Борьба Китая за национальный суверенитет: угроза для американской экспансии и шанс для Украины

№31(781) 5 — 11 августа 2016 г. 16 Июля 2016 2 4.3


США нагнетают напряженность в Южно-Китайском море для сдерживания Китая

Китай, как это видно из заявления МИД КНР (опубликовано на сайте «2000»), не признал решение Постоянной палаты третейского суда (ППТС) в Гааге, отказавшейся 12 июля признать экономический суверенитет Китая над частью акватории Южно-Китайского моря, в том числе над островами и рифами в архипелаге Спратли (китайское название данного архипелага, используемое в заявлении МИД КНР, — Наньша).

Этот шаг китайского правительства не был неожиданным. Китай еще 19 февраля 2013 г. (менее чем через месяц после того, как филиппинские власти обратились в ППТС) заявил, что не собирается принимать участия в этом арбитраже и соответственно не станет признавать его решения.

Позиция Пекина за это время не изменилась. Более того, китайское руководство неоднократно давало понять, что не собирается считаться с постановлением, которое будет вынесено в Гааге. Нужно отметить, что за это время радикальным образом изменилась политическая ситуация на Филиппинах, обратившихся с иском в ППТС.

Президент Бенигно Акино, ориентировавшийся во внешней политике на геополитические планы США, в соответствии с конституцией Филиппин не мог добиваться переизбрания, а его преемник Мар Рохас, которого фактически открыто поддерживал Вашингтон, проиграл 9 мая 2016 г. выборы оппозиционному кандидату Родриго Роа Дутерте. Новый филиппинский президент намерен проводить более самостоятельную внешнюю политику и, насколько можно судить, вовсе не собирается превращать государственный курс своей страны в инструмент противостояния с Китаем.

Либеральная партия, которая была правящей при президенте Акино, в результате парламентских выборов (проходивших одновременно с президентскими) уступила большинство в палате представителей (нижней палате филиппинского конгресса). Теперь в палате представителей доминирует коалиция, созданная Филиппинской демократической партией — Лабан — партией нового президента Дутерте. Подобный успех оппозиционных сил ясно говорит о том, что политика Акино не пользовалась популярностью, а потому обращение его правительства в Гаагский арбитраж вряд ли можно рассматривать как выражение чаяний филиппинского общества.

Вообще сама идея рассматривать при помощи Третейского суда конфликт, одна из сторон которого заявляет о своем нежелании участвовать в процессе, с практической точки зрения выглядит абсурдной. Но ни филиппинские власти времен президента Акино, ни стоявшая за ними американская администрация и не ожидали никакой практической пользы от арбитражного процесса в Гааге. Точно так же ППТС, принимая решение, которое одна из сторон конфликта заранее отказалась признавать, вряд ли ожидал какой-то практической пользы от своих действий. Филиппинский иск и решение гаагского суда имеют смысл только как инструменты нагнетания напряженности в Южно-Китайском море и как средство добиться международной изоляции КНР в этом конфликте.

Если бы Филиппины действительно хотели урегулировать разногласия, существующие с КНР по использованию акватории Южно-Китайского моря, то они могли бы попытаться добиться этого при помощи двусторонних переговоров с Пекином.

Следует отметить, что Китай и Филиппины, как и другие члены АСЕАН (организации, объединяющей государства Юго-Восточной Азии), приняли обязательства разрешать возникающие противоречия в отношениях с другими государствами путем прямых переговоров.

Но США заинтересованы не в урегулировании, а в сохранении конфликта в Южно-Китайском море, поскольку наличие у КНР противоречий с другими странами Юго-Восточной Азии позволяет выставлять Китай эгоистичной, агрессивной державой, не желающей считаться с интересами своих соседей.

Нужно сказать, что Вашингтон сумел чрезвычайно удачно выбрать повод для организации и эскалации межгосударственного противостояния в Юго-Восточной Азии. Южно-Китайское море (ЮКМ) играет огромную роль в глобальной торговле и представляет исключительную важность для национальной безопасности Китая.

Ежегодный объем торговли, проходящей через Южно-Китайское море (в котором, кстати, обнаружены значительные запасы нефти и газа), составляет около 5 трлн. долл. При этом для КНР возможность свободно использовать акваторию ЮКМ является вопросом не только реализации своего экспортного потенциала, но и (без всякого преувеличения) экономического выживания и сохранения государственности.

Для того чтобы в стране сохранялась социальная стабильность, экономика КНР должна обеспечить рост ВВП не менее чем на 7%. Поэтому нормальное развитие Китая, превратившегося в «мастерскую мира», напрямую зависит от того, удастся ли обеспечить гарантированные поставки промышленного сырья и энергоресурсов. КНР занимает второе место в мире по потреблению нефтепродуктов (в 2014 г. оно составило 10,6 млн. баррелей в сутки), и, несмотря на то что часть сырья добывается на китайской территории, около 60% нефти Китаю приходится импортировать. При этом приблизительно 75% нефти, импортируемой в КНР, поставляется из стран Африки и Ближнего Востока по маршрутам, проходящим через ЮКМ. По тем же маршрутам осуществляются поставки в Поднебесную большей части импортируемого сжиженного природного газа (30% импортного СПГ идет из Австралии), а также огромные объемы промышленного сырья.

Если транспортные маршруты, пролегающие через ЮКМ, будут для Китая перекрыты, то его экономика быстро задохнется от сырьевого голода, что приведет к катастрофическим последствиям для китайской государственности и дестабилизирует ситуацию не только в Юго-Восточной Азии, но и во всех прилегающих макрорегионах.

Разумеется, китайское руководство хорошо осознает данную угрозу и пытается диверсифицировать поставки промышленного сырья и энергоносителей. Как известно, КНР вкладывает огромные средства в создание логистической инфраструктуры вдоль экономической полосы Великого шелкового пути, прокладывая в том числе новые маршруты поставок сырья, необходимого китайской экономике.

Но процесс диверсификации маршрутов, естественно, займет годы, а чтобы и дальше осуществлять масштабные инвестиции, Китай должен успешно развиваться.

Поэтому, отстаивая свое право на использование акватории Южно-Китайского моря, КНР отстаивает собственное будущее и защищает национальный суверенитет.

К сожалению, в отношениях между государствами, в особенности соседними, трудно избежать противоречий. Это касается и отношений Китая с другими странами, также имеющими выход в акваторию ЮКМ. Причем основные разногласия так или иначе связаны с различными взглядами на статус островов Спратли (Наньша). Этот архипелаг, несмотря на свой небольшой размер, позволяет гарантировать контролирующему его государству постоянный доступ к торговым маршрутам, идущим через ЮКМ.

Вполне возможно, что противостояние вокруг этих островов, принимавшее время от времени чрезвычайно опасный характер, в конце концов удалось бы разрешить. Тем более что и Китай, и его соперники заинтересованы в сохранении тесных экономических связей, а их взаимная экономическая зависимость год от года только возрастает.

Но в конфликт в ЮКМ открыто вмешались США, занявшие откровенно антикитайскую позицию. Внешнеполитический «разворот на восток», который американская администрация начала в 2010 г., в значительной степени был обусловлен стремлением Вашингтона занять доминирующее положение в Юго-Восточной Азии (ЮВА).

Уже в ближайшее время этот регион будет играть ведущую роль в структуре мировой экономики, определяя темпы и характер глобального экономического развития. Поэтому от того, сумеют ли США занять господствующие позиции в ЮВА, зависят в конечном счете перспективы политического доминирования Америки на глобальном уровне.

Для того чтобы захватить единоличное лидерство в ЮВА, США должны стать главным (и желательно единственным) центром развития региона, резко снизив роль и значение Китая. Поэтому КНР, неоднократно заявлявшая о том, что не претендует на ведущую роль в глобальной политической системе, вынуждена сегодня противостоять американской экспансии.

Для США важно продемонстрировать, что против стремления Китая гарантировать себе свободный доступ к торговым маршрутам в ЮКМ единым фронтом выступают не только государства ЮВА, но и европейские страны. Можно предположить, что с этим связано и желание вовлечь в противостояние в ЮКМ Гаагский арбитраж.

Вашингтон хотел бы показать, что Китай в случае обострения противостояния в ЮКМ может оказаться в международной изоляции. И для Украины важно отказаться от участия в этом спектакле. Это даст шанс выбраться из того геополитического тупика, в котором оказалась Украина в результате конфликта с Россией и фактического исчезновения перспективы дальнейшей европейской интеграции.

У Киева появился шанс возобновить переговоры о создании на украинской территории транспортной и логистической инфраструктуры, связанной с экономической полосой Великого шелкового пути. Поддержав стремление КНР обеспечить свой государственный суверенитет, украинское руководство получило бы возможность начать переговоры с Пекином об оказании содействия в стабилизации финансовой системы и в модернизации украинской экономики.

Новый виток напряженности вокруг ЮКМ, подготовленный и организованный США, предоставляет Украине уникальный шанс. И его нельзя упустить.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Александр Юрченко
30 Июля 2016, Александр Юрченко

Мир вокруг нас, всё больше и больше, скатывается в пропасть претензий на единоличное распоряжение судьбами других не только людей, но и целых государств, созданных этими людьми. Претензии других на самостоятельность пресекаются и будут пресекаться все жестче и жестче - до безобразия, до правового произвола, в т.ч. в международных отношениях! Но это не путь к установлению мира на планете Земля, не путь к поиску компромиссов между политикой отдельных государств, чьи элиты, чьи легитимные органы управления, считающие, что они отражают мнение своего народа, претендуют на управление в своих странах, регионах. ООН также бессильна, т.к. содержится на деньги членов - кто платит, тот и заказывает музыку, тот и "танцует женщину". Все это мы обсуждали, все это давно ясно, давно ясно, что не только миропорядок несовершенен, несовершенны и инструменты его поддержания и гарантирования. К сожалению, это действительность, а люди ещё не созрели для трезвости в отношениях. Жажда наживы и претензии олигархических кланов на формирование международной политики в своих интересах - одна из базовых проблем современности. Если идти этим путем в рассуждениях - мы придём к теории Маркса.
Ведь нас ВСЕХ поставили на грань выживания.

- 2 +
Вася Пупкин
26 Июля 2016, Вася Пупкин

шансы бывают у сильного и только

- 0 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка