Предварительный натяг корда

№44 (436) 30 октября - 5 ноября 2008 г. 31 Октября 2008 0

Размышляя над экономической и финансовой ситуацией, которая складывается в мире, приходишь к выводу, что суть происходящего в Украине не то чтобы очень проста, но все же вполне понятна. Не стоит, конечно, слишком упрощать процесс в поисках причинно-следственных связей — сложное нужно рассматривать именно как сложное — целиком. Но в то же время из всей совокупности сложного вырисовывается и довольно простое объяснение заваливания курса гривни.

Если бы Нацбанк вел взвешенную политику сдерживания курса гривни, а не повышал его вопреки естественному ходу мировых и внутренних событий (этакое предварительное напряжение валютного курса), то ситуация с его обвалом не была бы для нас такой плачевной. Это если рассуждать с точки зрения государственных интересов. Но ведь существует еще и другой ракурс проблемы: именно максимальное предварительное напряжение валютного курса позволило спекулянтам получить максимальные прибыли на его обвале.

И поскольку обвал продолжается, то и бизнес спекулянтов будет продолжаться. Хотя он и входит уже в очень рискованную зону. Правда, им могут помочь факторы, которые упорно стимулирует правительство.

Нацбанк мог бы довольно быстро снять панику на валютном рынке. Но тем самым он прекратит и этот спекулятивный бизнес. Если эти люди будут последовательны в своей тактике и стратегии, то теперь они, скорее всего, заинтересованы в том, чтобы обвалить курс как можно ниже. Так будет создан предварительный натяг, но уже для ускоренного движения валютного курса в обратную сторону. Если предположить сугубо теоретически, что страна может от всего того, что с ней проделывает власть, вот-вот развалиться, тогда, конечно, нет никакого смысла спасать курс гривни. Нужно просто подождать, когда это произойдет. Когда страна свалится в гиперинфляцию, которая все спишет. А доллары — они останутся. Пока останутся...

Такое впечатление, что НБУ и правительство работают именно на катастрофу. И не совсем по недомыслию. Мировой кризис еще не проявил себя в Украине в полной мере (все это у нас еще впереди) но, учитывая то обстоятельство, что почти все банки давно принадлежат иностранному капиталу, то они работают прежде всего в интересах материнского банка. То есть бодро откачивают из Украины ресурсы. Поясняя это просто: кредитование на Западе, дескать, выгоднее и безопаснее. Хотя на самом деле деньги откачиваются для спасения материнских банков и материнской экономики.

Все бы ничего — пусть себе качают, если мы им уже позволили построить у себя такие финансовые насосы. Но когда финансовые потоки существенно обмелели, то вдруг обнаружилась прелюбопытная вещь: НБУ оказался уже не в состоянии поддерживать курс гривни как бы по своему усмотрению. Вне зависимости от действительного обеспечения гривни. Не в состоянии удерживать курс в отрыве от очевидного стремительного роста цен на потребительские товары. И это явление скорее положительное.

Если НБУ и правительство, вместо того чтобы демпфировать, сглаживать спекулятивную составляющую колебания курса, начинает ни с того ни с сего ревальвировать гривню, тогда, вырвавшись на свободу, курс, конечно же, проскочит свое оптимальное значение. И если заинтересованные лица смогут безнаказанно удерживать некоторое время его в этом заниженном состоянии, то он, освободившись, снова проскочит свое значение, но уже в обратном направлении. И т. д.

Как бы то ни было, хитроумные банковские манипуляции уже не могут удержать курс, и он естественным образом обретает свою природную связь с реальной экономикой. В соответствии с этим мы могли бы честно подсчитать реальную инфляцию и на основании этого определить реальный курс гривни. Однако перед правительством такая задача совсем не стоит. Вернее, мы сами не в состоянии поставить перед правительством, перед властью такую задачу, потому они решают собственные проблемы так, как они их понимают.

Граждане же ошибочно отождествляют правительство с государством и потому каждый раз не находят в нем своего места. Когда же мы все-таки поймем, что государство — это не только власть, но и граждане, тогда, возможно, и в стране что-то изменится в нужном направлении. Тем временем правительство, вместо того, чтобы решать проблемы страны, само превратилось в большую проблему для нее же. То же самое можно сказать о президенте, судах, власти вообще.

Для власти было главной заботой — получить кредит МВФ — 16,5 млрд. долл. По словам одного политика, самая большая коррупционная система Европы замерла в ожидании вбрасывания в свое чрево очень солидного, хоть и проблемного куша. Почему именно такова сумма кредита, предоставляемого нам МВФ на два года? Да потому, что именно в такую сумму сложился корпоративный долг иностранным инвесторам, который мы должны выплатить в течение этих двух лет. Иными словами, деньги нам даны для того, чтобы вернуть их (не задерживая) западным инвесторам. А дальше — эти же деньги (которых нет и не было) и проценты на них уже новым долгом повиснут у нас на шее. И далее в полном соответствии с политикой МВФ.

К тому же никому не известны условия предоставления кредита МВФ. И неизвестно, кто является распорядителем кредита. Деньги МВФ будут направлены в первую очередь на рефинансирование зарубежных долгов соответствующих финансовых и промышленных компаний. И на продвижение к нам западного экспорта. МВФ пытается срочно спасти западные кредиты от невозврата. А только за последние три года они увеличились на 100 млрд. Причем сделать это он намерен за счет резервов НБУ. То есть, кроме того, что придется возвращать кредит МВФ и проценты на него, НБУ за свой счет рефинансирует внешние долги банков и предприятий. Секретность же условий кредита такова, что ознакомиться с ними не может даже глава бюджетного комитета ВР.

В середине года отрицательное платежное сальдо уже было 10 млрд. Потому на 90% причина банковского кризиса в стране имеет преимущественно внутреннюю составляющую. Однако несмотря на вливание денег в банковский сектор, банковская ликвидность (остатки банков на корсчетах в НБУ) падает. Падает и курс гривни. Почему? Да потому, что на полных оборотах работает денежный насос, откачивающий финансы из страны. К тому же курс гривни атакуют коммерческие банки, которым правительство, собственно, и собирается помогать. Поскольку, если гривня падает — падает и плата коммерческих банков за кредиты НБУ. А это огромные суммы.

Народ не понимает причинно-следственной связи между кризисом американской экономики и ростом американского доллара. Однако здесь все просто: именно американский кризис откачивает с помощью финансовых насосов непрозрачной банковской системы ликвидные средства для спасения собственной экономики. И пока будет продолжаться финансовый кризис в Америке, до тех пор парадоксальным образом будет расти курс доллара в Украине. И он будет расти тем больше, чем больше было предварительное натяжение курса. Стабилизация курса и ослабление доллара будет сигналом о прекращении кризиса в Америке и переходе на полку стабильности.

Говорят, сравнивать нынешний кризис с Великой депрессией нельзя, поскольку тогда кризис охватил реальную экономику, а нынче он ограничивается якобы банковской сферой. Однако такое сравнение напрашивается все настойчивее. Ведь все понимают (или не все?) что ключевая проблема заключается в том, что кредиты не поступают в реальную экономику. Если этого поступления обеспечить не удастся, то финансовый кризис неизбежно перерастет в кризис экономический.

Напомним, что 24 октября 1929 г. в США рухнула биржа, что послужило началом мирового экономического кризиса. Тот день стал «черным четвергом». На рынке рос спрос на акции, инвесторы покупали ценные бумаги. Деньги брались в кредит у банков. Соответственно росла и цена акций. А когда мыльный пузырь лопнул, началось паническое сбрасывание акций. За «черным четвергом» последовали «черный понедельник» и «черный вторник». Было распродано около 50 млн. акций, а рынок потерял немыслимую по тем временам сумму — 30 млрд. долларов — больше, чем правительство США потратило за годы Первой мировой войны. Через пару лет кризис дошел и до Европы. Охватил Францию, Германию и в меньшей степени Великобританию.

Считается, что нынешний мировой финансовый кризис начался с кризиса американской ипотеки, рухнувшей, как известно, в 2007 г. На самом деле причина гораздо проще: на протяжении последних лет мировые фондовые рынки отличались перекапитализацией. То есть, на рынки денег поступало больше, чем экономика могла переработать. В этом смысле совсем неважно, где бы сработал спусковой механизм кризиса. Это могло бы случиться где угодно. Но продолжилось бы всенепременно в Америке, поскольку именно там были построены самые большие бумажные пирамиды.

Сегодня мало кто знает, что Великая депрессия была не только в 1932 г. Вторая волна депрессии возникла в 1936 г. А главные последствия депрессии были преодолены только с началом Второй мировой войны.

Из Великой депрессии мировую экономику вытащил отнюдь не гениальный Рузвельт, который отошел (как бы временно) от либерализма в государственный капитализм и плановую экономику, как об этом толкуют адепты либерализма. И не общественные работы, введенные Рузвельтом, кстати, по примеру Германии и СССР.

Мировую экономику вытащили из депрессии сами эти страны с плановой экономикой, ориентированной на выполнение их военных программ. У них как раз все получалось. Не будем говорить, какую цену пришлось за это заплатить во время Второй мировой войны. Иными словами, мы не знаем, сколько бы еще продолжалась Великая депрессия, если бы две большие страны с плановой экономикой: Германия и СССР — не загрузили ту же Америку заказами на свои милитарные программы.

Мы не знаем, сколько времени продолжалась бы Великая депрессия в мирное время и сколько еще могло бы накатить депрессивных волн. Как не знаем, сумела ли бы либеральная капиталистическая экономика в принципе преодолеть свои внутренние проблемы своими же внутренними естественными механизмами рыночного регулирования? И смогла ли бы она вытащить саму себя из депрессии, подобно тому, как барон Мюнхгаузен известным способом вытащил себя из болота?

Возможно, главный вопрос, который отсюда вытекает, совсем не экономического, а политического или даже идеологического свойства: возникнут ли аналогичные политические последствия у нынешнего кризиса? Потребуются ли аналогичные политические действия для того, чтобы преодолеть нынешний кризис? И это, пожалуй, самый главный из всех главных вопросов. Выхода из кризиса не видит никто, но это не значит, что его вовсе нет. Это значит только, что уже нет легкого, приятного выхода — остались только неприятные.

Прилагаются огромные усилия для спасения того, что спасти, видимо, невозможно. Виртуальные пирамиды из виртуальных денег должны рухнуть. Вся эта экономика псевдоинноваций должна быть сброшена с тела реальной экономики «земли и стали». Спасать можно только реальную экономику, но до нее-то как раз никому нет дела. Поскольку все эти меры по спасению финансовых пирамид только ухудшают условия для реальной экономики. Накачка виртуальной экономики пустыми деньгами, пустыми кредитами в хитромудрых условных единицах кредитования только усугубляет кризис.

Только украинские политики (и граждане, конечно) еще могут верить в полезность для Украины кредитов МВФ и советов из Вашингтона. Американцы не знают, что самим себе посоветовать. В то же время замораживанием депозитов подрывается доверие не только к проблемным банкам, но ко всей банковской системе. Тем самым с одной стороны блокируется рыночный механизм, с другой — жадность и глупость некоторых банкиров оплачивают в итоге те граждане, у которых и депозитов-то никаких нет. Кредиты и долги — это есть.

Например, чтобы установить государственный контроль над «Проминвестбанком», из госбюджета предлагают выделить 1 млрд. грн. и поддержать его кредитами рефинансирования НБУ. Петр Порошенко, глава наблюдательного совета НБУ, высказался в пользу размораживания депозитов. Причем как можно скорее: «Уничтожили это доверие (к банкам) непрофессиональными действиями власти за 2—3 месяца... Мера относительно замораживания депозитов не может быть продолжительной».

По его данным, в октябре отток депозитов из банковской системы составил 20 млрд. грн., «потому что людей испугали». Глава наблюдательного совета НБУ сказал, что для улучшения ситуации нужны решительные действия: целесообразно повысить гарантии по вкладам в банках, ограничить импорт на один год, привлечь кредит от МВФ. Но здесь существуют, как мы знаем, и другие мнения.

Весь мусор, вся спекулятивная составляющая, навалившаяся на реальную экономику и не дающая ей дышать (не то что развиваться), должна быть смыта. Как и всякая вызывающая чрезмерность. В этом смысле, если мир изменится после кризиса, то только в лучшую сторону. Кто еще не знает, что либеральная экономика развивается циклами (примерно 70 лет)? Она бы упала раньше, но ее удерживал некоторое время на плаву ресурс распавшегося СССР, на просторы которого запад сливал два десятилетия все свои проблемы. Теперь просторы заполнены под завязку — сливать больше некуда. Метафизическая волна кризиса подалась на запад.

Эпоха торжества финансового либерализма (либерального капитализма) закончилась тем, чем и должна была закончиться — глубоким кризисом с неизвестными перспективами. Это будет отнюдь не повторение Великой депрессии. Скорее это будет ее логическое продолжение, сценария которого никто пока не знает. Сценарий будет писать сама история. Потому сравнивать происходящее тогда и сейчас, конечно, можно, однако буквального повторения в истории не бывает. Потому-то история до сих пор и имеет смысл. И нам интересно не то, что будет повторяться, а то, чем процесс будет отличаться.

Мы пристально вглядываемся не столько в общие очертания цикличного кризиса, который нам в общих чертах понятен, но и пытаемся накладывать ситуацию на более продолжительную цикличность, которая в свою очередь накладывается на цикличность еще большей продолжительности. Известное диалектическое представление о спирали принципиально не подходит для описания действительных событий, поскольку это отнюдь не непрерывный, не линейный процесс.

Мир гадает, возможно ли в принципе спасение финансовой системы США (и мировой) даже не работой печатного цеха федеральной резервной системы, а просто набиранием многих нулей на клавиатуре? Ничего другого хитроумные врачеватели из США не предлагают.

Мировой кризис пришел к нам вместе с мировым рынком не сегодня. Сегодня он только показывает свой либеральный оскал. Он ввалился к нам после крушения СССР через бесчисленных комсомольских функционеров, которые сегодня, спустя два десятилетия, занимают уже ведущие позиции во власти и являются главными носителями и главными проводниками кризиса. Но в отличие от Запада, у нас нет никакого иммунитета ни от либерализма, ни от его кризиса. И по большому счету никогда не было, поскольку этот мир упрощения жизни нам абсолютно чужд. И мы его никогда не знали.

Там вместо красоты предлагают гламур, вместо любви — секс, а мерилом авторитета и жизненного успеха служит величина банковского счета. Это все не наше. И этого всего нам отнюдь недостаточно для того, чтобы социум жил и развивался. Да и им, как мы видим, этого для нормальной жизни маловато. Мы, конечно, не можем отказаться от денег. Но можем в очевидном мировом конфликте между реальной, промышленной экономикой и спекулятивным капиталом быть на стороне промышленного капитала.

Если после Первой мировой войны финансовый капитал победил промышленный, то теперь, возможно, пришло время реванша для промышленного капитала — капитала «земли и стали». Мир в принципе может стать лучше, когда спекулятивный капитал, если и не будет изгнан из нашей жизни, то будет обуздан и помещен в строгие рамки закона. Другого выхода нет.

Все же для Украины сегодня куда серьезнее банковского кризиса кризис власти, когда ее ветви не работают ни по отдельности, ни в совокупности. Политики просто не желают договариваться. Не находят нужным. Зачем?

Однако для Украины мировой кризис — не только угроза, но и надежда. Если, конечно, мы не будем бороться с финансовым кризисом по рецептам тех, кто нам его, собственно, экспортирует. И если преодолением кризиса не будут заниматься те люди, которые нас к нему привели.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

«Силы добра» забирают больше жизней украинцев, чем...

Больницы до сих пор не получили 86% лекарств по детской онкологии, оплаченных деньгами...

«России нужны не соотечественники, а гастарбайтеры»

30 июля Владимир Путин подписал закон, предусматривающий упрощенный порядок...

Андрей Ермолаев: «На грани Малой Украины»

«Донецкая региональная элита, на мой взгляд, уже осталась в истории»

Президентские бдения: Фейсбук и фейки

Ми дуже складно формулюємо думку в дописах, важко доходимо до суті. Тому нам до душі...

Леонид Кожара: «Все пять президентов добивали эту...

В Украине нет системной парламентской оппозиции. Те партии и блоки, что сидят в Раде,...

Страна пенсионного возраста

Даже если закончится война, в Украине едва ли возможен демографический взрыв

Загрузка...

Бурджанадзе: «Нынешнее правительство Грузии уже...

«Нынешнее правительство Грузии уже давно опередило Саакашвили»

Лариса Скорик: нас должно остаться 17 миллионов

«С АТО пора кончать», — эта мысль, многократно повторенная на ток-шоу и в СМИ в...

Эвакуация капитала

Украинские граждане получили безвизовый режим с ЕС, а предприниматели —...

Битвы за УБД

«Нужна страна без войны. И, кстати, без народных депутатов, которые не слышат и не...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка