Беларусь после выборов: несбывшиеся надежды на западное признание

14 Сентября 2016 3.4

Тщетные расчеты на хорошую оценку

12 сентября министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей встретился с главой миссии Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ Таной де Зулуэтой и координатором краткосрочных наблюдателей Кентом Харстедом.

В официальном сообщении об этой встрече говорилось только, что стороны обсудили предварительные итоги работы миссии ОБСЕ по наблюдению за парламентскими выборами и договорились «о продолжении сотрудничества Беларуси с ОБСЕ по избирательной проблематике».

Но, как можно предположить, тон беседы был более жестким.

В тот же день на пресс-конференции, посвященной итогам кампании, глава миссии краткосрочных наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ Кент Харстед заявил, что белорусские власти так и не сумели выполнить свои обещания относительно прозрачности избирательного процесса. Харстед также сообщил, что разочарован отсутствием какого-либо прогресса по сравнению с президентскими выборами 2015 г., о которых он также высказывался крайне жестко.

Между тем, белорусские чиновники и государственные деятели, включая Александра Лукашенко, неоднократно заявляли о своем стремлении выполнить рекомендации ОБСЕ и провести выборы в соответствии с западными стандартами. Самым наглядным подтверждением этого, по всей видимости, должна была стать победа двух представительниц оппозиционных сил, благодаря чему в белорусском парламенте впервые с 2004 г. окажутся открытые оппоненты власти. При этом успех Анны Конопацкой, которая выдвигалась от Объединенной гражданской партии (ОГП), имеет еще более символическое значение: оппозиционные политические партии не имели парламентского представительства с 1995 г.

Нужно сказать, что белорусские власти старались привлечь внимание к тому, что одна из ведущих оппозиционных партий, снявшая, кстати, своих кандидатов на выборах 2012 г. в знак протеста против ограничения свободы слова, получит теперь собственного депутата. На своей пресс-конференции в ночь с воскресенья на понедельник глава ЦИК Лидия Ермошина особо отметила, что в Минске на Чкаловском округе побеждает кандидат Объединенной гражданской партии.

Однако все эти усилия не смогли изменить позиции ОБСЕ, которая в нынешней ситуации для белорусской власти имеет особое значение. На мнение ОБСЕ будет ориентироваться администрация США при рассмотрении вопроса о снятии санкций. Последние были наложены на Беларусь в 2004 г. после того, как Конгресс США принял «Акт о демократии в Беларуси», в котором белорусская власть обвинялась в политических репрессиях и преследовании оппозиции.

7 сентября американское посольство в Беларуси опубликовало сообщение: в нем говорилось, что решение о снятии санкций, которое администрация США может принять уже в октябре, будет напрямую зависеть от доклада наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ. Поэтому жесткая оценка белорусских выборов Кентом Харстедом, что непременно будет отражено в итоговом докладе (он будет опубликован через несколько недель), ставит под угрозу расчеты белорусской власти, в последнее время приложившей немало усилий для сближения с Западом.

Это стремление Минска объясняется прежде всего экономическими трудностями: белорусская финансовая система оказалась в крайне сложном состоянии из-за снижения поступлений от экспорта. Американские санкции серьезно затрудняют Беларуси доступ к западным финансовым ресурсам и мешают притоку иностранных инвестиций.    

Нестрашная оппозиция

Западные кредиты могут предоставить Минску средства для поддержки промышленности и выполнения социальных обязательств: многие белорусские предприятия находятся сейчас на грани закрытия, а реальная покупательная способность зарплат и пенсий неуклонно снижается. Если ситуацию не удастся улучшить, страну ожидает рост протестных настроений. Массовая поддержка Александра Лукашенко во многом была связана с тем, что в Беларуси сохранялась относительная экономическая стабильность, а уровень жизни оставался сравнительно высоким. Теперь все это в прошлом, негативные тенденции в экономике усиливаются, а власти становится все сложнее справляться с нарастающими проблемами.

Белорусский бюджет лишился значительной части поступлений, которые приносил экспорт нефтепродуктов, а цены на них упали вслед за ценою нефти. В 2015 г. экспорт нефтепродуктов в физическом выражении вырос почти на четверть, но при этом Беларусь получила почти на 3 млрд. долл. меньше, чем в 2014 г. Пострадала Беларусь и от падения потребительского спроса в странах СНГ. В 2015 г. товарооборот с Россией упал на 26,3%, а взаимная торговля с Казахстаном и Киргизией попросту обвалилась, сократившись почти в два раза.

Стремясь компенсировать эти потери, Минск попытался усилить экономические связи с Евросоюзом. Это вызвало недовольство Москвы, которую к тому же сильно раздражало нежелание белорусской власти даже в тяжелых экономических обстоятельствах пойти на приватизацию стратегических предприятий, передав их в руки российских инвесторов. В результате в белорусско-российских отношениях возникла напряженность, что привело к сокращению поставок российской нефти и вызвало новые затяжные споры о цене на российский газ. А это в свою очередь превратило экономическое сближение с Западом (в расчете на возможность усилить свое присутствие на европейском рынке и получить доступ к западным финансовым ресурсам) в главное средство экономического выживания.    

Однако полноценное экономическое сотрудничество с США (и в определенной степени с ЕС) станет возможным только после снятия американских санкций, которые к тому же препятствуют взаимодействию с международными финансовыми институтами.

«Акт о демократии в Беларуси» обязывает американских представителей в МВФ, Всемирном банке и в других финансовых организациях голосовать против каких бы то ни было проектов, связанных каким-либо образом с белорусской экономикой.

Поскольку Александр Лукашенко не собирается отказываться от возможности и дальше фактически единолично управлять страной, то выполнить по существу требования «Акта о демократии в Беларуси» невозможно. Однако можно имитировать некоторую демократизацию политической системы, создав формальные предпосылки для отмены санкций. При этом Минск намеревался вызвать интерес американского и европейского руководства, продемонстрировав готовность не только к экономическому, но и к внешнеполитическому сближению и показав свое желание занимать на международной арене самостоятельную позицию. Это, впрочем, полностью соответствует подлинным интересам Минска, который опасается усиления влияния российской власти на формирование государственного курса.

Понятно, что наличие в Палате представителей двух (из 110) депутатов, открыто заявляющих о своей оппозиционности, никак не повлияет на реальную расстановку сил в белорусской власти (хотя и имеет важное символическое значение). При этом оппозицию будут представлять политики, которые не смогут использовать свои депутатские возможности для создания массового движения опасного для власти.

Елена Анисим, которую выдвинуло Общество белорусского языка имени Франциска Скорины, влиятельным в культурной сфере общественным объединением, созданным еще в 1989 г., скорее всего, сосредоточится на борьбе за развитие среднего и высшего образования на белорусском языке и за расширение его присутствия в государственных медиа. Еще недавно власть с подозрением относилась к подобной деятельности, но теперь белорусское руководство активно содействует развитию национальной идентичности.

Что касается уже упоминавшейся Анны Конопацкой, то она, хотя и представляет популярную оппозиционную партию, вряд ли может претендовать на роль лидера протестного движения. ОГП стоит на праволиберальных позициях, и для нее первоочередную важность представляют вопросы, связанные со свободой предпринимательской деятельности и защитой прав человека. Бесспорно, это важные проблемы. Но в условиях кризиса они не могут стать основой для массового протеста.

Елена Анисим и Анна Конопацкая

В своем округе Анна Конопацка (получила 23,7%) не только обошла провластного кандидата Аляксандра Дрожжа (21%), но и Татьяну Короткевич (14,4%), которая в прошлом году участвовала в президентских выборах и заняла второе место. Короткевич входит в Белорусскую социал-демократическую партию «Грамада» (БСДП «Грамада»). Она уделяет значительно больше внимания социальным вопросам, чем ОГП, и добивается (вместе со своими партнерами по коалиции) проведения мирных социальных и политических преобразований посредством «народных референдумов».

В отличие от Татьяны Короткевич, выросшей в рабочей семье, Анна Конопацка — дочь довольно крупного (по белорусским меркам) частного предпринимателя. Ее отец, Анатолий Труханович, возглавляет Белорусский союз налогоплательщиков и руководит научно-промышленным предприятием «АДЛ», которое занимается в том числе поставками промышленного оборудования в Украину (у его компании есть офис в Киеве и представительство в Краматорске). Анатолий Труханович отказался от государственной пенсии, поскольку считает, что она слишком маленькая, и выступает за то, чтобы президентом страны был богатый человек. Очевидно, что, если Конопацка разделяет взгляды отца, то на роль протестного лидера она явно не подходит.

Но если обретение депутатских кресел Анисим и Конопацкой представляется символической (и совершенно безопасной) уступкой со стороны власти, то перемены в ее информационной политике выглядят более серьезными (правда, пока неясно, насколько они окажутся долговременными). Оппозиционные кандидаты (в том числе и жесткие критики власти) на этот раз получили возможность практически свободно распространять свои агитационные материалы и выступать в прессе. Более того, 12 сентября среди участников популярного ток-шоу «Дело принципа» на телеканале Общенациональное телевидение (ОНТ), были популярные оппозиционные политики, в том числе руководитель Белорусского народного фронта Алексей Янукевич и Татьяна Короткевич. Таким образом представители США и ЕС уже в день выборов получили еще одно доказательство того, что белорусское руководство больше не опасается появления своих политических противников в популярных СМИ.

Пока, как известно, усилия белорусской власти не получили положительной оценки со стороны западных политиков. Но если она и дальше будет придерживаться подобного курса, их позиция может измениться.

Различные варианты экономического выживания

Было бы ошибкой считать, что Александр Лукашенко сделал ставку на сближение с Западом и теперь будет все больше отдаляться от России.

Белорусский президент сам поспешил развеять подобные представления в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману 12 сентября.

Глава Беларуси напомнил, что белорусское руководство выполняет свои обязательства в рамках Союзного государства, хотя и посетовал, что Россия вопреки существующим договоренностям сократила поставки нефти и не соглашается прийти к компромиссу при определении цены на газ.

При этом Лукашенко подчеркнул, что «дружбой с русскими не торгует» (это высказывание стало заголовком интервью), и заявил, что вопрос с кем быть, — с Западом или с Россией — для Беларуси не стоит, поскольку «Россия – это родное». Однако Беларусь намерена и дальше развивать сотрудничество с США и ЕС, поскольку нуждается в новых технологиях, заинтересована в иностранных инвестициях и стремится выйти со своими товарами на новые рынки.

Вообще в последние дни Александр Лукашенко старался показать, что в отношениях как с Западом, так и с Россией у Беларуси нет серьезных проблем, и Минск готов быть надежным партнером для всех, кто желает с ним сотрудничать.

В минувшее воскресенье белорусский президент после проголосовав, как на участке в университете физической культуры, сообщил журналистам, что Беларусь и Россия фактически преодолели разногласия по газовому вопросу. Он отметил, что российская сторона косвенным образом признала, что «белорусы были правы», но Беларусь, защищая свою позицию, будет учитывать и российские интересы. После того как будет согласована цена на газ, должны будут возобновиться в полном объеме и поставки российской нефти, которые были сокращены, поскольку Москва сочла, что Минск не рассчитался должным образом за поставленный газ.

Этот аспект экономического конфликта с Россией имеет для белорусской власти особое значение, поскольку экспорт нефтепродуктов приносит существенную часть бюджетных поступлений. Минск просил российское правительство не увязывать разногласия по газовой проблематике с объемами поставки нефти, но Москва не прислушалась к этим пожеланиям.

Александр Лукашенко коснулся также и отношений Беларуси с Западом. Он подчеркнул, что Беларусь не собирается строить отношения с Евросоюзом за счет России, но продолжит проводить многовекторную политику, в рамках которой активное сотрудничество с Западом останется одним из главных приоритетов.

Руководство страны, заявил белорусский президент, приложило усилия для того, чтобы «по итогам избирательной кампании со стороны Запада не было никаких претензий», прежде всего для того, чтобы избавить других экономических партнеров Беларуси — Россию и Китай — от проблем и недоразумений в отношениях с США и ЕС.

Это объяснение действий белорусской власти выглядит несколько странным. Благожелательные оценки западных наблюдателей свидетельствовали бы о том, что США готовятся к снятию санкций с Беларуси. Для Минска это, безусловно, важно, но для Москвы это выглядит, скорее, как потенциальная угроза для экономической экспансии российских корпораций, пытающихся заполучить в собственность наиболее привлекательные белорусские предприятия. Крупнейшие российские компании (как государственные, так и частные) рассчитывают на то, что Лукашенко под давлением тяжелых экономических обстоятельств вынужден будет приступить к приватизации белорусской промышленности. Снятие американских санкций облегчило бы Беларуси доступ к западным кредитам и инвестициям. А в том случае, если бы распродажа государственной собственности в Беларуси все-таки началась, то у российских игроков появились бы серьезные конкуренты в лице транснациональных корпораций.

Белорусская власть реализует одновременно две стратегии экономического выживания, которые по существу не противоречат друг другу (и здесь Лукашенко прав), но в сложившихся условиях от одной из них, скорее всего, придется отказаться. Минск хотел бы сохранять тесные отношения с Россией, чтобы получать российские энергоносители и избежать экономической зависимости от Запада, но при этом иметь доступ на рынки западных стран и возможность пользоваться их финансовыми ресурсами.

Но подобное сочетание не устраивает ни Москву, ни Вашингтон.

Отложенный выбор

Судя по всему, Вашингтон, придававший большое значение результатам белорусских выборов, так и не принял пока окончательного решения относительно снятия санкций. В качестве наблюдателя на парламентские выборы в Минск направился даже бывший временный поверенный в делах США Скотт Роланд (в составе делегации ПА ОБСЕ), чья миссия закончилась только в июле этого года. Роланд хорошо знает ситуацию в Беларуси и, конечно же, может понять, насколько серьезно белорусская власть намерена продолжать курс на сближение с Западом. От этого, по всей вероятности, напрямую зависит, станет ли американская администрация рассматривать символические уступки в пользу оппозиции со стороны белорусского руководства как признак демократизации политической системы.

Кстати, Роланд еще в июне заявил о возможности снятия американских санкций. Для этого, по его мнению, требуется, чтобы Беларусь уже на парламентских выборах продемонстрировала «прогресс в области демократии и прав человека». Причем эти прогрессивные изменения должна заметить ОБСЕ, рекомендации которой по вопросам проведения выборов являются «золотым стандартом».

Однако, несмотря на то, что ОБСЕ позитивных изменений не заметила, представитель Госдепартамента США Джон Кирби выступил с довольно мягким заявлением, оставляющим Минску надежду на лучшее. Кирби отметил «мирный характер парламентских выборов 11 сентября в Белоруссии» и «некоторые улучшения выборного процесса». Особо он подчеркнул, что политическая оппозиция впервые за последние 12 лет будет представлена в парламенте.

Насколько можно предположить, Александр Лукашенко догадывался, что американская позиция не будет жесткой. В день голосования Александр Григорьевич заявил, что Беларусь и США вскоре вновь обменяются послами, и американские визы снова можно будет получить на территории Беларуси (сегодня белорусским гражданам приходится ездить за ними в Вильнюс или в Киев). Беларусь и США отозвали своих послов после дипломатического скандала, разыгравшегося в 2008 г. вследствие введения американских санкций против концерна "Белнефтехим", объединяющего переработку нефти и производство минеральных удобрений.

Однако существуют все же серьезные сомнения относительно того, что санкции с Беларуси будут сняты уже нынешней осенью.

И дело здесь не только в том, что все надежды белорусской власти получить положительную оценку от западных наблюдателей оказались тщетными.

США только что договорились с Россией об установлении перемирия в Сирии, которое остается очень хрупким и во многом зависит от позиции ориентирующегося на Москву президента Асада. Поэтому американская администрация, для которой урегулирование сирийского конфликта имеет первоочередное значение (его продолжение угрожает ростом российского влияния на Ближнем Востоке и военным столкновением Ирана с американским стратегическим союзником — Саудовской Аравией), не станет понапрасну раздражать Кремль.

В нынешней ситуации Москва крайне болезненно воспринимает попытки Лукашенко сблизиться с Западом. Поэтому Вашингтон, очевидно, попытается отсрочить тот момент, когда перед белорусским руководством откроются новые возможности в плане развития экономического сотрудничества с США и ЕС и привлечения западных инвестиций.

Однако если Минску удастся сохранить самостоятельную позицию, отделываясь заявлениями о своей дружбе с Россией, но избегая чрезмерного внешнеполитического сближения, то Беларусь обязательно будет названа страной, вставшей на путь демократизации.

Во внутриполитической сфере для этого будет вполне достаточно символических уступок в пользу оппозиции — подобных тем, что сделала на выборах белорусская власть.   

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка