Платите партиям и будет вам счастье

№17-18(737) 28 августа — 3 сентября 2015 г. 22 Мая 2015 2 3.4

О содержании партий государством говорит Кабмин во главе с Яценюком.

Говорят депутаты парламента, представляющие политические силы.

И эксперты, которые видят в законопроекте №2563 «О финансировании деятельности политических партий» если не спасение от того, что партии служат не стране, а своим спонсорам, то по крайней мере рецепт, чтоб служить стали не так рьяно.

В 2003 году уже был принят закон о госфинансировании: средства выделялись из бюджета на уставную деятельность. Государство возмещало и расходы на предвыборную агитацию.

Спустя 4 года законом «О Государственном бюджете Украины на 2008 год и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины» нормы закона «О политических партиях в Украине», которым вводилось государственное финансирование партий, были отменены.

Неизвестные владельцы

[img:68081]

Но нынешняя власть, вероятно, сочла, что партийцев незаслуженно обидели.

И страна должна взять их на содержание.

Так что принятие законопроекта №2563, не исключено, произойдет еще до октября — т. е. до выборов в местные органы власти.

Старший аналитик департамента анализа антикоррупционной политики общественной организации «Transparency International Україна» Алла ВОЛОШИНА считает, что такой закон стране очень нужен, правда, после того, как внесут в него массу правок.

— Итак, «Transparency International Україна» обратилась к председателю ВР с требованием вернуть на доработку закон о внесении изменений в законодательные акты относительно финансирования политических партий из госбюджета. И какова была реакция спикера?

— Мы знаем, что пока законопроекту не дан ход. И сейчас у нас есть возможность работать с профильным комитетом Верховной Рады по доработке этого законопроекта, внесению изменений — между первым и вторым чтением. И это уже хорошо. Именно сейчас идет конструктивный диалог между парламентом и активистами антикоррупционной группы общественной инициативы «Реанимационный пакет реформ» по изменению законодательства, которое и регулирует финансирование политических партий, и усиливает контроль за финансами политических партий. Принят в первом чтении прогрессивный законопроект №2123-а о предупреждении и противодействии политической коррупции, который не только четко очерчивает условия получения партиями финансирования, но и обеспечивает дополнительный контроль за финансами политических партий.

— Тем не менее парламент, где и находится, собственно, ядро партий, которые в скором времени либо получат вожделенное финансирование, либо не получат, в чем сомневаюсь, абсолютно спокоен.

— Да, депутаты пока спокойны. Никаких резких движений нет. Дело в том, что законопроект в целом действительно важен для Украины, поскольку это — одно из требований наших международных доноров, чтобы было введено государственное финансирование вместе с прозрачностью финансирования политических партий.

Что включает в себя прозрачность? Прежде всего — внутренний аудит, а также возможность общественного аудита. А это — информация для общественных организаций, журналистов, вообще всех рядовых украинцев: кто именно финансирует политсилы? Какие у них крупнейшие доноры? Фактически — кто владельцы партий?

По состоянию на сегодня таких сведений мы не имеем. Так вот незнание этой информации формирует отношение к политическим силам, как к «серым» агентам влияния на внутреннюю и внешнюю политику не только партий, но и государства в целом

— Некоторые депутаты о предыдущем законопроекте, который очень полюбился Яценюку и Министерству юстиции, сказали, что там существует четыре риска. Назовите риски: возможно, у вашей организации есть и побольше опасений.

— Эти риски исследовали наши партнеры — Центр политических студий и аналитики, который возглавляет Виктор Таран. И будет очень неэтично, если я сейчас буду это озвучивать...

— Почему неэтично? Мы сошлемся на него. Центр политстудий считает наиболее существенным то, что законопроект КМ предполагает: 1) недостаточность ограничения общей суммы добровольных пожертвований для юридических лиц, 2) неопределенность ответственности партий за возвращение полученных с нарушением требований закона средств, 3) неурегулированность вопроса, кто должен осуществлять перевод средств на банковский счет политической партии, 4) отсутствие ежеквартальных отчетов о полученных партиями средствах и их расходах, как это практикуется в европейских странах... Вернемся к законопроекту, который внесли в парламент 7 апреля. В пояснительной записке было сказано, что для внедрения закона — т. е. финансирования партий из бюджета — не требуется дополнительных материальных и других затрат. По вашему мнению, это так — дополнительных средств действительно не надо? Или власть слегка лукавит?

— Дело в том, что налоги в бюджет уже собираются — и это факт. По новому проекту одному избирателю содержание политической партии будет обходиться в 12 грн. в год. Что мы получим за эти 12 гривен? А получим усиленный контроль со стороны Счетной палаты за этими государственными средствами. Счетная палата призвана следить, на что тратятся государственные средства, насколько эффективно они используются политической силой. С другой стороны, мы получим усиленное внимание рядового избирателя, куда идут его налоги.

Угроза от донора

— Получается, что помимо всех наших налогов, граждане обязаны отчислять и на партии? Считаете, это нормально?

— Думаю, да. Собирается «пул» денег со всех налогов из расчета 0,01 процента минимальной заработной платы, установленной на 1 января года, предшествующего году выделения средств, умноженному на количество граждан, включенных в список избирателей. И это составляет 12 грн. в год с каждого избирателя.

— И это было предложение в законопроект от вашей организации, так ведь?

— Да, это наше предложение, которое было учтено Минюстом.

— Глава Минюста, когда презентовал еще тот вариант проекта закона, в котором Центр Тарана усмотрел риски, сказал, дескать, цель нововведения — поставить заслон политической коррупции. Вот давайте и поговорим об этом заслоне.

— Сначала надо разобраться: что такое политическая коррупция, из чего она состоит? Фактически это распоряжение властей государственными средствами в собственных интересах. Политическая коррупция четко влияет на формирование внутренней и внешней политики государства. При том, что мы на самом деле не знаем, кто финансирует политические партии. Куда распределяются деньги? На каких условиях эти деньги берут партии? В таком теневом виде это все представляет угрозу национальной безопасности.

— А почему партии представляют угрозу?

— Потому что мы не знаем, кто их донор.

— А если будем знать, то угроза исчезнет?

— Когда мы будем знать, кто донор, то сможем противодействовать, следить за решениями партий. Сейчас мы даже не знаем, что и кому партии обещали.

Политическая партия, идя на выборы, заключает контракт с избирателем. В чем этот контракт состоит? В том, что политсила идет со своим манифестом и говорит: «Дорогой избиратель, посмотри, мы вот это все выполним. Если ты за нас проголосуешь и дашь нам возможность зайти в парламент, наша политическая сила это тебе гарантирует».

Я думаю, что каждый из нас имел отношения с банками, хотя бы раз в жизни мы заключали контракт, в котором точно так же прописано, что обязуется сделать банк и что обязуемся сделать мы как его заемщики. В данном случае партии выступают как наши заемщики — они занимают наш голос. Но по статистике лишь до 30% из числа всех партий выполняют свои обещания. Что бы с нами было, если бы по банковскому договору мы выполнили только 30%?

— Может, пример с банками и не слишком удачный, поскольку именно они в большинстве своем не выполняют перед гражданами свои обязательства, депозиты не возвращают, лопаются массово... В любом случае природа политической коррупции, как и вообще коррупции, настолько распространилась, что уже стала частью нашей жизни. Разве не так? У нас нет механизма отзыва депутата, который преуспел в коррупционных делах. Нет механизма привлечения к ответственности партий, которые делегировали в парламент коррупционеров. Мы никак на них влиять не можем! Так какие, на ваш взгляд, рычаги нужно применить, чтобы политической коррупции стало хотя бы меньше?

— Во-первых, надо это урегулировать законодательно. Во-вторых, усилить общественный контроль. У нас могут быть очень замечательные законы, но они не выполняются, поскольку гражданам все равно — выполняют их или не выполняют. Мы сами себя сейчас должны вытащить из этой коррупционной пропасти, как барон Мюнхгаузен вытаскивал себя из болота.

— Перед выборами граждане настаивали, чтобы представители всех партий, что пройдут в парламент, сняли с себя пресловутую депутатскую неприкосновенность. И что? Обещали? Обещали, клялись и божились. А как попали «под купол» — не снимают! Причем никто не хочет лишаться такой прелести, как неприкосновенность!.. Перед выборами все говорят прекрасные слова, а потом все возвращается на круги своя. И, по-моему, международное сообщество уже звереет от нас...

— Международное сообщество нам еще и помогает писать все эти законы!

— А толку?...

— ... и помогает стимулировать политическую волю к любым демократическим переменам. Конечно, когда человек приходит к власти, и у него так много властных полномочий, когда он может контролировать государственные деньги, которые якобы «ничьи»... И нет внешнего контроля! Что будет делать любой человек на его месте?.. Вот то-то... А наша функция — сформировать сильный общественный контроль, следить и постоянно задавать правильные вопросы: куда деваются наши деньги?

Чашку кофе не жалко

— В законопроекте о финансировании партий — и в правительственном варианте в том числе — заложены нормы: содержать не только партии, которые проходят в парламент, но и те, которые приблизились к проходному барьеру... Дело даже не в 12 гривнях — фактически это цена чашки кофе. И я не к тому, что кому-то жалко в год отдать такую сумму. Сейчас, когда у больниц забирают деньги, перебрасывают на школы, а затем будет наоборот — там урежут, здесь чуть добавят, но проблему не решат... Так вот ко времени ли сбрасываться всей страной «на партии», да еще те, что не попали в ВР?

— Чтобы в Верховной Раде не было «застоя» мыслей, чтобы происходило движение политических сил, что-то менялось... Потому что когда есть движение, то и происходят изменения. Именно поэтому необходимо финансировать и те молодые партии, которые имеют уже достаточную поддержку избирателей, но еще не прошли в парламент. Необходимо дать им возможность, чтобы они окрепли, начали вести диалог с избирателями, А люди — через эти партии — могли бы оказывать давление, в том числе на те политические силы, которые уже находятся в ВР.

И только тогда, когда мы будем поддерживать партии, которые не прошли в парламент, сможем говорить о том, что будут происходить политические изменения.

— В этой каденции очень много молодых людей, уж они-то явно — без груза «застоя». Избиратели, вероятно, надеялись, что эта формация начнет генерировать классные идеи. И заживет страна припеваючи. А получилось как всегда: юная поросль быстро сориентировалась и точно так же прогуливает сессии, как и старшие коллеги. Точно так же «кнопкодавит», как и другие...

— Мы в Transparency International сейчас сотрудничаем в том числе с Комитетом Верховной Рады по борьбе с коррупцией, который возглавляет Егор Соболев, сотрудничаем с бывшими журналистами и общественными активистами, которые сейчас являются депутатами. И хочу сказать, что большинство идейных и влиятельных людей, у которых горят глаза и которые хотят реформ, — в основном это они... С этим комитетом мы традиционно сотрудничаем. В прошлом созыве его возглавлял Виктор Чумак.

Несмотря на то что прошлый созыв ВР голосовал за «законы от 16 января»...

—... которые обозвали «драконовскими», отменили, но потом новая каденция большую часть отмененного сама же и приняла.

—... мы все же смогли «продавить» — благодаря огромной части именно этого профильного комитета — законы «14 октября» (в 2014 году 14 октября ВР приняла в целом правительственный законопроект «Об основах государственной антикоррупционной политики в Украине (Антикоррупционная стратегия) на 2014 — 2017 годы». — Авт). Это сравнимо с тем, что если бы, например, в Украине Конституции не было, а сейчас она появилась. Фактически принята своего рода «антикоррупционная конституция».

— Антикоррупционные законы неоднократно принимали при всех правительствах — где-то с начала 2000-х годов. Но, как видите, принятие закона ни на чем не отражается.

— Какие коррупциогенные факторы были в предыдущих законопроектах? Во-первых, неправильное определение функций, полномочий, обязанностей и ответственности субъектов и органов государственной власти, местного самоуправления, их должностных и служебных лиц, других лиц, на которых распространяется действие закона о предотвращении коррупции!

Во-вторых, коллизии и коррупционные недостатки законодательной техники, пробелы в урегулировании, неправильное определение условий реализации лицом — получателем публичных услуг права.

Кости Ляшко

— В парламенте сейчас шесть партий — Блок Петра Порошенко, «Народный фронт» Яценюка, Оппозиционный блок, Радикальная партия Олега Ляшко, «Батькивщина», «Самопоміч». Кто из них вызывает у вас наибольшее беспокойство по поводу непрозрачности, политической коррупции?

— Берем факты. В коалиционном соглашении был записан пункт о государственном финансировании политических партий, плюс прозрачность политических финансов. Но Радикальная партия и особенно Ляшко костьми ложились, чтобы исключить этот пункт из соглашения! У меня вопрос: почему?

— И что в этом плохого?

— Мы не знаем их теневых обязательств перед донорами, которые их финансируют.

— А если б и знали? Мы можем видеть, за что депутаты голосуют. Так есть ли существенная разница: кто их финансирует? Если голосуют «неправильно», т. е. лоббируют интересы имярек, и все это понимают, — давайте их к стенке поставим!

— У нас смертная казнь отменена.

— Хорошо, не ставим. Но в любом случае остальные депутаты, чьи партии не получают денег от имярек — у них иные спонсоры, сами преспокойно заблокируют «неправильное» голосование. Так в чем проблема? Партиям, которые прошли в ВР, средств не хватает? Может, партии власти не достает? Может, у «Фронта» не хватает на содержание партийных офисов? Или «Самопоміч» нуждается? Возможно, и соратникам Ляшко, и оппозиции, а также «Батькивщине» никак не выжить без господдержки? Тогда надо это все объяснить нашим несчастным пенсионерам, у которых «отрезали» по 15% с пенсии.

— По индексу восприятия коррупции Украина имеет 25-й рейтинг и находится на 144-м месте среди 177 стран мира. Все, что ниже 30, — это ситуация национального позора, при которой в стране возможна война...

—...уже идет...

—...когда страна переходит в серую зону и не является самостоятельным игроком на международной арене. Сейчас мы имеем последствия того, когда у прошлой Верховной Рады, президента не было достаточно политической воли, чтобы перекрыть вентиль политической коррупции.

Из-за доноров, имен и фамилий которых мы не знаем, но о них можем только догадываться, из-за политических обещаний партий своим донорам сейчас имеем высокий уровень коррупции, военную агрессию, обнищание народа. Мы имеем ситуацию, когда пенсионеры, рядовые граждане говорят о том, что им важно 20 гривен сегодня и сейчас, а там что хотите делайте.

На самом деле это ситуация безысходности. Потому что на каком-то этапе народ должен взять политическую волю в кулак и спросить: куда деваются деньги, перед кем вы выполняете политические обещания? Почему выполняется только около 30% того, что вы нам обещаете как политическая сила?

Как это можно сделать? Политическая партия должна иметь сильный внутренний финансовый контроль, проходить внешний аудит, показывать свои финансы абсолютно публично.

— Они и показывают.

— Где?!

— На своих партийных сайтах.

— Но мы говорим о периоде между выборами. Во-первых, нужно делать абсолютно прозрачным механизм движения финансов. Во-вторых, когда речь о государственном финансировании, то государство и граждане должны прицельно смотреть на то, куда деваются деньги налогоплательщиков.

Если вводится государственное финансирование, мы уменьшаем олигархам влияние на политическую силу. Если будем без госфинансирования, а только просто прозрачный контроль, то его невозможно применить. Поскольку в этом никто не заинтересован. Не заинтересован олигарх, чтобы его фамилия светилась!

То есть мы говорим, что только сочетание сильных механизмов внутренней прозрачности, аудита, внешнего давления плюс государственное финансирование даст нам снижение уровня коррупции, повышение рейтинга государства и укрепление на политической арене.

Дайте орден

[img:60938]

— Дефицит бюджета Украины в этом году увеличился в 1,7 раза. И люди спрашивают: почему мы должны финансировать еще и партии из бюджета? Может, на самом деле пусть спонсоры содержат, только «прозрачно»?

— Спонсорство прозрачным не будет.

— Почему? Если применить законодательную норму, что спонсоры — открыты, а они в свою очередь отчитываются перед налоговой за партийную благотворительность... И партия за особые заслуги будет ходатайствовать, чтоб этому спонсору, например, дали орден княгини Ольги. Вроде и немного, но приятно... Может, это и есть альтернатива государственному финансированию?

— Альтернативы, к сожалению, нет. Если будет спонсор, например, гражданин другого государства, то ему наш орден княгини Ольги не поможет стать прозрачным. Он для него вообще ничего не будет значить.

— В Украине 225 политических партий. Даже если говорить не обо всех, пусть половина «диванные», а только вести речь о 15—20 более-менее известных, всякий раз, когда у кого-то из их представителей интересуешься отличием программы от иных политсил, — ничего внятного сказать не могут.

—Потому что как таковых партий у нас нет. Есть только силы политического влияния, которыми руководят олигархи. Хотя по состоянию на 1 января 2014 года в Украине было зарегистрировано 235 политических партий. Только шесть из них преодолели планку прохождения в парламент в октябре 2014-го. Но сейчас мы говорим о том, что законодательное изменение правил политических финансов может быть первым шагом к становлению настоящего, а не бутафорного украинского парламентаризма.

— И партийные списки закрытые. Сколько бьемся — а все без толку. По логике, если б стране было не все равно, она должна была бы с факелами и шинами прийти к парламенту, сказать: пока не откроете списки, в Раду никто не войдет! Но что-то не видно факелов. И мы узнаем о том, кто становится депутатом, постфактум. А потом удивляемся: чего ж такое барахло затесалось в ряды вроде бы приличной политсилы!

— Сейчас реформируется избирательное законодательство. И речь идет о введении рейтингового голосования по партийным спискам.

— Страна в ожидании выборов. Могу поспорить, что проходить они будут по старым правилам — и списки никто не станет открывать. Так, может, лучше вернуться к мажоритарной системе? По крайней мере там хотя бы в лицо видишь того, кто баллотируется.

— Нет. Хотя большой дискриминацией для территориальных громад является невозможность создания партий регионального значения. Для регистрации партии необходимо собрать 10 000 подписей избирателей двух третей регионов Украины. Европейская комиссия «За демократию через право» (Венецианская комиссия) очень критиковала это положение закона. Но воз и ныне там.

— По данным последних опросов нескольких аналитических компаний, уже более 60% граждан не удовлетворены работой Верховной Рады. Это те избиратели, которые очень активны, хотели выборов, переживали и выбрали того, кого выбрали.

— Процент недовольных как раз и показывает, что нам нужно создать новое законодательное поле, в котором эти партии будут существовать: государственное финансирование и прозрачность плюс очень мощный внешний контроль, чтобы это постоянно стимулировало партии проводить реформы, ощутимые для избирателя. Тогда партия развернется лицом к избирателям и будет продвигать их интересы, а не олигархов.

— Только что мы говорили, что реальных партий у нас не существует, но мы собираемся вот это «нечто» еще и финансировать из собственного кармана!

— Люди сейчас требуют реальных шагов, о которых они могут прочитать, могут их увидеть, ощутить. Народ не желает вестись на эфемерные замки, которые были раньше. Сейчас избирателя не купишь, как по мне.

— Боюсь, что купить сейчас можно гораздо дешевле. Если раньше в «пакет» входила, допустим, гречка, постное масло и шоколадка, то сейчас и за просроченную шоколадку голос отдадут. Страна обнищала донельзя.

— Украина не первая пытается ввести такой механизм финансового контроля за партийной деятельностью. И в тех странах, которые прошли его до конца, сейчас ситуация гораздо улучшилась. У них нет технических кандидатов на выборах президента. Партия борется за избирателя, она «танцует» перед ним и рассказывает, что будет делать для конкретного улучшения жизни конкретного человека в очень близком будущем, чтобы это были ощутимые шаги уже при этой каденции парламента.

— Ни в одной стране, о которых вы говорите, в партийные списки не брали б певцов только за то, что они — певцы, как и полевых командиров только за то, что они — полевые командиры.

—Мы сейчас говорим, что законодательное поле, в котором функционируют партии на территории Украины, настолько архаичное, за политсилами не осуществляется никакой контроль. А в такой ситуации они воплощают все прихоти, которые только взбредут им в голову. И какие тогда претензии могут быть к этим партиям?

— Тогда зачем их финансировать?

— Чтоб ввести внутренний контроль, внешний аудит, прозрачные механизмы движения их финансов. А госфинансирование усилит контроль государства за использованием своих денег. На самом деле это очень мощный механизм.

7 тысяч квадратов

— Кроме Счетной палаты и общественности, кто еще, по-вашему, должен все это дело держать под прицелом?

— У нас сейчас формируется Национальное антикоррупционное бюро, которое будет этим заниматься. Сферой его деятельности является высшая должностная коррупция в нашей стране: президенты все, кроме действующего... Действующий защищен Конституцией Украины... Все министры — в поле зрения, высшая партийная элита, руководители государственных предприятий, которые могут нанести ущерб государству более 650 тыс. грн. Сюда же попадают и суды, и СБУ, и др.

— И закон, о котором мы говорим, по поводу финансирования партий станет «Библией», в том числе и для Антикоррупционного бюро?

— Да.

— Кабинет Министров принял решение передать Национальному антикоррупционному бюро отремонтированное помещение в 7 тыс. кв. м на Соломенской площади. Чтоб без нарушений использовать эти тысячи квадратов в центре Киева, над этим бюро нужно поставить еще одно — с проверяющими!

— Я так не считаю.

— Поскольку ваша организация — общественная, то какие, на ваш взгляд, есть у нее действенные рычаги влияния? Допустим, закон принят, но Антикоррупционное бюро, как и вся наша мощная бюрократическая система, не торопится реагировать на факты «спонсорства» олигархами или на прочие негативные вещи. Что вы станете предпринимать?

— Конечно, мы можем действовать лишь в рамках, определенных для общественных организаций... Но мы помогаем государству формировать антикоррупционное поле, а гражданам — знать свои права, чтобы их на улице не ловили на коррупционный крючок. Чтобы они могли знать, что имеют право не платить благотворительные взносы в больницах...

—...а тогда их лечить не будут.

— ...как должна вообще функционировать система благотворительных организаций? Как можно избежать взяток на дорогах? То есть мы даем им инструмент понимания.

— И где люди могут получить этот информационный продукт?

— На сайте anticorruption.in.ua.

— А если у них нет доступа к интернету? Провода оборвались, никто не торопится ремонтировать. Села сидят без света: в глубинке такая ситуация нередкая.

— И даже в этой ситуации, я уверена, все в руках людей. Изменения — не подарок, который приносят на день рождения. Лучшие условия жизни, демократия — это результат ежедневной работы каждого на своем месте.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Каськив попросил политического убежища в Панаме, —...

Сокращенной процедуры экстрадиции не будет, отметил замгенпрокурора

Франция отказала Ассанжу в убежище

Физическое и психическое здоровье основателя WikiLeaks надломлено более чем трехлетним...

В борьбе обретешь ты имя свое?

Как вы считаете смогут ли жители Кузнецовска сделать то, чего не сумели добиться...

Идут болельщики — салют Златану!

В Стокгольме рядом со стадионом «Френдс Арена» будет установлен памятник...

Троллейбус прощения

Исполком Тернопольского городского совета принял решение, что в течение трех дней...

Сидеть дешевле

 Как вы думаете, если бы в нашей стране наказывали нерадивых депутатов, то что бы они...

Упаковочку агрессора, пожалуйста

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект, в котором предлагается ввести...

Она так старалась, так старалась, но...

Львовский окружной административный суд удовлетворил иск к Министерству внутренних...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Анатолий Гонтар
26 Мая 2015, Анатолий Гонтар

Политические партии нужно запретить как коммунистическую символику и разрушить их как памятники Ленину! Политические партии - это мафиозные, коррумпированые, преступные организации которые в агрессивной форме отстаивают свои узколобые спекулянтские интересы, не останавливаясь ни перед какими преступлениями. Интересы государства и народа для них не существует. И никогда не будет существовать пока есть богатые и бедные. Поэтому содержание мафиозных групп за счет населения Украины - это преступление. И самое правильное решение в этом плане имеет Китай - -у них одна партия! А у нас это гидра со 120 щупальцами! Разогнать все партии!!!

- 2 +
Илья Билаш
25 Мая 2015, Илья Билаш

Я вообще ничего не понимаю. Что помешает условному олигарху О. проплатить условному депутату Д. за "правильное" голосование по нужному вопросу? Что помешает тому же О. в период предвыборной агитации пиарить партию Д. в своих СМИ официально бесплатно? Какую проблему решает гос. финансирование партий? Ну кроме проблемы дармоедов, которые не смогли найти себе спонсоров?

- 4 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка