Бомбы – игиловцам, труба – Пакистану

17 Октября 2015 4.8

Еще весной 2014 года президент США Барак Обама объявил международную изоляцию России успешной. Однако, как показывает практика (и географическая карта), международное сообщество не ограничивается странами Запада. За прошедший год Москве удалось добиться большего прогресса в пресловутом «развороте на Восток», чем за предыдущие 10 лет. Буквально через несколько недель после заявления Обамы между Россией и Китаем был заключен договор на поставку газа сроком на 30 лет, а осенью стартовало строительство газопровода «Сила Сибири».

В сентябре 2015-го без лишнего шума было подписано соглашение по строительству третьей и четвертой веток «Северного потока» — яркая демонстрация того, что политика политикой, а качественные и относительно недорогие энергоресурсы нужны всем.

Как ни странно, несмотря на прогресс на европейском направлении, Москва не стала тут же отказываться от ориентации на Восток, как частенько происходило в предыдущие годы, когда о проектах «забывали», как только появлялась перспектива на западных рынках. 16 октября министр энергетики Российской Федерации Александр Новак и его коллега из Пакистана Шахид Хакан Аббаси подписали межправительственное соглашение о строительстве газопровода «Север—Юг» из Карачи в Лахор. Соответствующее межправительственное соглашение с Исламабадом было одобрено еще 6 августа премьером РФ Дмитрий Медведев.

Проект будет реализован российской компанией «РТ – Глобальные ресурсы», которая входят в корпорацию «Ростех». Строительство должно было полностью завершено в сравнительно небольшие сроки – 42 месяца. Инвестиции российской стороны составят два миллиарда долларов. При этом, как сказано в официальном сообщении, российская сторона рассматривает возможности привлечения заемных средств со стороны российских и китайских банков развития при поддержке экспортных кредитных агентств.

Если газопровод в Китай предназначен, прежде всего, для транспортировки российского газа, у пакистанской ветки другие задачи. Газопровод, протяженностью 1100 км с пропускной способностью 12,4 млрд. кубометров в год, должен связать терминалы по приему сжиженного газа в порту Карачи на юге Пакистана с городом Лахор на севере страны.

Между тем, на сегодняшний день в России действует только один завод по сжижению газа — на Сахалине, и его продукции на Пакистан не хватит. Скорее всего, речь пойдет о поставках газа из Ирана или Катара. Этот факт вызвал критику у ряда экспертов. Они считают, что если поставляться будет катарский газ, то эта страна и должна финансировать проект. Кроме того, они указывают на то, что Пакистан – не самая стабильная страна в мире, и крупные инвестиции вполне могут оказаться под угрозой.

Тем не менее, у проекта есть ряд как экономических, так и политических выгод, которые стоят риска. Так, газопровод будет построен по схеме BOOT: Build – Own – Operate – Transfer (строительство-владение-управление-передача). Это значит, что первые 25 лет газопровод будет находиться в собственности и эксплуатироваться проектной компанией. За этот срок инвестиции должны быть возвращены за счет доходов от прокачки газа. Затем труба будет передана Пакистану.

Не менее важно то, что строительство должно осуществляться «с максимальным использованием технологий, материалов и оборудования российского производства». Это загрузка российской промышленности и увеличение несырьевого экспорта. Примечательно, что проект будет курировать именно «Ростех». Эта корпорация была создана в конце 2007 года «для содействия в разработке, производстве и экспорте высокотехнологичной промышленной продукции гражданского и военного назначения». Вообще-то в «Ростех» вошли и без того успешные холдинги вроде «Оборонпрома» или концерна «Калашников». Но на счету корпорации есть и оригинальные проекты, самый громкий из которых – «Иннополис», что-то вроде Сколково в сфере IT-технологий.

Что касается рисков, Исламабад гарантирует российским компаниям «возмещение всех прямых убытков» — даже в случае «военных конфликтов, революции, восстания, мятежа, бунта, терактов». Конечно, если в стране полностью сменится режим, он может отказаться от соглашения, но в остальном гарантии довольно весомые.

Строительство газопровода в Пакистане вообще открывает серьезные перспективы в регионе. На самом деле проект сооружения трубы Иран—Пакистан—Индия обсуждается уже более десяти лет, но его не удается осуществить из-за напряженных отношений между Дели и Исламабадом. Не менее долгоиграющим можно назвать и проект газопровода, соединяющий Индию и Китай, который также пока не состоялся из-за трений между странами (имеется еще и не менее многострадальный проект газопровода ТАПИ: Туркменистан—Афганистан—Пакистан—Индия, но он пока не реализуем из-за ситуации в Афганистане).

Российская труба может стать большим шагом вперед на пути к реализации этих глобальных планов. Уже известно, что ветка «Карачи—Лахор» будет подключена к другому масштабному газопроводу Гвадар—Навбаша, который строит на территории Пакистана Китай. Кстати, Москва всегда традиционно поддерживала Дели, а не Исламабад. Но, как видим, ради экономических перспектив вполне можно закрыть глаза на политические разногласия. Можно увидеть и строительство нового мира, в котором не всегда есть место «старым историям». Есть ведь и актуальные вызовы.

Пакистанские власти объявили, что строительство Россией газопровода станет частью масштабных планов по развитию ТЭК страны. Так, на севере должны быть построены электростанции, для которых будет поставляться газ. Это открывает дальнейшие перспективы для российских компаний, которые могут выиграть тендеры и участвовать в развитии инфраструктуры Пакистана. Естественно, не только из любви к пакистанскому населению, но и потому, что такие масштабные проекты загрузят предприятия страны и дадут экономике остро необходимый ей позитивный импульс.

Ну и, наконец, не обойтись без всеми любимой геополитики. Дружественный жест в адрес Пакистана направлен на то, чтобы усилить присутствие России в регионе. Ранее Индия и Пакистан уже выражали интерес к присоединению к ШОС (Шанхайской организации сотрудничества). При финансировании проекта можно будет использовать ресурсы БРИКС, например, новосозданный банк, для которого это может стать одним из первых проектов.

Естественно, все это возможно только в долгосрочной перспективе и далеко не факт, что всем этим планам суждено будет сбыться. Скептики указывают, что зачастую «дружба» России с развивающимися странами заканчиваются, как только заканчиваются деньги. Но факт в том, что российские власти, похоже, начали, наконец, учиться у заокеанских коллег и выстраивать некую общую стратегию усиления своего присутствия в регионе, которая включает в себя целый комплекс мероприятий и проектов, рассчитанных на много лет вперед. Насколько успешной окажется такая стратегия, покажет время.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка