели —...

Битвы за УБД

«Нужна страна без войны. И, кстати, без народных депутатов, которые не слышат и не...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка