Блокадная экономика Приднестровья

№18v(746) 15 — 21 мая 2015 г. 15 Мая 2015 1 4.8

Дмитрий КАРАБАН, Тирасполь

Приднестровская Молдавская Республика уже 25 лет пытается жить независимо от Молдовы. Данной статьей мы начинаем серию материалов о Приднестровье, о том, как живут люди на территориях, не признанных мировым сообществом в качестве субъекта международного права. Сегодня расскажем об экономике ПМР, которая вынуждена приспосабливаться и выживать в непростых условиях непризнанной государственности.

Возникновение Приднестровья стало следствием геополитического распада СССР. Политическая трансформация, захлестнувшая республики Союза, не обошла стороной и Молдавскую ССР. Уже в 1989 г. был создан Народный фронт Молдовы, объединивший существовавшие на тот момент националистические организации. Спустя год парламент Молдовы принимает решение о выходе из состава СССР и провозглашает независимость.

Приднестровье (левобережная полоска вдоль Днестра, растянувшаяся на 400 км, шириной не более 15 км), где исторически проживало в основном русскоязычное население, отказалось выходить из состава Союза. И только когда стало окончательно понятно, что союз республик остался в прошлом, Приднестровье объявило об образовании независимого государства со столицей в Тирасполе. Не имеет смысла подробно описывать перипетии последовавшего затем военного столкновения с Молдовой. Кому интересно, легко найдет такую информацию, ведь данный материал не об этом.

В своем формате

Несмотря на то что Приднестровье принято называть осколком советской империи и носителем социалистической идеологии, в регионе происходили те же процессы, что и в Украине, — дикий капитализм и неконтролируемая приватизация. Большую часть советских предприятий в 1990-е продали за копейки, и сегодня они принадлежат различным бизнес-структурам.

После фактического отсоединения от Молдовы ПМР досталось несколько крупных промышленных объектов, прежде всего Молдавский металлургический завод (ММЗ, Рыбница), который в первые годы независимости обеспечивал около 30% бюджета Приднестровья.

Энергетически республика также была автономна, поскольку на ее территории расположены тепловая Молдавская государственная районная электростанция (МГРЭС, Днестровск) и Дубоссарская гидроэлектростанция (ДГРЭС).

В Приднестровье с советских времен развивалась легкая промышленность. Швейные и ткацкие фабрики до сих пор являются предприятиями, на которых занята существенная часть работающего населения республики.

В условиях непризнанности трудно привлечь в регион инвесторов, которые готовы были бы серьезно вложиться в модернизацию советских предприятий. За годы независимости в ПМР инвестиции приходили исключительно из России и Украины. И сейчас многие предприятия в Приднестровье принадлежат российскому капиталу.

ММЗ был введен в эксплуатацию в 1984 г. Своему появлению предприятие обязано председателю президиума Верховного Совета СССР Андрею Громыко. Дело в том, что во второй половине 1970-х Андрей Андреевич, будучи министром иностранных дел, посетил несколько металлургических мини-заводов в Западной Европе.

В СССР предприятий подобной конфигурации тогда не было. Функционировали мощные металлургические комбинаты полного цикла — от выпуска агломерата и чугуна до стали и готового металлопроката. Концепция же мини-завода предполагала производство стали из металлолома, разлив ее на специальных машинах (МНЛЗ) и прокат готовой продукции (листа, арматуры и т.п.).

Громыко был впечатлен мобильностью таких производств. На фоне наших металлургических гигантов (от 10 млн. т и выше стали в год) они хоть и смотрелось мелковато (1 млн. т в год), но вполне укладывались в концепцию реформирования советской системы, адептом которой был Андрей Громыко.

Так или иначе, по возвращении в Москву министра иностранных дел советское правительство приняло решение начать строительство мини-заводов в Рыбнице, Жлобине (Беларусь) и Комсомольске-на-Амуре (Россия). Белорусский объект возводили немцы и чехи, а вот два других предприятия — не имевшие подобного опыта советские строители.

В итоге, как говорил один из инженеров ММЗ, сразу же после премьерной плавки в 1984 г. было решено коренным образом реконструировать и модернизировать предприятие. И на ММЗ за эти годы силами специалистов из Украины и России было организовано производство качественной продукции (в основном — арматура и катанка). Завод поставлял свой металл преимущественно за рубеж, в том числе и в Европу.

На протяжении двух десятков лет ММЗ не раз менял владельцев, выходцев из Украины и России. Причин тому много, основные — необходимость обеспечивать завод сырьем (металлолом везли из Украины) и электроэнергией для плавильных печей (ток поставляли из Украины либо вырабатывали на МГРЭС из российского газа).

Собственно, имена владельцев завода четко показывают ресурсную доминанту их основного бизнеса. Изначально из госсобственности ММЗ перешел к российской газовой компании «Итера». Последняя в 2004 г. продала по 30% акций российским олигархам Алишеру Усманову и Вадиму Новинскому (на то время он еще не получил украинского гражданства), а по 15% активов достались украинцам Григорию Суркису и Игорю Коломойскому.

Затем акции Суркиса и Коломойского выкупил Ринат Ахметов, который позже уступил их Алишеру Усманову, ставшему в итоге полноценным владельцем предприятия. Наконец, в январе 2015 г. Усманов возвращает этот актив правительству ПМР.

В начале марта генеральным директором завода был назначен бизнесмен из Казахстана Талгат Байтазиев, который вскоре заключает соглашение с компанией Brik-Oil-FZE (ОАЭ), обязавшейся инвестировать в закупку металлолома из Украины на сумму $200 млн.

Переход предприятия из рук в руки за столь короткий период легко объясним. Чтобы не утруждать читателей описанием корпоративных перипетий прошлого, ограничимся последними событиями.

Недавно румынская корпорация Romgaz и австрийская OМV начали поставлять природный газ в Молдову по цене около $280/тыс. куб. м. До этого Кишинев ежегодно закупал российский газ по $332/тыс. куб. м. на украино-молдавской границе через компанию «Тираспольтрансгаз», расположенную в ПМР. В результате смены направления поставок углеводородов в Молдову у Приднестровья появится избыток дорогого импортного газа, который вряд ли станут покупать соседние страны.

Зная о таких энергетических планах Кишинева, Усманов еще в прошлом году выставил на продажу принадлежавший ему Рыбницкий цементно-шиферный завод, а затем избавился и от ММЗ. До этого оба предприятия пользовались более чем гибкой системой закупок энергоносителей. Иными словами, платить за них можно было несвоевременно, извлекая прибыль из товарных кредитов. Поскольку Алишер Бурханович стремительно передал свои рыбницкие активы, более такая схема работать не сможет.

Внутри воронки

После введения Молдовой в 2006 г. новых правил оформления грузов Украина запретила экспорт из Приднестровья без соответствующей документации, полученной в Кишиневе, и многие предприятия в регионе стали терпеть убытки. Таким образом, экономические агенты, работающие в ПМР, до сих пор вынуждены платить налоги и в Молдавии, и в ПМР.

Находясь в условиях непризнанности и не имея общей границы с Россией, экономика Приднестровья фактически попала в тиски. «Когда два корабля тонут, воронка неизменно затягивает того, кто посередине. Мы зажаты в эти тиски. Молдова и Украина сегодня делают все не только для того, чтобы мы не могли отправлять свою продукцию на экспорт. Сегодня мы не можем отправить продукцию в РФ, хотя ее там ждут», — заявила министр иностранных дел ПМР Нина Штански.

Экономическая ситуация вынудила правительство ПМР в марте сократить пенсии и зарплаты бюджетников на 30%. При этом в руководстве республики отмечают, что государство планирует выплатить эти деньги в будущем, когда в казне появятся средства.

До секвестра средняя зарплата в ПМР составляла 3700 приднестровских рублей ($330 в месяц). В бюджетной сфере она на порядок меньше — 2400 руб. ($215). Средняя пенсия — 1450 руб. ($130). Коммунальные услуги на оплату двухкомнатной квартиры в Тирасполе или Бендерах обойдутся от 350 до 450 руб. в месяц ($30—$40). В Приднестровье 90% частных домохозяйств оплачивают услуги по счетчику, массовая установка которых началась в 2000-х гг.

Приднестровье — единственная в регионе территория, которая не стала девальвировать свою национальную валюту, несмотря на то что на этом настаивает бизнес, требуя опустить приднестровский рубль к доллару на 30—40%. Ведь из-за высокого курса местной валюты приднестровские товары сегодня не могут конкурировать с продукцией молдавских и украинских поставщиков.

В результате поездки за покупками в ближайшее украинское село Кучурган (Раздельнянский р-н Одесской обл.) стали любимым времяпрепровождением приднестровцев. Ведь все товары в Украине на порядок дешевле, чем в ПМР. А после падения гривни на украино-приднестровской границе в выходные и вовсе выстраиваются многокилометровые очереди автомобилей из непризнанной республики.

Республика «Шериф»

В Приднестровье есть свои олигархи. Холдинг торговых и производственных фирм «Шериф» был основан 24 июня 1993 г. Три года спустя компания открывает сеть супермаркетов «Шериф». И с тех пор структура под руководством Виктора Гушана разрослась до невероятных размеров.

Сегодня «Шериф» — это одноименные сети супермаркетов и автозаправок. Кроме того, он владеет телеканалом, издательским домом и аптечной сетью, является монопольным оператором мобильной и стационарной связи. Организовал «Агропромбанк». Компания имеет винно-коньячный завод KVINT, два хлебокомбината, базу по выращиванию и переработке осетровых рыб (в том числе производит черную икру). Контролирует текстильный комбинат, электрохимический завод и многое другое.

Как и у каждого уважающего себя олигарха на постсоветском пространстве, у президента холдинга Виктора Гушана имеется собственный профессиональный футбольный клуб «Шериф» (Тирасполь), который, впрочем, выступает в чемпионате Молдовы. Кстати, в сезоне 2010/11 в рамках турнира Лиги Европы тираспольцы встречались с «Динамо» (Киев). Тогда киевляне под руководством Валерия Газзаева в двух матчах не смогли одолеть приднестровцев.

Борьба с монополиями — один из главных предвыборных тезисов в 2011 г. нынешнего президента ПМР Евгения Шевчука. После вступления в должность он первые полгода пытался бороться. При его предшественнике Игоре Смирнове «Шериф» пользовался льготами при импорте товаров. Евгений Васильевич льготы отменил и заявил, что потребует возвращения в бюджет всех недоплаченных за эти годы налогов.

После этого на границе Украины и Приднестровья скопились десятки фур компании. В какой-то момент в ПМР начался продовольственный дефицит, и президент отступил. На этом борьба с монополистом фактически завершилась.

«Шериф» через партию «Обновление» контролирует верховный совет непризнанной республики и блокирует невыгодные для бизнеса монополиста законы. В конце марта в Приднестровье открылся первый супермаркет украинской торговой сети «Фуршет», которая, по мнению правительства, должна составить хоть какую-то конкуренцию супермаркетам местного холдинга.

Ситуация осложняется тем, что «Шериф» и принадлежащие ему активы приносят в бюджет ПМР львиную долю дохода (более 70% налогов). А потому борьба с монополией оборачивается тем, что правительство вынуждено рубить сук, на котором сидит. Кроме того, в структурах холдинга работают почти 16 тыс. человек (из чуть более 500 тыс. граждан непризнанной республики). Наконец, холдинг — пожалуй, единственная бизнес-структура, которая вносит в регион серьезные капиталовложения.

Приход новых инвесторов, которые могли бы навязать конкуренцию «Шерифу», осложняется внешним давлением и неопределенным статусом ПМР. Трудно убедить бизнесмена вкладывать деньги в регион, перманентно находящийся в условиях экономической блокады. Тем не менее республика на протяжении 25 лет продолжает жить своей жизнью, безусловно, не без помощи России. И, как показывают выборы в органы местной власти, здесь надеются, что рано или поздно Москва официально признает республику.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Serge Che
19 Мая 2015, Serge Che

Увы, но не будет ПМР признано, до тех пор, пока Украина полностью не распадется

- -1 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка