Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы

16 Ноября 2015 4.9

  • Президент США Барак Обама и президент Турции Тайип Эрдоган

    Президент США Барак Обама и президент Турции Тайип Эрдоган, фото №1

    Президент США Барак Обама и президент Турции Тайип Эрдоган

    Reuters

  • Обама на саммите G20

    Обама на саммите G20, фото №2

    Президент США Барак Обама прибыл на саммит в G20

    Reuters

  • Обама на саммите G20

    Обама на саммите G20, фото №3

    Президент США Барак Обама прибыл на саммит в G20

    Reuters

  • Обама на саммите G20

    Обама на саммите G20, фото №4

    Президент США Барак Обама прибыл на саммит в G20

    Reuters

  • Обама на саммите G20

    Обама на саммите G20, фото №5

    Президент США Барак Обама прибыл на саммит в G20

    Reuters

  • Обама на саммите G20

    Обама на саммите G20, фото №6

    Президент США Барак Обама прибыл на саммит в G20

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №7

    Президент США Барак Обама улетает на саммит G20 в Анталье

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №8

    Президент США Барак Обама улетает на саммит G20 в Анталье

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №9

    Премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл и президент Турции Тайип Эрдоган

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №10

    Премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл прибыл в Анталью

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №11

    Премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл прибыл в Анталью

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №12

    Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин прибыл в Анталью

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №13

    Король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз и президент Турции Тайип Эрдоган

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №14
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №15
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №16

    Премьер-министр Канады Джастин Трюдо прибыл в Анталью

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №17

    Премьер-министр Канады Джастин Трюдо прибыл в Анталью

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №18

    Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу и премьер-министр Японии Синдзо Абэ

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №19

    Премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент Турции Тайип Эрдоган

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №20

    Премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент Турции Тайип Эрдоган

    Reuters

  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №21

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №21, фото №21
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №22

    Президент США Барак Обама и президент Турции Тайип Эрдоган

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №23

    Президент США барак Обама и президент Турции Тайип Эрдоган

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №24

    Президент США Барак Обама и президент Турции Тайип Эрдоган

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №25

    Президент САШ и Барак Обама и Сюзен Райс советник президента США по национальной безопасности

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №26
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №27

    Президент САШ и Барак Обама и Сюзен Райс советник президента США по национальной безопасности

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №28

    Президент САШ и Барак Обама и Сюзен Райс советник президента США по национальной безопасности

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №29
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №30
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №31
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №32
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №33

    Канцлер ФРГ Ангела Меркель

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №34

    Президент Турции Тайип Эрдоган и канцлер ФРГ Ангела Меркель

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №35

    Президент Турции Тайип Эрдоган и канцлер ФРГ Ангела Меркель

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №36
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №37
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №38

    Госсекретарь США Джона Керри

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №39
  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №40

    Президент Турции Тайи Эрдоган и министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №41

    Президент Турции Тайип Эрдоган и президент РФ Владимир Путин

    Reuters

  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №42

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №42, фото №42

    Президент Турции Тайип Эрдоган и президент РФ Владимир Путин

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №43

    Президент Турции Тайип Эрдоган и премьер-министр Австралии Синдзо Абэ

    Reuters

  • Саммит G20

    Саммит G20, фото №44

    Премьер-министр Канады Джастин Трюдо

    Reuters

  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №45

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №45, фото №45

    Президент Турции Тайип Эрдоган и премьер-министр Австралии Маклкольм Тернбул

    Reuters

  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №46

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №46, фото №46

    Президент Турции Тайип Эрдоган и председатель КНР Си Цзиньпин

    Reuters

  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №47

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №47, фото №47

    Президент Турции Тайип Эрдоган и президент США Барак Обама

    Reuters

  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №48

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №48, фото №48

    Президент Турции Тайип Эрдоган и президент США Барак Обама

    Reuters

  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №49

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №49, фото №49

    Президент Турции Тайип Эрдоган и премьер-министр Испании Мариано Рахой

    Reuters

  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №50

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №50, фото №50
  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №51

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №51, фото №51
  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №52

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №52, фото №52
  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №53

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №53, фото №53
  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №54

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №54, фото №54
  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №55

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №55, фото №55
  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №56

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №56, фото №56
  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №57

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №57, фото №57
  • Обам Путин встреча

    Обам Путин встреча, фото №58
  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №59

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №59, фото №59

    Президент США Барак Обама и президент РФ Владимир Путин разговаривают на саммите G20

    Reuters

  • Обам Путин встреча

    Обам Путин встреча, фото №60
  • Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №61

    Итоги G20: Путин в большой игре, смена приоритетов и новые вызовы, фото №61, фото №61

    Президент США Барак Обама и президент РФ Владимир Путин жмут друг другу руки на саммите G20

    Reuters

Обама, Эрдоган, саммит G20

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Турция, Обама

саммит G20, Турция

саммит G20, Турция, Тернбулл Малкольм, Эрдоган

саммит G20, Турция, Тернбулл Малкольм

саммит G20, Турция, Тернбулл Малкольм

саммит G20, Турция, Си Цзиньпин

саммит G20, Турция, Эрдоган

саммит G20, Турция

саммит G20, Турция

саммит G20, Турция, Джастин Трюдо

саммит G20, Турция, Джастин Трюдо

саммит G20, Турция, Абэ, Давутоглу

саммит G20, Турция, Синдзо Абэ, Абэ, Эрдоган

саммит G20, Турция, Эрдоган, Абэ

саммит G20

саммит G20, Обама, Эрдоган

саммит G20, Обама, Эрдоган

саммит G20, Обама, Эрдоган

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Обама

саммит G20, Меркель

саммит G20, Меркель, Эрдоган

саммит G20, Меркель, Эрдоган

саммит G20

саммит G20, Обама

саммит G20, Керри

саммит G20

саммит G20, Обама, Фабиус, Эрдоган

саммит G20, Путин, Эрдоган

саммит G20, Эрдоган, Путин

саммит G20, Обама, Эрдоган, Абэ Синдзо

саммит G20, Обама, Джастин Трюдо

саммит G20, Тернбулл Малкольм

саммит G20, Эрдоган, Си Цзиньпин

саммит G20, Эрдоган, Обама

саммит G20, Эрдоган, Обама

саммит G20, Эрдоган

саммит G20

саммит G20, Обама, Меркель, Путин

саммит G20, Обама, Меркель, Путин

саммит G20, Обама, Меркель, Путин

саммит G20, Обама, Меркель, Путин

саммит G20

саммит G20, Обама, Меркель, Путин

саммит G20, Обама, Меркель, Путин

Обама, Путин, саммит G20

Обама, Путин

Обама, Путин, саммит G20

Обама, Путин

Фото 1 из 61

Саммит в турецкой Анталии предсказуемо должен был уделить внимание сирийской проблеме, до которой даже географически от южного побережья Турции – рукой подать. События в Париже за полтора суток до встречи «Большой двадцатки» выдвинули на первый план проблему терроризма и все ту же Сирию, как одного из главных мест дислокации «Исламского государства».

Прогрессивная общественность реагирует исключительно на европейские теракты, между тем в Турции чуть больше месяца назад взрывы шахидов на митинге в Анкаре унесли сотню жизней. За день до парижской трагедии двое смертников взорвали себя в Ливане – погибло 44 человека. В день открытия саммита в Газиантепе взорвался еще один смертник, к счастью, это произошло во время полицейского рейда, а не в месте скопления народа, и ранения получили только стражи правопорядка. Нельзя не сказать и о катастрофе российского Airbus A321.

В общем, ситуация, как точно сформулировал хозяин мероприятия президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, в той точке, когда «слова о борьбе с терроризмом заканчиваются» и борьбу эту нужно «ставить во главу угла». И уже в первый день саммита стало известно о намерениях США удвоить свои усилия по борьбе с «Исламским государством», поскольку, как заметил Обама, идет атака не только на Францию и Турцию, но и на весь цивилизованный мир. Как сообщил канал ABC, советник Обамы по безопасности Бен Роудс рассказал, что Вашингтон ждет от Франции и других стран антитеррористической коалиции «активизации усилий» вплоть до приведения в действие пятой статьи устава НАТО, требующей, чтобы все союзники пришли на помощь. В то же время, американцы исключили проведение наземной операции в Сирии (помимо того, что уже происходит).

Сидя прямо за кофейным столиком в холле, презрев всякие протоколы, Владимир Путин и Барак Обама обсуждали терроризм, Сирию и Украину на протяжении 20 минут и, по словам помощника российского президента Олега Ушакова, беседа показала, что «стратегические цели, касающиеся борьбы с ИГИЛ, — они, в принципе, очень близки друг к другу». А вот «по тактике стороны по-прежнему расходятся».

Накануне саммита в интервью информационным агентствам России и Турции Владимир Путин пролил свет на эти тактические расхождения: «Рассчитывали по крайней мере на нормальную в таких случаях плотную военно-экспертную координацию с возглавляемой американцами международной антиигиловской коалицией. Однако реакция со стороны американских и западных партнёров оказалась весьма сдержанной. Хотя, казалось бы, ИГ и аналогичные экстремистские группировки, орудующие в Сирии, представляют для наших стран однозначно общую угрозу».

Также Путин посетовал, что не удалось пойти дальше «согласования Меморандума о взаимопонимании о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полётов авиации в ходе операций в Сирии», кроме того американцы не согласились заключить соглашение о спасении экипажей военно-воздушных судов, аналогичное заключенному в ходе операции США в Афганистане, а американская коалиция не выдает ВКС РФ свои разведданные, хотя Россия к тому готова и имеет опыт даже взаимодействия с Сирийской свободной армией (ССА) в этом вопросе. В общем, Путин подчеркнул, что Россия готова работать с Вашингтоном над уничтожением ИГ, несмотря на все расхождения по поводу Асада и Сирии. И, видимо, специально для шефа американской разведки, недавно предположившего, что Путин импровизирует в Сирии, российский президент подчеркнул: «Наши действия в Сирии, а также возможные риски и последствия были тщательно, много раз просчитаны, и все необходимые для операции ресурсы — как финансовые, так и технические — заранее предусмотрены».

В общем, позиция Путина в сирийском вопросе, до и после терактов в Париже, выглядит куда логичнее американской, которые вместо того, чтобы бомбить ИГ вместе, предпочитают отдать это на откуп им самим, а сколько на это понадобится лет и сколько терактов произойдет по всему миру – об этом думать не след.

Заклятые партнеры в G20

Предыдущий саммит большой двадцатки состоялся год назад в Брисбене и запомнился, прежде всего, несколько мальчишеским поведением ряда политиков в отношении Владимира Путина. Главную роль тут играли австралийский премьер-министр Тони Эбботт, который и обещал Путину суровый прием в стиле австралийского футбола (на деле, правда, водивший российского лидера фотографироваться с коалами), а также его канадский коллега, премьер-министр Стивен Харпер, который во время рукопожатия, якобы, сказал Путину, что ему нужно «убираться из Украины».

Было много сообщений о различных маленьких, но значительных с точки зрения дипломатического этикета знаков, адресованных Путину, впрочем, российский лидер ответил на это просто взяв и уехав еще до обнародования финального коммюнике. Президент России пояснил, что ему нужно выспаться «поскольку в понедельник на работу».

Потом были Минск-2, ряд «нормандских бесед», Россия закончила год под санкциями и начала новый, рубль продолжал постепенно падать, иногда задерживаясь и приходя в себя на каких-то отметках, нефть также отказывалась расти в цене, «линию разграничения» глобального противостояния вернули в Сирию, военно-космические силы РФ подключились к бомбежке «Исламского государства», в общем, когда пришло время для новой встречи двадцатки, всем уже было очевидно, что игнорировать Владимира Путина совершенно бессмысленно и саммиты G20 следует использовать, как возможность что-то сказать президенту России, а не наоборот.

Собственно, и некому было бы выступить в роли главных запевал, австралиец Эбботт в сентябре был смещен товарищами по Либеральной партии (проиграл внутрипартийные выборы Малькольму Тернбуллу), причем, одной из причин называлась неготовность Тони адекватно реагировать на угрозы безопасности, в том числе от «исламистов». Потерял власть и Стивен Харпер, бывший премьер-министром Канады с 2006 года. На октябрьских выборах его Консервативная партия набрала 31%, а Либеральная партия Джастина Трюдо — под 40%, удвоив свой предыдущий результат.

Так что, Эбботт и Харпер были лишены возможности снова повидаться с Путиным и сказать ему что-то язвительное. Кстати, как написал британский The Guardian, Австралия была исключена из консультаций по сирийскому вопросу, которые прошли 14 ноября в Вене именно из-за позиции России. Видимо, брисбенский демарш не был забыт.

Впрочем, хозяин нынешнего саммита, турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, также подошел к мероприятию в качестве уже не друга России. Хотя год назад он был как раз одним из наиболее близких к Москве мировых лидеров, и даже «Южный поток» собирались сделать «Турецким», а потом через Грецию таки довести до Европы. Но при всем плотном сотрудничестве России с Турцией, пространство для разногласий остается широким, а сирийский конфликт стоит здесь на первом месте. И активизация России в поддержке президента Сирии Башара Асада стала холодным душем для русско-турецкой дружбы.

Некоторые, впрочем, относят точку охлаждения к апрельскому высказыванию Путина о геноциде армян. Однако куда актуальнее сирийская война, где Турция Эрдогана является не только ярым противником режима Асада, но и основной дорогой беженцев в Европу (а также местом приюта двух миллионов человек). А, как полагают некоторые аналитики, и основным покупателем дешевой сирийской нефти, которой торгует ИГ. Кстати, незадолго до саммита Эрдоган выступил с инициативой создания некой зоны в Сирии, свободной от бомбежек и террористов, где можно было бы часть этих двух миллионов разместить. Турецкие строители в свою очередь помогли бы обустроить эту местность. И, конечно, нельзя не вспомнить о разногласиях по вопросу курдов. Москва поддерживает их, так как те ведут борьбу против экстремистов, но для Турции Рабочая партия Курдистана и ее филиалы – такие же террористические организации, и автономия, не говоря уж о независимости Курдистана – страшный сон для Анкары.

Очень возмущались в Турции случаями нарушения воздушного пространства, обещали сбивать российские самолеты без промедления и напоминали о 5 статье устава НАТО, кроме того, Эрдоган напоминал, что Анкара является покупателем номер один российского природного газа, говорил о тесном сотрудничестве и что с таким другом, как Турция, РФ может потерять еще многое. Правда, впоследствии министр энергетики Али Риза Алабоюн специально уточнял, что от газа никто отказываться не собирается. Кстати, по словам турецких экспертов, от российских энергоресурсов Анкара уйти и не сможет, так как, импортирует 55% газа и 10% нефти из России, а на диверсификацию уйдет немало времени. Тем не менее, 26 октября «Газпром» был письменно уведомлен об иске Турции в международный арбитраж. Турция настаивает на получении скидки на газ, хотя она была привязана к вопросу «Турецкого потока». В общем, это немного напоминает отношения России с Украиной в доевромайданные времена.

При этом, на фоне войны в Сирии и ужасного теракта в Анкаре, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сумел со второй попытки выиграть парламентские выборы. За две недели до саммита в Анталье на повторных выборах президентская Партия справедливости и развития набрала 49%, прибавив 9% с лета, и теперь сформирует правительство. Страна, к чему ее настойчиво подталкивал сам Эрдоган, выбрала стабильность вместо хаоса.

Экономический рост против терроризма

В первый день помимо терроризма и кризиса мигрантов обсуждались экономические вопросы, в былое время главные для «двадцатки». Путин, в уже упомянутом интервью, отметил позитив в работе G20. Кто-то может подумать, что члены двадцатки, как и семерки, обираются вместе для красивых фотографий (с коалами и прочими животными), но по словам российского президента, благодаря решениям G20 создаются условия для преодоления последствий кризиса 2008–2009 годов, растут устойчивость и прозрачность глобальных финансовых рынков, а в Анталье будет завершено «принятие Плана по противодействию размыванию налоговой базы и выводу прибыли из‑под налогообложения», после чего будет и следующий шаг – эти новые правила будут внедрены в странах двадцатки и, что немаловажно, за ее пределами. Есть, конечно, и проблемы, это распределение квот и голосов в МВФ, недостаточная эффективность работы фонда, политически мотивированные ограничения на мировых рынках и т.д.

Турция, как председатель «Большой двадцатки» в 2015 году, обозначила стратегические цели неформальной организации, которые выражаются в обеспечении инклюзивного и глобального роста экономики. Собственно, программа Турции носит название трех «И»: инклюзивность, имплементация и инвестиции. Особое внимание Анкара предложила уделить развивающимся странам с низким доходом на душу населения, а также поддержке малого и среднего бизнеса.

Итоговое коммюнике «Большой двадцатки» получилось объемным и затронуло широкий круг вопросов от экономики до политики. Так, лидеры G20 призвали все страны внести вклад в решение кризиса беженцев и оказать соответствующее содействие. Они пообещали «продолжать поддержку всех усилий, направленных на обеспечение защиты и помощи для огромного числа беженцев и перемещенных лиц в различных частях мира».

Страны договорились продолжать работу над усилением международного сотрудничества по борьбе с коррупцией и призвали присоединиться к плану действий по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и выводом прибыли из-под налогообложения (BEPS). Для развития глобальной торговли лидеры G20 поручили профильным министрами проводить регулярные встречи. Организация также призвала США как можно скорее ратифицировать изменения в МВФ, которые были согласованы еще в 2010 году.

Переходя к вопросам безопасности, G20 призвали Международную группу по борьбе с отмыванием доходов и финансированием терроризма определить меры, в том числе касательно законодательной основы, в борьбе против терроризма и договорились работать над усилением авиабезопасности.

И все же очевидно, что главные события конференции остались за кадром, как говорят, «на полях» саммита. Несмотря на наличие большого количества экономических пунктов в коммюнике, основной темой переговоров в Анталье стала все же безопасность. Причем настолько, что стороны на время оставили былые разногласия. Еще недавно Барак Обама ставил Россию на одну ступень с лихорадкой Эбола и «Исламским государствам», перечисляя угрозы мировой безопасности, а сейчас полчаса обсуждает с ним совместную стратегию борьбы с ИГ. А британский премьер Дэвид Кэмерон, который вот-вот должен представить новую стратегию безопасности Великобритании на пять лет, в которой Россия также названа одной из главных угроз Туманному Альбиону, говорит о совместных задачах Москвы и Лондона.

Авторитетное американское издание Bloomberg даже вышло с материалом, озаглавленным «На саммите G20 Путин превратился из парии в игрока». Российский президент действительно провел двусторонние встречи практически со всеми лидерами двадцатки – с Обамой, Кэмероном, канцлером Германии Ангелой Меркель, премьером Италии Маттео Ренци, хозяином саммита Реджепом Эрдоганом, королем Саудовской Аравии аль-Саудом, премьером Японии Синдзо Абэ, главой МВФ Кристин Лагард и другими. Шерпа РФ при «Большой двадцатки» Светлана Лукаш заявила журналистам, что Владимира Путин был одним из самых востребованных лидеров на саммите и все проходило в очень дружелюбной атмосфере.

Не стоит ждать, что несмотря на позитивные сигналы саммит в Анталье резко изменит расстановку сил на мировой арене, Запад и Россия забудут накопившиеся противоречия, договорятся по Украине, отменят санкции и единым фронтом выступят против мирового терроризма. Собственно, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков примерно об этом и сказал.

«Это абсолютно нереалистично ожидать, чтобы 20-минутная встреча могла называться переломной в двусторонних отношениях. Двусторонние отношения такие, какие они есть. Разногласия такие, какие они есть, и в то же время понимание безальтернативности диалога двустороннего хотя бы для обсуждения имеющихся проблем тоже таковое, какое оно есть. Но сама по себе беседа, действительно, носила конструктивный характер», - как всегда красноречиво выразился Песков. Впрочем, на этот раз ему удалось довольно точно подытожить итоги саммита G20.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка