ВР: «бекон» и «рука»

№15(768) 15 — 21 апреля 2016 г. 14 Апреля 2016 3.9

Карикатура Юрий Луценко

С утра пораньше 12 апреля по периметру здания Рады стояла усиленная охрана. Причем вместе с собакой, которая должна была искать — в случае чего — взрывчатку.

Так начинался первый сессионный день парламента.

Хоть накануне депутаты практически все порешали: «Вместо Яценюка будет Гройсман», к утру пасьянс рассыпался, и опять заседали по новой — фракциями, группами, парами, тройками... Одни с президентом, другие без него.

Но результат к 10.00 — началу сессии — так и не появился.

Некоторые избранники, уставшие от переговоров, ходили по второму этажу с таким выражением лица, какое могло бы быть у адвентистов седьмого дня перед концом света: обреченность, помноженная на неизвестность.

Другие, наоборот, с удовольствием пересказывали суть ночных премьерских «торгов»: «Яценюк говорит — похвалите за хорошую работу, иначе останусь. Гройсман возмутился: Что вы голову морочите? Тогда ищите себе другого. Вот хотя бы Ложкина!» А Ложкин: «Не хочу, мне и в администрации хорошо».

Собственно, и к вечеру вторника с премьером так и не определились.

Но даже если к пятнице, когда выйдет газета, определятся, это мало что изменит.

Вряд ли кто-то подомнет

— Ситуация в стране напряженная из-за войны, дикого обнищания народа, катастрофической социальной напряженности — много еще из-за чего. Так вот это время самое «благодатное» для той политсилы, которая начнет рушить все до основанья, а народ сочтет, мол, хорошо, наконец-то появилась «сильная рука». Но потом последуют репрессии и т. д., и т. п. Одним словом, мы уже проходили, когда малочисленная партия — тоже ведь на волне войны, голода и разрухи — изменила ход истории. Как вы считаете, сейчас такое может случиться? — этот вопрос задала нескольким представителям разных политических сил в ВР.

Виктория Войцицкая , фото Вячеслав БЕРЛОГ

Виктория ВОЙЦИЦКАЯ, фракция «Самопоміч», секретарь комитета ВР по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности:

— Мне кажется, что Украина всегда отличалась более демократичными взглядами, чем некоторые соседи, начиная со времен казачества, когда были заложены основы избирательного права... Поэтому, думаю, это не та страна, где может быть реализован сценарий, о котором вы сказали. И я не вижу ту самую «руку», которая сметет все на своем пути, попытается строить по-новому, а заодно репрессирует неугодных.

Александр Бригинец, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Александр БРИГИНЕЦ, фракция Блок Петра Порошенко:

— Многие действительно говорят о «сильной руке»: у нас даже есть политические силы, которые считают, что Украина должна стать президентской республикой, а не такой, как сейчас. Но если страна не позволила Януковичу стать такой «рукой», то уж наверняка не позволит и никому другому.

Игорь ШУРМА, фракция Оппозиционный блок, член комитета ВР по вопросам здравоохранения:

— Вот я думаю о текущем моменте... И мое глубокое убеждение: законы арифметики действуют в политике по сегодняшний день — от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Переформатирование правительства лишь отсрочит стагнацию, которая буквально поразила все сферы жизни государства.

Игорь ШУРМА, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Какой выход из положения? Чтоб не допустить прихода некой малочисленной группы, способной поменять ход истории (а это вполне реально, исходя как из объективных, так и из субъективных причин). Сегодня надо убедить украинский политикум рассмотреть возможность избрания «на премьера» кандидатуры компромиссной, временной, но той, которая могла бы сыграть заметную роль во внешнеполитической игре.

Почему именно во внешнеполитической? Потому что Украина не является самостоятельным субъектом — она полностью зависит от сильных мира сего. Вот если такую политическую фигуру найдем, то достигнем основного — прекращения войны. Любые иные политические проекты — проигрышные.

Константин Матейченко, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Константин МАТЕЙЧЕНКО, фракция «Народный фронт», глава подкомитета ВР по вопросам противодействия коррупции:

— Я — бывший военный, командовал батальоном, фактически в Раду пришел на гребне этой войны. И так воспринимаю действительность: сейчас, когда идет сплошная неразбериха, чтобы не сказать более грубо, нужна концентрация власти в одних руках... Но все беспокоятся о «противовесах», «балансах», а я считаю: пока идет война, надо действительно как-то все сконцентрировать с одной целью — решить проблему на востоке. А потом уже можно дискутировать о демократических принципах и т. д.

Что такое «сильная рука»? Приведу маленький пример. Президент не может внести кандидатуру премьера, поскольку на законных основаниях это может сделать только коалиция. Но все ж видят, какая проблематика с созданием этой коалиции! Вроде бы уже набрали 226 депутатов, но теперь, оказывается, еще большая проблема — назвать фамилию премьера!

Вот эта неразбериха отражается на всем государстве. Народу это не нравится. И внешнему миру тоже. А если б президент имел возможность сам вносить кандидатуру, то вопрос был бы закрыт в течение двух-трех дней. Вот вам маленький положительный пример для страны, у которой была бы «сильная рука».

И дело тут не в конкретных именах. Все хотят действий, а не разговоров. На самом деле страна надеется увидеть сильного, высокоморального, харизматичного, волевого лидера. И ждет, что он появится.

Оксана Продан , фото Вячеслав БЕРЛОГ

Оксана ПРОДАН, фракция БПП, группа «УДАР», член комитета ВР по вопросам налоговой политики:

— Тот сценарий, который вы обрисовали в вопросе... Нет, это точно не ко мне: я отношу себя к тем политикам, которые ищут позитивные сценарии.

«Титаник» и ультиматум

— Некоторые считают, что близок тот час, когда на первые роли в качестве этой самой силы выйдет Михаил Саакашвили со товарищи и Валентин Наливайченко со своим «Антикоррупционным движением» — и начнут наводить порядок... И те, кто так считает, вероятно, имеют основание. Не всякий губернатор выдвигает ультиматум президенту страны. А Саакашвили выдвинул Порошенко ряд условий, «невыполнение которых приведет к уходу с должностей так называемой команды реформаторов». На пресс-конференции так и сказал: «Ни одно обещание по поводу реформ не выполнено, нас всех водят за нос». Как думаете, может ли Саакашвили, или Наливайченко, или еще кто-то, о ком пока мало говорят и вспоминают, на самом деле стать для Украины «сильной рукой»?

Виктория Войцицкая:

— Относительно Наливайченко — вообще не вижу никакой активной политической деятельности. Да, как бывший глава СБУ он владеет информацией, но, думаю, вряд ли ее объема хватит, чтобы обеспечить ему место под солнцем на политическом олимпе. Кстати, у меня большие сомнения — имеет ли он вообще подобные амбиции?

Что касается Саакашвили, то его историю надо воспринимать так: в свое время он, судя по всему, успешно в Грузии вместе с командой реализовывал реформы. Но при этом у него был абсолютный тандем в парламенте: Саакашвили поддерживало большинство. А сам по себе г-н Саакашвили... Ну, не вижу я его эдаким «Титаником» в хорошем смысле этого слова, который сможет реально что-то изменить в Украине. А потом занять лидирующие позиции на олимпе.

Александр Бригинец:

— Для меня ни тот, ни другой не олицетворяют какую-то серьезную силу. Или «руку».

Игорь Шурма:

— Как самостоятельный игрок, по моему глубокому убеждению, Валентин Наливайченко не в силах возглавлять какие-то глобальные общегосударственные процессы. В составе команды — наверное, может стать игроком, но опять же — в силу того, что некогда занимал должность главы СБУ.

По поводу Саакашвили... Знаете, я не понимаю ни умом, ни сердцем — как можно в одночасье взять и отречься от своей родины, быстро поменять гражданство, и тут же стать якобы патриотом другого государства? Это какое-то двуличие... И когда те же 100—200—300 человек приезжают из Грузии с желанием помочь, надо понимать, г-ну Саакашвили, — это можно было бы приветствовать. Но если б они стали его советниками! А так они намерены вершить судьбу государства, в которое, так сказать, «десантировались».

Еще печальнее, если сильные мира сего примут решение: политический проект «Украина» себя исчерпал

Многие их действия, заявления считаю провокационными для Украины. Потому что эти люди играют на радикальных настроениях в обществе... И они действительно могут создать такую группу, которая самым трагическим образом способна поменять ход истории.

Константин Матейченко:

— Я не знаю ни Саакашвили, ни Наливайченко. Судить о них могу лишь по их риторике... Поначалу, особенно то, что касалось высказываний одесского губернатора, вызывало некоторое уважение. А потом... Ну, говорят и говорят. А все остальное пробуксовывает. Не стану обсуждать личностные качества Саакашвили, но когда человек заявляет ультиматум Президенту Украины, — это по меньшей мере неэтично... Президент у нас законно избранный — какой бы он ни был, нравится, не нравится, но нельзя ж так. И хоть я не из пропрезидентской фракции, все равно считаю: именно сейчас глава государства должен сам стать «сильной рукой». Когда я командовал подразделением, то точно усвоил: как только начиналась демократия, тут же заканчивались боевая готовность и дисциплина.

Оксана Продан:

— Если Валентин Наливайченко и Михаил Саакашвили «сильные руки», то тогда вопрос — чьи?

Сигнал Закарпатья

— «Требуем признать Закарпатье специальной самоуправляемой административной территорией, необходимые изменения в Конституцию страны должны быть внесены безотлагательно», — вот такое обращение на днях направили в Раду закарпатские депутаты. Можно ли прогнозировать, что и дальше пойдет цепная реакция? В итоге будет «парад суверенитетов»?

Виктория Войцицкая:

— Это как раз то, чего боимся больше всего и против чего наша фракция была категорически против, — говорю о модели относительно так называемой децентрализации, которую и было предложено внести в Конституцию. Политики должны быть ответственны за каждый свой шаг и за каждое свое слово, дабы сохранить суверенитет государства... А то, что произошло в Закарпатье, — очень нехороший сигнал.

Александр Бригинец:

— Не вижу никакого стремления к автономии Закарпатья. Но вижу стремление определенной группы людей сделать себе на этой волне политический капитал. Думаю, представители этой группы очень тесно связаны с предыдущей властью.

Игорь Шурма:

— Убежден, что проведение досрочных выборов — это фактически старт «парада суверенитетов». Сразу появятся определенные настроения и в Закарпатье, и в Бессарабии, и в Галичине, и на востоке Украины. Поэтому принимая судьбоносные решения относительно выборов, нужно всегда помнить, к чему это может привести.

Константин Матейченко:

— Никакой автономии там никто не допустит. Мы имеем конкретный опыт с Донбассом... Думаю, и Крым бы не откололся, если б вовремя среагировали на всевозможные псевдомитинги и прочее. А все ж как воспринимали? «Ну, ничего, помахали флажками...» Думаю, на Закарпатье не дадут дойти до такой кульминации. И все эти «ростки» митингов с флажками сразу задавят.

Оксана Продан:

— В действующем законодательстве, которое касается местного самоуправления, заложены все возможности для того, чтобы власть создавала для граждан комфортные условия. И для этого не надо дополнительных аргументов и рычагов. Просто надо работать. Автономия же — это чистая политика. Так те, кто хочет отделиться, — они за политику или за людей? Если первое, то пусть так и говорят.

Пусть офшоры запретят

— «Офшорный скандал», напрямую задевший репутацию президента страны, у нас закончился фактически ничем. На ток-шоу по ТВ политики поговорили, на том и разошлись. Впрочем, Радикальная партия пообещала устроить импичмент президенту... И вот переключаешь каналы: по одной программе Ляшко собирается вывести президента на чистую воду, создать следственную комиссию «по офшорам» Порошенко, по другой — глава государства обещает разогнать парламент, если тот не удосужится создать коалицию. И что, депутаты на самом деле намерены «уволить» президента из-за Британских Виргинских Островов? И президент разгонит Раду?

Виктория Войцицкая:

— Любой лидер, особенно такой страны, как Украина — одной из наибольших держав Европы, обязан придерживаться морально-этических ценностей. И это, можно сказать, неписаное правило: так должно быть. Увы, так не происходит.

Но если говорить с юридической точки зрения по поводу бизнеса Порошенко и офшора, то маловероятно, чтобы там к чему-то можно было прицепиться. Так что «по букве закона» вся эта история не будет иметь последствий.

Поэтому вопрос можно рассматривать исключительно с позиций морали. По поводу отставки... Были примеры и в европейский странах. Возьмите того же Берлускони — сколько раз пытались его снять! Но сместить оказалось очень трудно.

Относительно Порошенко... Мне кажется, президенту надо сейчас приложить максимум усилий, чтобы вернуть доверие людей, вообще всего общества. И что немаловажно — вернуть доверие инвесторов к стране.

Собственно, офшоры — это один из инструментов, чтобы сохранить свои деньги. Следовательно, если глава государства предпочитает Виргинские Острова или что-то еще, то это свидетельствует о чем? О том, что президент не верит, что Украина — именно та страна, где стоит хранить активы.

С другой стороны, я не считаю, что в нынешней ситуации надо требовать его отставки. Думаю, такой шаг будет деструктивен для всей страны. Буду надеяться на смену правительства и на то, что и Кабмин, и президент начнут реализовывать реформы, способные изменить страну к лучшему. И в этом мы готовы помочь президенту.

Александр Бригинец:

— Офшоры в Украине не запрещены. Но запрещено проводить незаконные платежи. Насколько я понимаю, незаконных платежей у президента не было. Так что расследовать? Кого «разгонять»? Кстати, и разгонять парламент тоже нет никакой причины.

Игорь Шурма:

— Украина — особенная страна. Давайте вспомним «помаранчевую» революцию и революцию «достоинства». Первая обернулась черными цветами для людей, а вторая привела к власти негодяев. Я не хочу персонифицировать, но если людям обещаются европейские ценности, то надо и самим поступать, как в Европе!

Что же касается офшорного скандала, то именно эта тема у меня вызывает отторжение. Если б эта информация касалась только нашего президента — одно дело. Но когда фактически гегемон мировой политики офшорными разоблачениями ставит на колени страны, которые по отношению к нему, гегемону, имеют принципиальную позицию, пытаются действовать самостоятельно, — это уже совсем другое...

И если мы пытаемся говорить об узурпации власти президентской ветвью, то точно так же в мировой политике происходит узурпация вот этим самым «гегемоном». Если проводить активы через офшоры — это позор, то разве для тех людей, которые поднимают эту тему, сложно отменить вообще систему офшоров в мире? Это не в их силах? Вполне! Так почему это не делается? Потому что кому-то ж выгодно!

Константин Матейченко:

— Думаю, не в офшорах дело, там больше политического пиара. И хоть я не юрист и не специалист по внешнеэкономической деятельности, но в тех материалах, которые читал, не увидел конкретных фактов воровства, обмана, незаконного вывода денег. Поэтому, на мой взгляд, те, кто сейчас усиленно торпедирует тему импичмента, просто пытаются «сбить» президента, повлиять на его имидж, авторитет. Хотя и они прекрасно понимают: без закона, как бы кому ни хотелось, главу державы «сбить» не можем. А говорить... Ну это просто воздух сотрясать!

Оксана Продан:

— Мы видели, что вопросы с офшорами возникли по поводу не только Украины, но и многих других стран. Однозначно реакция касательно всех тех, кто замешан в скандалах, должна быть не только в СМИ, но и надо вносить изменения в законодательство. Необходимо сделать его жестче по отношению к тем, кто уходит от налогообложения. Это всех касается. И тут не стоит переходить на персоналии. Просто нужно создать условия, чтоб деньги не выводились из страны. А мы как парламентарии должны выписать такие законы, чтобы человек и не хотел свои финансы выводить.

«Мадагаскар»

— В украинском парламенте и в прежние времена были случаи, когда законы выписывали «под кого-то», правда, это старались не афишировать. Сейчас же сам нынешний спикер г-н Гройсман открытым текстом заявил, что инициировал законопроект, меняющий порядок работы иностранцев в правительстве. Это когда хотели г-на Миклоша, гражданина Словакии, назначить на Минфин... Законопроектом предлагалось «предоставить возможность назначить на должность министра финансов иностранца из числа бывших глав, членов правительств иностранных государств»... Разве не нонсенс? А теперь уже есть законопроект «под Луценко», чтоб его назначить в ГПУ. Как вы относитесь к теме — закон «под кого-то»?

Виктория Войцицкая:

— Поскольку я училась в физматшколе, то для меня есть две категории — теорема и аксиома. Аксиома не требует доказательств. И я считаю, то, о чем вы спрашиваете, — это как аксиома: нельзя даже пытаться делать некое исключение из общего правила, иначе рушится вся идея права как фундамента. И все эти манипуляции — сегодня одному нужно сделать исключение, завтра другому... Это подход к законопроектам по методу «пожаротушения».

Александр Бригинец:

— Не считаю, что это закон «под Луценко». Этот проект может изменить Генпрокуратуру. Есть два варианта: либо приходит человек из той же среды, «изнутри», либо — извне. Как видим, человек извне лучше меняет ситуацию. Пример — тот же Аваков в МВД. Он не связан с внутренней коррупцией, эффективнее реформирует структуру.

Игорь Шурма:

— Иногда мне просто стыдно за то, что я нахожусь в парламенте и ничего не могу поделать, когда подобные законопроекты голосуются! И даже если у авторов и их соратников не набирается необходимое количество голосов, мне все равно стыдно и некомфортно, что изначально такое предлагается Верховной Раде.

Я был одним из тех, кто предлагал законопроект — запретить совместительство, политическую деятельность членам Кабинета Министров. А что, разве министр ходит на заседания сессии в Верховную Раду? Или он работает в комитетах? Сидит на заседаниях фракции? Нет, конечно! Но я понимаю: маразм возвращается, и уже пишут новые законы «под себя», где вроде как ничего и не запрещается... А почему пишут? Да потому что думают: придут к власти через какой-то период времени, и норма, которую выписывают сегодня, тогда им чем-то поможет.

У нас не принято выписывать или делать незыблемым правилом то, чтобы министром становились профессионалы, а не те, у кого запись в трудовой книжке — «министр» — вообще была первой, потому что до того трудовой деятельности за ним не наблюдалось... Вот сейчас пишут закон для прокуратуры. У меня вопрос: нам мало историка на должности министра здравоохранения?

Как-то читал статью Михаила Горбачева. И там он говорит об Украине... Смысл в чем: после развала СССР она имела один из наибольших потенциалов стать могущественной державой, но постоянные политические распри, ссоры, коррупция, воровство, финансовые злоупотребления, борьба за власть и т. д. вынудили Михаила Сергеевича поставить себе вопрос: «Имеют ли люди, живущие на этой территории, право на свое государство?»

Так вот то, что происходит в стране сейчас, воскресило в памяти у меня именно этот вопрос. Потому что, оказывается, кроме иностранцев, в стране некому руководить. И почему кто-то за границей благодарит за работу премьер-министра Украины? Хорошо, дескать, справился... Они указывают нам, как действовать, не имеет значения, кто это делает — Америка, Россия или Европейский Союз. Но все считают необходимым что-то обязательно порекомендовать, напрочь забывая, что это и есть вмешательство во внутренние дела нашей страны. С собой бы они никому не позволили так поступать. А с нами можно.

Константин Матейченко:

— С одной стороны, конечно, писать закон «под кого-то» — в корне неправильно. С другой — здесь ситуация несколько иная. Закон готовится под то, что подсказывают реалии. Вот у нас был за последнее время третий генпрокурор с высшим юридическим образованием. И какой результат? Наверное, должен туда прийти человек, который не имел бы отношения к прокурорской касте.

Что касается Луценко, так он вполне харизматичная личность... И когда пришел в МВД — тоже ж начал ломать старые устои. Конечно, это кому-то не нравилось. Но система-то в МВД была какая? С одной стороны, когда там по 20 лет проработают, то всех воспринимают как потенциальных преступников... «То, что вы не сидите в тюрьме, —не ваша заслуга, а наша недоработка»... С другой стороны, это ж как в мультфильме «Мадагаскар»: когда лев, сбежав из зоопарка, вдохнул воздух дикой природы, то и на всех друзей-зверушек стал смотреть как на кусочки бекона.

Оксана Продан:

— Однозначно, не должно быть закона «под кого-то». Это касается и конкретных фамилий наших граждан, и иностранцев.

Яценюк и шулерство

— И на десерт вопрос о будущем. Скажите не только о парламенте или там о выборах, но о стране — что нас ждет?

Виктория Войцицкая:

— «Не кажи «гоп», доки не перескочиш», — сейчас это самая актуальная поговорка. Трудно загадывать... Много непредсказуемого. Вот самая яркая ситуация: никто не знает — договорятся с Гройсманом, чтоб он шел в Кабмин, не договорятся? Все может случиться. Ведь последний трюк Яценюка вообще никто не ожидал! «Давайте, — говорит, — мы отменим постановление, где моя работа признана неудовлетворительной, тогда я пойду в отставку». Ну что это такое?! Для меня это как какое-то шулерство.

Александр Бригинец:

— В последнее время я много общался с избирателями. И всякий раз люди говорят, что они ждут реформ. И повторяют это как мантру. На самом деле они не реформ ждут, а хотят повышения зарплат и понижения тарифов. Так вот Украине действительно нужны реформы, и я очень надеюсь, что они начнутся, — тогда произойдет и повышение зарплат, и уменьшение тарифов.

Игорь Шурма:

— К сожалению, мое ощущение, что вот это заявление Саакашвили с ультиматумом президенту может подтолкнуть радикально настроенных на наихудшие сценарии. Будут и социальные бунты, потому что люди очень бедно живут. Нельзя исключать «парад суверенитетов»... Но еще более печально, если сильные мира сего соберутся и примут для себя решение: политический проект под названием Украина себя исчерпал. Хотя если мы сможем убедить и соседей, и мир, что мы достойны, что в результате сможем пройти и этот сложнейший путь, то тогда... Хотелось бы верить, что опасения напрасны.

Константин Матейченко:

— Вот я вместе с бойцами освобождал Первомайск, Артемовск. И многие задавали себе вопрос: «Кто-то мог представить, что вот здесь будет война?» Нет. Даже в страшном сне не приснилось бы. Но откройте интернет: 1991-й, 1992 г. Абхазия, Приднестровье. Теперь у нас тот же сценарий. Могу предположить, что украинское общество скоро устанет от этой постоянной войны, неразберихи. И тогда изберут ту самую «сильную руку», скорее всего, с пророссийским уклоном.

Оксана Продан:

— Что более всего меня поразило? Интервью, которое дал Ник Вуйчич, знаменитый австралиец, родившийся без рук и ног, который недавно был в Украине, посещал детей на Донбассе. Я это интервью даже запостила, так оно мне понравилось! Особенно, вот это:

«...Я хотел себе руки и ноги, думал, что тогда все было бы хорошо. Но я понял, что это не так. Даже без рук и ног я могу быть чудом для кого-то другого. Накормите голодного, послужите бедному, рассмешите детей в больнице — и тогда вы перестанете думать о себе и сможете найти свою цель».

Давайте и мы будем оптимистами и пытаться жить так, чтобы уметь помогать тем, кому эта помощь необходима.

В конце концов с оптимизмом смотреть в будущее.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Тебя послушают, а ты не воруй!

Почти полгода в Верховной Раде находится законопроект, которым Национальному...

В борьбе обретешь ты имя свое?

Как вы считаете смогут ли жители Кузнецовска сделать то, чего не сумели добиться...

Идут болельщики — салют Златану!

В Стокгольме рядом со стадионом «Френдс Арена» будет установлен памятник...

Троллейбус прощения

Исполком Тернопольского городского совета принял решение, что в течение трех дней...

Сидеть дешевле

 Как вы думаете, если бы в нашей стране наказывали нерадивых депутатов, то что бы они...

Упаковочку агрессора, пожалуйста

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект, в котором предлагается ввести...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка