Банкротство глобального Либерленда

28 Апреля 2015 4.3

Как сообщает «Википедия» (статья «Свободная республика Либерленд» — к слову сказать, она сразу же была предложена к удалению, поскольку значимость статьи вызывает сомнение и она носит «ярко выраженный рекламный характер»), 13 апреля 2015 г. некто Вит Едличка, гражданин Чешской республики и член Партии свободных граждан, провозгласил «Свободную республику Либерленд».

Новоявленное «государство» «занимает» два острова на Дунае — Вуковар и Шаренград общей площадью 7 кв. км, — чья принадлежность не определена, на них со времен войны 90-х гг. претендуют Сербия и Хорватия. Столицей Либерленда объявлен Либерполис, уже утверждены государственные флаг и герб республики.

Все это, конечно, выглядит как сущий бред; вот и МИД Хорватии на присланную ему «официальную дипломатическую ноту» Едлички ответило лишь неофициальным комментарием в «Фейсбуке»: мол, это не более чем «виртуальный прикол», а для таких «у нас не может быть никакого официального комментария».

Впрочем, появление «квазигосударств» — отнюдь не исключительная редкость. Классическим, можно сказать, примером их стало «государство» Силенд (Sealand), обосновавшееся на заброшенной британской нефтяной платформе в Северном море. Затрудняюсь сказать, существует ли оно до сих пор, но небольшой шум в свое время оно произвело. Знаете ли, есть такая категория людей, которые с детства мечтают основать собственное государство, а поскольку, увы, практически каждый клочок земли на нашем шарике уже кем-то занят, приходится прибегать к «приколам».

Однако случай Либерленда все-таки особый. Едличка — ярый поборник идей классического либерализма. Он поставил задачу создать такое общество, которое бы процветало «без неэффективных государственных норм и налогов» — по образцу Лихтенштейна и Монако. Объявлено, кстати, что гражданство Либерленда смогут при желании получить все, кроме коммунистов, фашистов и прочих «экстремистов».

Оттого «прикол» с Либерлендом видится ярким гротескным выражением глобального банкротства идей неолиберализма: получается, им уготовано место в таком себе полувиртуальном резервате на заросших лесом дунайских островках!

«Свободный рынок»

В сфере экономики либерализм — это священная вера в «свободный рынок» при минимальном вмешательстве государства в хозяйственную жизнь. Рынок, дескать, сам «невидимой рукой» установит все правильные пропорции, обеспечит высокие темпы развития и процветание для общества. Принято считать, что поворот от кейнсианства к неолиберальной экономической политике произошел на Западе в начале 1980-х гг. — его обычно связывают с правлением Р. Рейгана в США и М. Тэтчер в Великобритании.

После крушения СССР неолиберализм был успешно навязан и нам — как суперэффективное средство, способное в считанные годы покончить с «пагубным наследием порочной плановой экономики» и построить зажиточное социально-ориентированное рыночное общество по лучшим европейским образцам. Идеи эти оказались иллюзорными, эксперимент явно не удался, однако адепты «свободного рынка» все никак не унимаются, требуя эксперимент повторить — в неудачах они либо привычно обвиняют «советское прошлое», четверть века давящее своей тенью на нас, либо заявляют, что никаких реформ на самом-то деле до сих пор и не было!

А вот теперь уж, когда экономика развалена в щепки, рыночные реформы, наконец, развернутся по-настоящему! Короче, хотят нам устроить, как выразилась незабвенная Юлия Владимировна, «шок без терапии»!

Ну, ладно, у нас рецепты неолиберализма не сработали — наследие прошлого гнетет, «коммуняки» вредят, памятники Ленину до недавнего времени формировали негативную ауру, да теперь вдобавок еще и Путин палки в колеса вставляет — тут все понятно, вопросов нет. Проблема, однако, в том, что и на Западе следование догмам неолиберализма отнюдь не привело к ускорению экономического роста и процветанию общества. Нарастают экономические и социальные неурядицы и противоречия, и после кризиса 2008–09 гг. умные люди все громче стали говорить о том, что неолиберализм потерпел полный и сокрушительный крах.

Давайте проследим динамику изменения ВВП главных развитых стран Запада за последние 30 лет. Данные взяты мной с сайта «Мировая экономика» ereport.ru. 

Табл. 1. Среднегодовые темпы роста ВВП за определенные периоды.

Страна

1984–89

1990-е

2000-е

2010–14

США

4,28%

3,2%

1,69%

2,22%

Евросоюз

 

1,84%

1,34%

1%

Германия

2,75%

2,16%

0,9%

1,98%

Франция

2,83%

1,83%

1,38%

0,94%

Великобритания

3,7%

2,24%

1,75%

1,62%

Италия

3,28%

1,44%

0,52%

–0,46%

Испания

4,07%

2,78%

2,62%

–0,34%

Япония

5,03%

1,48%

0,63%

1,64%

Канада

4,15%

2,43%

2,11%

2,34%

Австралия

4,5%

3,32%

3,14%

2,72%

Налицо тенденция к замедлению темпов экономического развития. То, что некоторые страны в текущий период несколько улучшили показатели в сравнении с 2000-ми гг., не должно вводить в заблуждение, так как период после 2010 г. — это «пострецессивный» период, период времени, не охватывающий, в отличие от периодов 1990-х и 2000-х гг., моменты рецессии. Его-то корректно сопоставлять с периодом 1984–89 гг., наступившим после кризиса начала 80-х и так же не включавшим годы спада в экономике. А тут уж, как говорится, небо и земля!

Еще стоит сравнить цифры из последнего столбца с показателями «бума» середины 2000-х (2004–07): США — 2,8%, ЕС — 2,55%, Германия — 2,2%, Франция — 2,3%, Великобритания — 2,68%, Италия — 1,43%, Испания — 3,63%, Япония — 2,25%, Канада — 2,78%, Австралия — 3,53%. Т.е., если в предыдущий межкризисный период еще происходил какой-то более-менее значительный, хоть и, по большому счету, весьма скромный подъем экономики, то нынче на Западе наблюдается очевидный застой. Динамика развития основательно утрачена.

В целом мировая экономика в четырехлетие «бума нулевых» прирастала в год в среднем на 5%, в последние же пять лет — всего на 3,7%. Мировой рост давно обеспечивают не «развитые рыночные экономики» Запада, а Китай и Индия, но и в Китае тоже наметилась тенденция к замедлению темпов экономического роста.

Помимо снижения темпов экономического роста, налицо и другая тенденция: к усилению размаха кризисов (табл. 2).

Табл. 2. Среднегодовое изменение ВВП в периоды экономических кризисов.

Страна

Годы

ВВП

Годы

ВВП

Годы

ВВП

США

1991

–0,2%

2001

+1,1%

2008–09

–1,9%

Евросоюз

1993

–0,8%

2002–03

+0,7%

2009

–4,1%

Германия

1993

–1%

2002–03

–0,2%

2009

–5,1%

Франция

1993

–0,8%

2002–03

+0,9%

2008–09

–1,9%

Великобритания

1991

–1,4%

не было кризиса

2008–09

–2,25%

Италия

1993

–0,9%

2003

0%

2008–09

–3,25%

Испания

1993

–1,3%

не было кризиса

2009–10

–2%

Япония

1992–93

+0,5%

1998–99

–1%

2008–09

–3,75%

Канада

1991

–2,1%

не было кризиса

2009

–2,5%

Австралия

1991

–1,1%

не было кризиса

не было кризиса

Таким образом, в кризис 2008–09 гг. все крупные развитые страны, за исключением Австралии, понесли ощутимые экономические потери — и этим он отличается от рецессии начала 90-х и от кризиса рубежа 1990-х — 2000-х гг., состоявшего из двух фаз — азиатского кризиса и «кризиса доткомов». Остается только добавить, что в Италию и Испанию рецессия вернулась еще в 2012–13 гг. (среднегодовой спад в Италии — 2,15% минус еще 0,2% в 2014-м, в Испании — 1,4%).

Более того, под оптимистические разговоры о том, что кризис, наконец-то, заканчивается, на горизонте уже маячит новый мощный экономический катаклизм. Видный российский экономист Михаил Хазин в свое время дал наилучший анализ «кризиса доткомов» и предсказал обвал 2008–09 гг. Ныне он утверждает, что последний кризис был всего лишь искусственно купирован эмиссией денег и их «закачкой» в экономику. Поэтому кризис не сделал того, что, собственно, и должен сделать экономический кризис, — он не привел экономику в некое относительно равновесное состояние, восстановив народнохозяйственные пропорции, требуемые для устойчивого возобновления экономического роста. Иначе говоря, противоречия, приведшие к кризису, не устранены, а лишь слегка «притушены», и они неминуемо обострятся до крайности, приведя к настоящему «взрыву»!

Анализируя динамику долгов и сбережений американских домохозяйств, М. Хазин делает вывод о неизбежности катастрофического падения потребительского спроса в США — в этом локомотиве мировой экономики с точки зрения поглощения им той массы товаров и услуг, что производятся на планете. Прогноз российского экономиста просто ошеломляет: масштаб кризиса будет в 2–2,5 раза больше, чем у краха 1929 г., переросшего в Великую Депрессию! [worldcrisis.ru/crisis/1136733]. 

«Демократические свободы»

В своей статье М. Хазин ставит еще один ключевой вопрос, относящийся к возможным социальным последствиям грядущего «суперкризиса»: «…сможет ли в такой ситуации сохраниться “средний” класс как инструмент социально-политической стабильности развитых экономически стран…?»

Хороший вопрос, однако. «Средний класс» США и так показывает движение к «сжатию», как назвали этот процесс американские социологи. Случись, согласно пророчеству г-на Хазина, в Америке «Великая Депрессия–2 в расширенной версии», «средний класс» в этой стране был бы совершенно разгромлен и, соответственно, обрушилась бы социальная опора политической стабильности в цитадели мирового капитализма. В Великую Депрессию, мы знаем, были и голодные марши, и разгон протестующих войсками с убитыми и раненными. В Америке-то ведь и без того в последнее время не вполне спокойно, и можно заметить определенные признаки постепенного превращения демократических США в «полицейское государство». 

«Социальный взрыв» в Штатах неминуемо распространился б и на другие страны, которые столь же пострадали бы от экономического кризиса. Реакцию на это власть имущих предсказать нетрудно. Есть все основания предполагать, что углубление Мегакризиса ведет к ситуации, когда правящая миром и отдельными странами финансовая олигархия уже не сможет более поддерживать свое господство «нормальными», демократическими методами. Ей придется — да и уже приходится — отбросить маску «демократии», «прав человека» и прочую мишуру, перейдя к неприкрытой жесткой, силовой диктатуре, к подавлению гражданских свобод.

Повсюду мы наблюдаем тревожные симптомы. Похоже, сегодня окончательно умирает т.н. «свободная журналистика». Требование соблюдать объективность и непредвзятость при освещении событий вспоминают все реже и реже. Теперь прямо говорят, что идет «информационная война», в которой надо победить любой ценой. Т.е. брехне противника нужно противопоставить свою «сверхбрехню»!

Один из главных принципов либерализма (от латинского слова, означающего «свобода») некогда сформулировал Вольтер: «Я не согласен с тем, что вы говорите, но я до последнего буду защищать ваше право это говорить». Сегодняшние «рыцари пера и микрофона» не только не готовы отдать жизнь за право оппонента излагать свою точку зрения, даже если она представляется неверной, — напротив, они охотно готовы его лишить самой жизни или, по меньшей мере, наглухо заткнуть ему рот!

…Таким образом, в экономике либерализм терпит крах, тяжелыми цепями сковывая экономический рост. В политике и общественной жизни он порождает диктатуру, а сами либералы зачастую превращаются в злейших гонителей свободы и таких себе инквизиторов, расправляющихся огнем и мечом с инакомыслием. В сфере морали либерализм выродился в распущенность и «содомитство». Под хоровое пение либералов о незыблемости и безальтернативности их принципов, это явление постепенно сходит на нет, уступая место политическим «крайностям».

Да, будущее человечества все отчетливее представляется как противоборство между ультраправыми и левыми политическими силами, способными предложить обществу конкретные, решительные программы выхода из Мегакризиса — вместо абстрактных и расплывчатых благопожеланий обанкротившихся либералов. И этим последним, вероятно, придется искать «убежище» в «резервациях»-либерлендах…

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка