Левый поворот Европы даст Украине шанс на выход из кризиса

№1(5), январь — март 2015 г. 10 Апреля 2015 4 4.9

Украина переживает сегодня период крайней политической нестабильности, которая стала одним из главных факторов вооруженного конфликта на востоке страны. В рамках же нынешней системы принципиально невозможно создание механизмов, способных обеспечить прочную стабилизацию, поскольку экономическая модель, сформировавшаяся после распада СССР, была окончательно разрушена последней волной мирового кризиса.

Украинская политическая элита, не представляющая собственного существования вне системы тотальной коррупции, не может предложить иных оснований для общественного и государственного строительства, а потому будет безуспешно пытаться запустить неработающие социальные механизмы.

Это значит, что экономический спад продолжится (и, возможно, уже в ближайшем будущем примет катастрофические масштабы), а настроения социального протеста будут постоянно нарастать. Социальным недовольством в очередной раз попытаются воспользоваться олигархические группировки, противостоящие нынешней власти, что (в случае их успеха) может привести к новому витку еще более разрушительного, чем предыдущий, политического кризиса.

Уже сегодня подавляющее большинство населения испытывает разочарование в партийных вождях и прежних идеях.

Как показал опрос, проведенный совместно Фондом «Демократические инициативы» и Центром Разумкова в декабре 2014 — марте 2015 г., за первые три месяца текущего года рейтинг доверия к президенту снизился на 11%, к парламенту — на 14%, к правительству — на 18%.

Однако ведущие политические группировки (как связанные с действующей властью, так и соперничающие с ней) всеми средствами блокируют проведение системных преобразований, подменяя их популистскими акциями (вроде закона о люстрации), не способными изменить сущность государственного устройства и остановить разрушение государства.

Силы, выступающие за проведение социальных преобразований в интересах большинства общества, пока только восстанавливаются после разгрома, который они пережили в 2000-е. Однако нет никакого сомнения в том, что у них сегодня есть реальная возможность стать влиятельными участниками политического процесса. Это ставит вопрос о первоочередных экономических и внешнеполитических требованиях социально ответственных политических сил. Для того чтобы их верно сформулировать, требуется реально оценить и настоящее, и недавнее прошлое. Чтобы выбрать путь, который ведет к самосохранению общества, необходимо прежде всего понять, как возникла нынешняя система.

На процессы, определившие базовые принципы «постсоветской» организации украинского социума, решающее влияние оказал способ получения Украиной статуса независимого государства. Это событие состоялось не в результате активных внутренних процессов (вооруженной борьбы или более мирных массовых акций гражданского сопротивления), а вследствие процессов, внешних по отношению к Украине. Государственный суверенитет Украина обрела в результате междоусобной борьбы внутри общесоюзной партийно-бюрократической элиты, в которой в конце 1980-х доминирующее положение заняли группировки, пытающиеся опереться на поддержку бывших противников СССР в глобальном противостоянии — США и их западноевропейских союзников. Это, кстати предупредило значимость благожелательного отношения американской и европейской элиты для украинской власти, которое стало для нее одним из главных источников легитимности.

Администрация Джорджа Буша-старшего, опасаясь распространения ядерного оружия, пыталась сохранить Украину в составе обновленного СССР, поэтому сперва руководство независимого украинского государства ориентировалось в большей степени на Германию. Но после того как в 1993 г. президентом стал Клинтон, Киев (вслед за Варшавой) стал активно поддерживать геополитические проекты Вашингтона в Восточной Европе. При этом американское и европейское влияние на украинский политический процесс неизменно оставалось высоким: глава государства, утративший поддержку американских и европейских лидеров, утрачивал в глазах украинской элиты право управлять страной. Это красноречиво подтверждают примеры Кучмы и Януковича.

В результате московских событий 1991 года республиканская партийная элита разорвала связь с фактически самоликвидировавшимся союзным центром и «заперлась» в пределах контролируемой ею территории.

Отсутствие общих для всего народа национальных ценностей и ориентиров позволило наиболее паразитической, непроизводительной, антипатриотичной части этой элиты занять верхние эшелоны в общественной иерархии.

Имея, вероятно, самые перспективные среди союзных республик стартовые возможности, могучую ресурсную базу, сверхвыгодное геополитическое положение, Украина под предводительством таких лидеров стремительно теряла свой потенциал.

Политические силы, наиболее активно выступающие за независимость Украины, состояли из национально-патриотических движений и традиционной советской партийной и управленческой бюрократии. Причем национал-патриотические организации, претендовавшие на роль силы, завоевавшей государственный суверенитет, возникли буквально накануне распада СССР (с антисоветским движением, существовавшим в Западной Украине в 40—50 гг., и с диссидентским движением 60—80 гг. они сохраняли идейную преемственность, но, конечно же, не могли быть связаны с ними организационно). Очевидно, что на основе подобного идеологического коктейля нельзя было выработать четкую программу дальнейшего развития общества.

Уже при Кравчуке, когда система тотальной коррупции еще только формировалась — под прикрытием национал-либеральной демагогии, стало понятно, что новая украинская элита, несмотря на свой квазипатриотизм, не собирается заниматься решением фундаментальных проблем национального развития.

Прозападная ориентация на практике выражалась не в стремлении выстроить политическую систему в соответствии с принципами политической демократии (их практическое применение в основном имело имитационный характер и использовалось главным образом для получения внешнеполитической поддержки), а желание получить внешнюю опору для формировавшейся социально-экономической системы. Чтобы заставить украинское общество смириться с новым социальным строем, требовалось продемонстрировать, что он пользуется международным признанием и не имеет реальной альтернативы.

При этом в своих сущностных чертах поведение украинской политической элиты остается неизменным. Поэтому «прозападный» курс украинской власти заключается не в переустройстве украинского государства в соответствии с ценностями Просвещения, а в превращении украинской территории в плацдарм для американских (и в меньшей степени — европейских) геополитических проектов. Внешнеполитическая поддержка, которую обеспечивает себе подобным образом украинская элита, необходима ей для того, чтобы бесконтрольно распоряжаться общенациональными ресурсами и эксплуатировать украинское общество.

По меткому замечанию известного политолога Дмитрия Выдрина, группировки украинской элиты (как экономической, так и политической) ведут себя подобно раковым клеткам, которые не участвуют в обменных процессах организма, а используют полученные вещества для хаотического распространения и неконтролируемой экспансии.

В украинском обществе так и не возникли прочные общественные институты, позволяющие контролировать деятельность элиты. По сути дела, все они (независимые профсоюзы, массовые общественные организации и политические партии, обладающие четкой идеологией, органы местного самоуправления) либо не сформированы, либо до сих пор находятся на начальных этапах организации.

Национальные патриоты вполне удовлетворились формально юридическими и фольклорно этнографическими признаками независимости. Вдобавок их идеи (одновременно и радикальные, и романтические) углубляли объективно существующий цивилизационный разлом, разделяющий Украину на западную и центрально-юго-восточную.

Предоставив национальным патриотам полную свободу действий в гуманитарной сфере, партийно-административная бюрократия и криминалитет, сросшийся с силовыми структурами, сосредоточились на захвате экономики.

Используя профессиональную беспомощность, моральную опустошенность и коррумпированность государственной власти, последние установили над ней фактический контроль, образовав стойкий конгломерат «власть — бизнес — криминал».

С тех пор и до сего времени все без исключения властные команды заняты в первую очередь сознательным созданием правовых противоречий (они необходимы как предлог для того, чтобы в случае надобности выйти за пределы правового пространства), стимулированием коррупции в органах управления и созданием ценовых диспропорций как оптимальных условий теневого перераспределения общественных благ в пользу властно-бизнес-криминальных «холдингов» (ВБК-«холдинги»).

Для овладения экономическим потенциалом использовались также схемы властного и криминального принуждения производителей покупать сырье, энергоресурсы и т. п. по фантастически завышенным ценам.

В то же время властная составляющая ВБК-«холдингов» плодила разного рода «регуляторы» — фиксированный курс доллара, квоты, лицензии и другие формы коррупционного присвоения ресурсов (коррупционной ренты). Естественным следствием подобной политики стало ускоренное разрушение отечественной экономики. Почти в два раза сократился национальный ВВП, была уничтожена значительная часть промышленного и научно-технического потенциала страны, произошла катастрофическая деградация общественного интеллекта и морали.

В частности, разделенная между криминалитетом и коррупционерами отечественная металлургия с изношенными основными фондами, потребляя свыше трети электроэнергии, угля и дорогого импортного газа, обеспечивает более 40% валютной выручки страны. Эти деньги используются для увеличения благосостояния нескольких десятков олигархов. Остальной части граждан остается уничтоженная, загрязненная окружающая среда.

Гиганты химической, нефтеперерабатывающей отраслей, энергораспределительные компании в жалком финансовом состоянии за бесценок оказались в руках новых «управленцев», которые сейчас также прекрасно себя чувствуют и финансируют политические проекты, манипулирующие массовым сознанием в интересах своих заказчиков и инвесторов.

Виктор Ющенко, пришедший на гребне «помаранчевой революции», получив власть под лозунгом «бандитам тюрьмы», утвердил порядок, при котором закон применяется выборочно. Причем в отличие от более ранней эпохи выборочное применение закона стало осуществляться практически открыто и превратилось в один из главных инструментов не только экономического, но и политического управления.

В экономике это правило применяется по принципу «кража мешка картофеля — преступление, металлургического комбината — бизнес». На время его правления выпало завершающее действие трагического спектакля по конвертации власти в собственность — земельный передел.

Судебная система, получив дополнительный стимул к собственному разложению в виде ряда антиконституционных указов главы государства и его практики выборочного реагирования на судебные решения, превратилась в аукцион по продаже заказных решений на любой вкус.

Стало обычным, когда суды по одному поводу за день выносят противоположные решения. Уже никого не удивляет, как бывшие прокуроры заработали за пару-тройку лет многомиллионные состояния.

Вся эта, без преувеличения, диверсионная по сути деятельность по отношению к собственной стране неизменно сопровождается шумной пропагандистской кампанией, рекламирующей невиданные успехи в «развитии рыночной экономики», «становлении правового государства», «привлечении иностранных инвестиций». Интересно, что стоимость рекламы (в частности, предвыборной) усилий власти по «привлечению инвестиций» сопоставима по величине с объемом самих инвестиций (если, конечно, не рассматривать в качестве иностранных инвестиций средства, выведенные украинскими олигархическими группировками из страны, а затем вновь возвращенные в Украину для модернизации подконтрольных предприятий и захвата новых экономических объектов). Отечественные и зарубежные аналитики, исследующие конкурентоспособность стран, сходятся в одном: преимущества Украины по ряду критериев, определяющих ее конкурентоспособность, нивелируются самым низким в мире качеством государственного управления.

Органически вписывается в эту систему и законодательная ветвь власти. В процессе криминализации политико-экономических отношений украинский парламент стал органом «крышевания» преступного бизнеса и законодательного обеспечения интересов отдельных кланов.

Так называемая «политическая реформа» 2005 г. привела к тому, что ВБК-«холдинги», превратив партии в собственные политические департаменты, предложили гражданам выбор исключительно из себя. При этом обогатили мировую практику примерами создания больших парламентских политических партий без идеологии.

Фундаментальный мировоззренческий принцип новой украинской «элиты» — «после нас хоть потоп». Оглядываясь на нашу недавнюю историю, видим, что для захвата экономики государства понадобилось поставить ее на грань полного развала на полтора десятилетия. Для активных участников этого процесса — нынешних «лидеров нации» и «борцов за народное благосостояние» — такая стратегия оказалась вполне приемлемой.

По своим идейным, этическим и интеллектуальным характеристикам отечественная «элита» является классическим люмпеном. Высочайшей добродетелью считается умение украсть, продуктивная работа не в почете, единственным источником благосостояния является верность руководителям ВБК-«холдингов».

Такое мировосприятие изо всех сил пытаются навязать настоящей элите (творческой, культурной, духовной, научной, инженерно-технической) и народу в целом.

Для маскировки процессов невиданного по масштабам грабежа народа олигархия активно эксплуатирует собственную монополию на средства массовой информации. С их помощью людей убеждают в том, что политический выбор, по сути дела, сводится к поддержке одной из олигархических группировок.

Установив минимальную зарплату ниже прожиточного минимума, властный криминал стимулирует «низовую» преступность. Он же стимулирует коррупционное разложение управленческого аппарата на всех уровнях госуправления.

Украинский опыт в мировой истории во многом уникален. Трудно найти пример столь быстрого разрушения научного и промышленного потенциала страны, которое было бы санкционировано национальной элитой (и было бы следствием политики, проводимой в ее интересах) и не сопровождалось бы активным сопротивлением общества.

В Украине власть — в классическом европейском понимании слова (с делением на законодательную, исполнительную и судебную) — сегодня отсутствует. Власть не является арбитром между социальными группами, не является консолидирующей силой этих групп. Она не является консолидирующей силой и регионов посредством формирования общих целей и национальной стратегии государственного планирования. Все ее ветви действуют исключительно в интересах небольшой группы лиц, которые имеют отношение к перераспределению национального богатства в условиях отсутствия какого-либо контроля со стороны общества.

Сращение власти, бизнеса и криминала обрело масштаб национальной катастрофы, составляет самую большую реальную угрозу национальной безопасности и ставит под сомнение будущее Украины как цивилизованного и демократического государства. В таких условиях капитал накапливает энергию не созидания, а уничтожения, а власть ориентирует граждан не на творческую, созидательную деятельность, а ведет в сторону антисоциальных проявлений, искажает ценностные ориентиры.

Свержение режима Януковича ознаменовало начало новой фазы деградации украинской социально-политической системы. Основой экономической жизни становится «кредитофагия», поглощение олигархией финансовых ресурсов, как внутренних, так и полученных благодаря внешним заимствованиям, которое не ведет (и не может привести) ни к созданию новых производственных мощностей, ни к модернизации уже имеющихся. Существующая экономическая модель доказала свою неэффективность, поэтому вкладывать в нее средства (ни свои, ни чужие) украинская олигархия не позволит. Финансовые ресурсы будут тратиться на бессмысленные с экономической точки зрения проекты, главная цель которых будет состоять в создании юридического и информационного прикрытия для фактического разграбления средств.

В таких условиях финансовая помощь Украине превращается в инструмент укрепления олигархического господства, которое неизбежно завершится коллапсом экономики и разрушением социума.

Описанная картина вряд ли может внушать оптимизм относительно будущего страны. Самое трагичное в этой ситуации — что планка чувствительности у людей в условиях сплошной демагогии поднялась настолько высоко, что они перестали реагировать даже на неслыханные факты тотального разграбления национального достояния, которое продолжается и в условиях вооруженного конфликта, спровоцированного прежде всего разрушительным курсом украинской политической элиты.

Украинское общество, так и не дождавшееся значимых социальных перемен после падения режима Януковича, все больше охватывает ощущение безысходности, что вполне объяснимо. Откуда же может возникнуть оптимизм, если каждый гражданин Украины знает, что все крупнейшие парламентские партии и их «раскрученные» политики — выразители интересов не народа, а большого бизнеса, и в то же время он обреченно убежден, что иначе и быть не может, что альтернативы этому нет.

Однако есть примеры, в частности из европейской истории, когда политико-криминальную вакханалию удавалось остановить и вернуть общество в русло цивилизованного развития. При этом политические силы и политические лидеры, которым это удавалось успешно сделать, опирались на здоровые общественные силы.

Понятие «здоровые силы общества» для многих — предмет насмешек как ничего не означающий пропагандистский штамп, оставшийся от советских времен. На самом деле такие силы существуют реально.

Здоровые силы общества — это те общественные структуры, которые, создавая общественное богатство, не участвуют в коррупционном его перераспределении (не получают т. н. коррупционной ренты), не имеют доступа к механизмам такого перераспределения и вправе требовать надлежащего уважения к продуктивной работе и ограничения своеволия криминализованной власти. Согласно общепринятой классификации, это левые общественные силы (в отличие от правых, отстаивающих интересы политических или экономических элит).

В Украине достаточно много левых общественных сил разного уровня организованности. Это территориальные общины, профсоюзы, трудовые коллективы и общественные организации, а также отдельные социально активные граждане, являющиеся нравственными лидерами общества. Однако в нынешней ситуации они не могут оказывать реального влияния на курс власти из-за отсутствия у них необходимых для этого информационных, правовых и политических механизмов.

Особое место среди них занимают профсоюзы как организованная в общенациональном масштабе сила, объединяющая людей труда. Существуют действенные рычаги заставить власть считаться с организованным рабочим движением. История ХХ и начала ХХI столетия дает такие примеры.

Однако нет никакого сомнения в том, что украинская политическая элита сделает все возможное, чтобы не допустить формирования организованного рабочего движения, которое представляет собой силу, способную не только добиться улучшения положения наемных работников, но и решить задачи, представляющие важность для всего общества.

Поэтому европейские левые партии должны оказать содействие в давлении на украинскую власть, заставив ее смириться с возникновением в стране действенных независимых профсоюзов (при наличии правовых и политических условий они могут возникнуть на основе ряда действующих профсоюзных организаций, неподконтрольных работодателям). Независимые профсоюзы должны получить функции контроля не только в экономической, но и в политической и социальной сферах.

Одновременно необходимо создать институты общественного контроля за действиями власти, главной целью которых станет разделение бизнеса и управленческих функций государства.

Очевидно, что формирование таких институтов также окажется невозможным, если на украинскую политическую элиту не будет оказываться давление со стороны западных общественно-политических сил.

Пока, несмотря на все обещания, которые раздавали представители нынешней власти во время своего противостояния с окружением Януковича, в Украине власть и крупный капитал не разделяются, а все больше сливаются.

При отсутствии действенного общественного контроля власть и бизнес не могут быть партнерами (разве что на ниве коррупции!), это антагонисты, которые должны контролировать друг друга, направлять в русло общественно полезной активности.

Вот почему только при активном участии профсоюзов и общественных организаций можно выстроить действенные механизмы контроля за всеми крупными субъектами хозяйствования. Особенно за теми, которые принадлежат нынешним высшим госчиновникам, депутатам парламента или связаны с ними.

Игры наших политиков с временной или постоянной «передачей в управление» своих прав на крупную производственную или финансовую собственность — фикция, в которую не верят ни сами политики, ни народ. В это свято верят только силовые структуры, призванные бороться с коррупцией во власти.

В вопросе прекращения криминального накопления украинской элитой собственности и финансового ресурса обществу придется столкнуться с монолитом власти. Активно сражающиеся между собой властно-криминальные группы имеют некоторые различия относительно способов сохранения своей власти для дальнейшего грабежа народа, но абсолютно едины в деле сохранения награбленного.

Необходимо заставить украинскую власть опубликовать в средствах массовой информации и разместить на специальных общедоступных сайтах в интернете все отчеты контролирующих органов (Счетной палаты, ГлавКРУ) относительно хозяйственной деятельности государственных монополий (НАК «Нафтогаз», «Укрзалізниця» и др.), а также информации об использовании квазиденежных инструментов (векселей, зачетных схем). Государственная налоговая администрация должна сделать достоянием гласности перечень привилегированных получателей компенсации НДС, поскольку известно, что значительная (до 30%) доля этих многомиллионных выплат фиктивна.

Аналогичный подход — к судебной системе. Я имел возможность ознакомиться со многими решениями судов и убедился: пользуясь режимом полной безнаказанности, украинские суды массово выносят решения, преступный характер которых абсолютно очевиден. В случае широкого обнародования таких решений судьи-коррупционеры становятся уязвимыми для правоохранительной системы. Без такой публичности (несмотря на призывы к люстрации, которая в таких условиях превращается в средство удаления неугодных) включается механизм «ворон ворону глаз не выклюет».

В сочетании со снятием неприкосновенности с судейского корпуса судебную систему можно возродить как инструмент справедливости.

Тот же подход и к правоохранительным органам — они должны давать исчерпывающие и публичные ответы по существу выявленных нарушений. И к этим документам должен иметь простой доступ каждый гражданин.

Центром программы левых сил Украины является одна из главных идей европейской цивилизации — идея справедливости, в том числе и справедливости судебной. В украинских условиях добиться реализации такой цели могут только левые, и спасти Украину от экономического коллапса и социального хаоса может только «левый поворот». Украинские левые сегодня защищают не только социальные права, но и базовые ценности, лежащие в основе цивилизации, созданной Просвещением.

Однако европейские политические силы пока не проявили ни заинтересованности в изменении социально-политической системы, установившейся в Украине, ни готовности содействовать системным изменениям в украинском обществе.

Все же мы рассчитываем, что европейские левые осознают важность «левого поворота» в украинской политике. Поскольку в Украине отсутствуют инструменты и механизмы общественного контроля, власть (даже в угрожающей ситуации) не сможет разорвать связи с олигархией и перейти к ответственной социальной политике. Для этого необходимо внешнее давление на украинскую власть, которое будет содействовать становлению мощного социального движения внутри страны.

Нынешняя социально-политическая система, провоцирующая разрушительные процессы в украинском обществе и государстве, представляет непосредственную угрозу для европейской безопасности, которую не удастся устранить даже в случае мирного урегулирования вооруженного конфликта.

Справка «2000»

Василий Волга, лидер партии «Союз левых сил», несколько лет назад опубликовал программную статью (она вышла в еженедельнике «2000» №50(394), 14—20.12.2007), в которой описал сущностные черты социально-политической системы, сложившейся в Украине после распада СССР. 

Мысли, высказанные в статье, политик впоследствии развил в брошюре «Клептократия», где доказал, что система власти, основанная на тотальной коррупции, порождает определенный тип политического поведения, И он неизбежно воспроизводится всеми политическими силами, оказавшимися у власти, независимо от того, под какими лозунгами они выступают. 

При этом политические силы, ведущие борьбу за власть, возлагают ответственность за ситуацию в стране на злую волю своих соперников, отказываясь от серьезного обсуждения необходимых системных преобразований. Смена отдельных фигур во власти (в том числе и руководителей государства) не может остановить процессы, угрожающие распадом социума. Чтобы предотвратить национальную катастрофу, необходимо изменить базовые принципы социального устройства.

Подобная позиция политика, готового последовательно отстаивать свои идеи, представляла несомненную опасность для властной системы, и та жестко отреагировала на наметившуюся угрозу. Против Василия Волги были выдвинуты надуманные обвинения, единственная цель которых состояла в том, чтобы устранить с политической сцены лидера набиравшей популярность левой партии. Василий Волга был приговорен к тюремному заключению и только недавно получил возможность вернуться к политической деятельности.

В своей новой статье политик стремится наметить перспективу развития Украины в новых социально-экономических и геополитических обстоятельствах и показать путь преодоления системного кризиса. 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Тебя послушают, а ты не воруй!

Почти полгода в Верховной Раде находится законопроект, которым Национальному...

В борьбе обретешь ты имя свое?

Как вы считаете смогут ли жители Кузнецовска сделать то, чего не сумели добиться...

Идут болельщики — салют Златану!

В Стокгольме рядом со стадионом «Френдс Арена» будет установлен памятник...

Троллейбус прощения

Исполком Тернопольского городского совета принял решение, что в течение трех дней...

Сидеть дешевле

 Как вы думаете, если бы в нашей стране наказывали нерадивых депутатов, то что бы они...

Упаковочку агрессора, пожалуйста

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект, в котором предлагается ввести...

Она так старалась, так старалась, но...

Львовский окружной административный суд удовлетворил иск к Министерству внутренних...

Рыбчинский негодует, Жирков сокрушается, а театр идет...

Апологеты «Украины для украинцев» таким образом зондируют общественное мнение...

Мне досталась дурная слава?

Как вы считаете, если дорожная полиция все-таки будет создана, приобретет ли она такую...

This is the Ukrzaliznytsya

Министр инфраструктуры Владимир Омелян сообщил, что в скором времени все названия...

Не в силах насолить соседу — покарай своих

4 октября профильный комитет парламента рекомендовал ВР принять проект постановления...

Голосуйте! Сажать не будут!

О местном референдуме свободно говорят самые высокопоставленные чиновники. Как вы...

Комментарии 4
Войдите, чтобы оставить комментарий
Knignik Nik
14 Апреля 2015, Knignik Nik

Поражает настойчивость, с которой левые норовят наступить на те же грабли. Это может восприниматься как парадокс, но спасти сейчас коммунистическую идею может лишь отказ от её вульгарной версии. Во всём негативе, который происходит сейчас не только в Украине и России, но и во всём мире изрядная доля вины коммунистов. А конкретно в их упёртости в отношении непогрешимости диалектического и исторического материализма - "учения, верного во все времена". Но таких не бывает в Природе, конструктивные составляющие обанкротившейся теории входят как элементы в новую, более совершенную теорию, в этом и заключается развитие познания. Это понятно всем – кроме коммунистов, которые надеются оживить марксизм и вернуть мир в прошлое. Но прошлое, даже если там было очень много хорошего – это, всё-таки, прошлое, а двигаться нужно вперёд.
Марксистско-ленинская идеология неприменима в современных исторических условиях, её в принципе невозможно адаптировать к этим условиям, как бы "супертворчески" её не перерабатывали. Потому что, образно говоря, из каменного топора невозможно изготовить стальной. Каменный был хорош в своё время, сильно выручал и много пользы принёс, но... С учётом нового состава и состояния общества, с учётом новых исторических условий жизни общества возможностей этого инструмента не то что недостаточно - это вообще не тот инструмент. Ведь никто же не додумается с помощью гаечного ключа и молотка реанимировать "заглючившую" Windows. А коммунисты, оказывается, могут. А ведь двадцать лет назад предлагалась коммунистам новая мощная теория, в которую правильные, конструктивные идеи марксистско-ленинской идеологии могли бы войти как важные составляющие. Сколько за это время можно было сделать! Но куда там, автора этой теории правоверные коммунисты в упор не видели - ведь он даже в КПСС ни дня не состоял! Ну и носитесь теперь со своим марксизмом как кое-кто со ступой: всё-таки занятие. СФКМ – системно-физическая концепция мира.

- 0 +
Juri Arhangelski
11 Апреля 2015, Juri Arhangelski

«одна из главных идей европейской цивилизации — идея справедливости». Интересно новые левые считают ли войну в Донбассе справедливой? Опять лозунги?

- 3 +
Deribaska Odessa
11 Апреля 2015, Deribaska Odessa

С первой частью статьи нельзя не согласиться. Анализ разложения территории, называемой Украина, абсолютно верен. Но вот путь выхода из катастрофы нереален. Что должно такого произойти, чтобы владельцы средств массовой информации, например, допустили к эфирам своих собственных потенциальных могилищиков? Народу настолько запудрили мозги, что с ним надо работать долго, очень осторожно, постепенно и кропотливо. Иначе лидерам левых сил никак не дотянуться до этого народа. Нет.... нынешняя властно-олигархическая надстройка просто должна быть полностью сметена. Собственность национализирована, включая по меньшей мере основные СМИ государственного уровня. А какая сила способна осуществить такое? Я не аналитик, но на ум приходят пока 2: 1) военные; 2) тоже военные, только извне. А сами будем вариться в этом котле до бесконечности. И причем безрезультатно.

- 11 +
Ирэн Глэд
10 Апреля 2015, Ирэн Глэд

Очень рада возвращению в политику умного человека. УСПЕХА!!!

- 17 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка