Чайник превращается в бомбу

№20(772) 20 — 26 мая 2016 г. 19 Мая 2016 2 4.7

Еще до трагедии 1986 г. ​на ЧАЭС произошло три десятка аварийных ситуаций

45(!) лет назад КГБ УССР предупреждало: Чернобыльская катастрофа была неизбежна уже в тот момент, когда началось возведение станции.

Многочисленные нарушения, некачественные строительно-монтажные работы, игнорирование правил безопасности в конечном итоге привели к самой масштабной техногенной аварии за всю историю энергетики.

Некоторые советские специалисты в те годы утверждали, что эксплуатация АЭС не опасней использования бытового чайника. И с этим тезисом можно согласиться при условии соблюдения простейших правил эксплуатации этого элементарного бытового прибора. Но если вы начнете кипятить воду в бракованном чайнике или забудете его на несколько часов при включенной конфорке, возникнет высока вероятность «техногенной аварии» коммунального масштаба в которой могут серьезно пострадать члены вашей семьи или зашедшие на чашечку чая близкие.

Сайт Центрального государственного электронного архива Украины (www.tsdea.archives.gov.ua) выложил в открытый доступ более сотни секретных документов из архивов СБУ, связанных с Чернобыльской АЭС. «2000» воспользовались возможностью ознакомиться с содержанием многочисленных докладных записок и информационных сообщений республиканских подразделений органов госбезопасности, рассказывающих о событиях с сентября 1971-го по декабрь 1988 г. Т. е. примерно от начала строительства объекта до выполнения основных мероприятий по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Напомним, первую очередь станции (первый и второй энергоблоки) возвели в 1970—1977 гг. Вторую очередь (третий и четвертый энергоблоки) запустили в конце 1983-го.

Опыт с последствиями

19 сентября 1971 г. Второе управление КГБ при Совете министров УССР на основе материалов Мин-энерго республики подготовило справку о строительстве ЧАЭС. Этот документ изначально содержал опасения по поводу безопасности строительства и будущего функционирования атомной станции.

«Более полной информацией, как по организации режима безопасности, так и по организации эксплуатации и требованиям к эксплуатационному персоналу, располагают Главатомэнерго Минэнерго СССР и другие спецорганизации. Минэнерго УССР другой информацией не располагает и опыта эксплуатации атомных электростанций не имеет. Представляется, что вопросы подбора, расстановки и обучения строительно-монтажного и эксплуатационного персонала Чернобыльской АЭС должны проводиться более тщательно, чем на обычных энергетических предприятиях, т. к. последствия халатного или злоумышленного отношения и действий персонала АЭС могут привести к более тяжелым и опасным для окружающих последствиям».

В разгар строительства первой очереди АЭС тон сообщений становится жестче — КГБ указывает на многочисленные случаи нарушения технологий, правил техники безопасности и о некачественно выполненных работах.

Так, в феврале 1976 г. Кураховский котельно-механический завод (Донецкая обл.) в адрес Чернобыльской АЭС отправил 182 т сварных труб диаметром 2040 мм для циркуляционного водовода. При проверке качества сварных швов на этих трубах обнаружили раковины и трещины. Разумеется, их нельзя было использовать в строительстве. Более того, брак должен был быть устранен предприятием-изготовителем в заводских условиях.

Об этом знали главный инженер управления строительства Н. П. Луков и директор АЭС В. П. Брюханов. Тем не менее трубы в нарушение всех правил после ремонта непосредственно на АЭС были приняты под монтаж.

Еще пример. «Одной из причин невыполнения плановых заданий строительства и сдачи в эксплуатацию АЭС производственных помещений является недокомплект рабочей силы, — информируют руководителя КГБ УССР специалисты 2-го управления республиканской госбезопасности, — и низкая инженерная подготовка среднего руководящего звена, что влечет за собой ухудшение качества проводимых строительно-монтажных работ и их удорожание за счет исправления допускаемых браков».

«В апреле 1976 г. вследствие нарушения технологии бетонирования бака для жидких радиоактивных отходов емкостью 5 тыс. куб. м, по халатности прораба, стальная облицовка бака была деформирована. В результате при вводе в эксплуатацию бака через образовавшиеся на его облицовке трещины могла произойти утечка радиоактивных отходов и заражение окружающей местности. По нашей информации Управлением строительства АЭС в июле с. г. принято техническое решение по исправлению указанного брака за счет производства дополнительных работ стоимостью около 30 тыс. рублей».

Удивительно, но режимную и ответственную стройплощадку, где были задействованы тысячи сотрудников, использовались дорогостоящие и небезопасные материалы, охраняли крайне слабо!

«Управление строительства ЧАЭС имеет свое подразделение ВОХР в количестве 40 человек, в основном из числа пенсионеров и лиц преклонного возраста, — говорится в донесении КГБ УССР от 16 августа 1976 г. — Данное подразделение не несет ответственности за охрану принятых в эксплуатацию производственных помещений и находящегося в них оборудования. Для этих целей дирекция АЭС имеет группу охранников из 12 человек (при потребности 84 человека), в связи с чем для охраны важных производственных комплексов (реакторный зал, нижние водяные контуры реактора первого энергоблока АЭС, аппаратный зал, цех химводоочистки, склад свежего ядерного топлива) администрация АЭС вынуждена привлекать 10 военнослужащих войсковой части на договорной основе».

Осенью 1984 г. 6-й отдел УКГБ УССР по Киеву и Киевской обл. еще раз обратил внимание на проблемы охраны станции. «Охрану ЧАЭС осуществляет спецкомендатура № 1 в/ч 3561 Управления внутренних войск по Украинской ССР и Молдавской ССР, которая находится в оперативном обеспечении ОО КГБ СССР, — говорится в записке. — Нами получены данные, свидетельствующие о серьезных недостатках в организации караульной службы на ЧАЭС, низком уровне идейно-воспитательной работы, моральном разложении отдельных военнослужащих».

17 января 1979 г. в адрес ЦК Компартии Украины поступила докладная за подписью Виталия Федорчука — председателя КГБ УССР (1970—1982), полностью посвященная нарушениям при строительстве станции.

«На отдельных участках строительства второго блока ЧАЭС имеют место факты отступлений от проектов и нарушений технологии ведения строительных и монтажных работ, что может привести к авариям и несчастным случаям. Колонны каркаса машинного зала смонтированы с отклонениями от разбивочных осей до 100 мм, между отдельными из них отсутствуют горизонтальные связи, стеновые панели уложены с отклонениями от осей до 150 мм. Раскладка плит покрытия зала произведена с отступлением от предписания авторского надзора. Подкрановые пути и тормозные площадки машинного зала имеют перепады по высоте до 100 мм и местами наклонены до 8 градусов. Подобные нарушения допускались и на других участках строительства, что может привести в дальнейшем к проникновению грунтовых вод в помещение и заражению окружающей среды».

«До настоящего времени не оборудованы охранной пожарной сигнализацией центральные склады управления строительства, которые перегружены строительными материалами, — продолжает Федорчук. — Из-за нарушений правил пожарной безопасности в сентябре—октябре 1978 г. возникли пожары в вентиляционной шахте блока № 2 главного корпуса и в машинном зале».

Предтечи катастрофы

В январе 1984 г. у представителей ЧАЭС возникли серьезные нарекания на качество оборудования, которое поставляли для станции из Югославии. Вот что говорится в донесении на имя начальника 3-го отдела 6-го управления КГБ УССР майора Н. Гибадулова.

«Согласно договорным обязательствам, заключенным Минэнерго СССР и внешнеторговыми организациями СФРЮ, для строящихся атомных электростанций Советского Союза юго-славскими фирмами «Энергоинвест» и «Джура Джакович» будет поставлено 10 комплектов трубопроводов контура многократной принудительной циркуляции и 40 барабан-сепараторов. Стоимость 1 комплекта данного оборудования составляет свыше 37,1 млн. руб. (расценка на январь 1983 года).

Выявлено большое количество брака в сварных соединениях, которые в процессе работы энергоблоков могут привести к аварийным ситуациям. Так, при входном контроле, проводимом лабораторией металлов на ЧАЭС, трубопроводов контура многократной принудительной циркуляции (КМПЦ) и барабан-сепараторов на 1 и 2 энергоблоках станции, где установлено оборудование с предприятий СССР, в сварочных соединениях было значительно меньше дефектов, чем на 3 и 4 энергоблоках, оборудование для которых поставлялось из Югославии».

Всего в 1971—1981 гг. на Чернобыльской АЭС зафиксировали 29 аварийных остановок. Из них — восемь, как сообщает госбезопасность, произошли по прямой вине сотрудников станции.

В феврале 1979 г. начальник управления КГБ УССР по Киеву и Киевской обл. генерал-майор Н. Вакуленко обратился к председателю КГБ республики со специальным сообщением.

«18 февраля в 23 час. 40 мин. на ЧАЭС путем срабатывания автоматической защиты АЗ—5 был аварийно остановлен 1 энергоблок. Предварительным расследованием созданной администрацией АЭС технической комиссией установлено, что причиной остановки блока явилось отключение главных циркуляционных насосов, подающих воду для охлаждения реактора, в связи с попаданием воздуха в гидросистему. Комиссия пришла к выводу, что причиной попадания воздуха в гидросистему является техническое несовершенство дренажного устройства, заложенное в проекте».

Периодически со станции происходили утечки радиоактивных материалов. Причем, видимо, не обо всех знали даже в КГБ. О чем можно судить по следующему случаю.

«19 апреля 1981 г. стрелком ВОХР ЧАЭС было обнаружено просачивание (в виде капель) в трубопроводе активных вод блока № 1, о чем было доложено начальнику смены ЧАЭС. Учитывая, что блок № 1 с 9 апреля с. г. остановлен на 45 суток для капитального ремонта, а также незначительное просачивание воды в указанном трубопроводе, он не придал этому значения и не принял своевременно мер для немедленного устранения течи.

В результате, службой радиационной безопасности ЧАЭС определена зона площадью до 180 кв. м с уровнем радиации, достигающим 20 микрорентген в секунду при норме 0,8 микрорентген в секунду. Под воздействием ветра была загрязнена территория площадью до 800 кв. м, однако радиация на ней составляет 0,4 микрорентген в секунду». (Из сообщения начальника управления КГБ УССР по Киеву и Киевской области генерал-майора Н. Вакуленко в адрес Чернобыльского городского и Киевского областного комитетов Компартии Украины от 20 апреля 1981 г.)

9 сентября 1982 г. во время пробного пуска реактора после планового капитального ремонта первого энергоблока произошел разрыв одного из технологических каналов. Спустя пять дней после инцидента в помещениях газового контура и дренажных систем реакторного отделения повысился уровень гамма-излучений до 1000 микрорентген в секунду (уровень нормы местами превышен в 10—100 раз).

ВПО «Союзатомэнерго» создало спецкомиссию «для расследования и устранения причин аварийной ситуации». Из акта комиссии следовало, что удельная активность воздуха и плотность радиоактивных выпадений на 25 октября 1982 г. не отличается от значений, характерных для нормального режима эксплуатации АЭС. В водах, сбрасываемых в водоем-охладитель, радионуклидов также не обнаружено.

Параллельно по заданию министра энергетики УССР Виталия Склярова с 18-го по 29 октября 1982 г. работала группа сотрудников лаборатории радиационной биофизики Института ядерных исследований АН УССР. И местные ученые пришли к совершенно другим выводам.

В частности, в районе села Чистогаловка, расположенного на расстоянии 5 км от АЭС, на почве обнаружены т. н. «горячие» частицы. Они-то и представляли наибольшую опасность для населения. Такие частицы могли вызвать серьезные последствия вплоть до смерти из-за прожига внутренних органов.

Ситуация оказалась гораздо серьезней, чем предполагалось. Судя по всему, даже рассматривалась возможность эвакуации населения. (В докладной записке от 5 ноября 1982 г. есть ссылка на «Временные методические указания по защите населения в случае аварии ядерных реакторов».)

«Фактов распространения панических слухов не отмечается», — говорится в сообщении. Впрочем, тут же указывается, что «комитетом республики и УКГБ по Киеву и Киевской области для оказания помощи Припятскому горотделению КГБ командированы опытные оперативные работники».

Борьба с неизвестным

img:87770, 420, right]

В марте 1984 г. в плитах перекрытий третьего и четвертого энергоблоков обнаружили трещины, отмечено смещение ригелей (опорная балка, на которую опираются другие несущие элементы строительного сооружения), плит перекрытий, навесных железобетонных и керамзитовых панелей.

«С учетом того, что ригеля являются несущими конструкциями, на которые передается нагрузка от плит перекрытий и установленного на них технологического оборудования, в том числе барабанов-сепараторов, создавшееся положение представляет также опасность для главного корпуса 3-го энергоблока», — сообщается в записке на имя начальника 6 управления КГБ УССР генерал-майора Л. Быхова.

Комиссия из числа специалистов ЧАЭС и группы рабочего проектирования НИИ «Гидропроект» отметила, что уже несколько месяцев происходит дальнейшее сползание плит перекрытий с ригелей на 3-м энерго-блоке. Причиной разрушений комиссия назвала «значительный перегрев стен барабанов-сепараторов из-за неэффективной работы теплоизоляции, которая разрушается под воздействием высоких температур и постоянного радиоактивного излучения».

И хотя несущие конструкции были усилены, специалисты уверяли, что это не решит возникших проблем. Более того, комиссия сообщила об аналогичных процессах, происходивших на четвертом энергоблоке ЧАЭС.

В октябре 1984 г. специалисты провели анализ надежности работы всех энергоблоков станции. И пришли к неутешительным выводам: «первый и второй энергоблоки менее надежны в плане безопасности окружающей среды, т. к. при возможных разрывах трубопроводов контура многократной принудительной циркуляции диаметром более 300 мм системы аварийного отключения и безопасности не обеспечат локализации утечки теплоносителя, что приведет к радиоактивному заражению местности».

«Третий, четвертый и последующие блоки ЧАЭС конструктивно выполнены более надежно, поскольку на них имеется блок локализации аварий, практически предотвращающий утечку теплоносителя при разрывах трубопровода КМПЦ любого диаметра. Вместе с тем, по данным специалистов, эти блоки не гарантируют надежной и безопасной работы, т. к. испытания их в экстремальных условиях не проводились», — предупреждали ученые.

Исследование аварийных ситуаций и отказов в работе оборудования, установленного на станции, свидетельствует о низкой надежности автоматики управления реактором. И около 50% отказов происходит по вине заводов—поставщиков оборудования.

Часть обнародованных СБУ архивных документов КГБ рассказывают о ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Первые сообщения показывают, что изначально власти не осознавали масштабов трагедии. Практически все донесения заканчивались фразой: «Обстановка на АЭС, в Припяти и прилегающих населенных пунктах нами контролируется».

Госорганы попросту оказались не готовы к ликвидации последствий аварии. Растерянность руководства проявилась в непонимании элементарных вещей.

К примеру, в сообщении от 28 апреля 1986 г. (спустя два дня после аварии на ЧАЭС) говорится: «по состоянию на 8 часов радиационная обстановка характеризовалась уровнем радиации гамма-частиц: на 3-м и 4-м энергоблоках 1000—2600, на отдельных участках в черте города: 30—160 микрорентген в секунду». И рядом с этим абзацем рукой тогдашнего руководителя республики, первого секретаря ЦК Компартии Украины Владимира Щербицкого написано: «Что это означает?»

Решение об эвакуации ближайшего к ЧАЭС населенного пункта — города Припять, где проживали около 50 тыс. человек, было принято лишь 27 апреля, когда ученым удалось убедить руководство в опасном повышении уровня радиации. Ведь к тому моменту, кроме 17 работников станции, которые находились в помещении четвертого энергоблока в момент аварии (один из них — Владимир Шашенок, наладчик пусконаладочного участка, скончался в больнице), госпитализировали с признаками радиационного облучения еще 126 человек.

При этом радиационная обстановка на станции и в прилегающих к ней районах оставалась недостаточно изученной. Во многих документах сообщается о катастрофической нехватке оборудования для проведения аварийных работ, спецодежды, снаряжения и даже — надежной дозиметрической аппаратуры в формированиях Гражданской обороны.

Третий отдел 1-го Управления КГБ УССР не преминул выказать недовольство работой советских СМИ: «выяснилась большая неосведомленность населения в вопросах действия радиации, а главное, в проведении профилактических мероприятий по защите от радиации. Свидетельство — случаи отравления йодистыми препаратами. В этом сказывается слабая работа средств массовой информации».

«Если же говорить об освещении событий, — говорится в документе, — то следует заметить, что вызывает сомнение, например, показ по телевизору ряда сюжетов. В поле под Чернобылем стоит председатель колхоза и уверяет, что колхоз перевыполняет план сева. Это, естественно, хорошо, но ведь вопрос состоит в том, будет ли пригоден этот урожай в пищу. Если почва не загрязнена радиоактивными веществами, то сказать надо было именно об этом, а всего лучше воздержаться от показа сомнительных по качеству сюжетов, вызывающих двоякое истолкование».

По горячим следам ответственность за катастрофу возложили на персонал АЭС. Так, 7 мая 1986 г. КГБ УССР сообщило, что детальные причины аварии на АЭС в Чернобыле пока не ясны.

«Из бесед с различными лицами создается следующая картина:

а) по неизвестной причине отказал аппарат для сжигания гремучей смеси с водородом, которая образуется при разложении воды в работающем реакторе. Возникает взрыв и пожар.

б) возникший пожар был опасен, но он не затрагивал на этой стадии реактора. Следствием пожара явилось нарушение теплообмена в атомном реакторе, происходит тепловой взрыв и выброс огромного количества радиоактивных веществ.

Если описанная схема верна, то можно предположить, что причиной радиационной аварии явились какие-то неправильные действия персонала станции после возникновения первичного пожара, либо отказ или повреждение блокирующих защитных систем.

Оставляя в стороне технические детали, о которых судить трудно, мнение большинства людей сводится к тому, что общей причиной аварии явилась низкая культура работников АЭС. Речь идет не о квалификации, а о культуре работы, внутренней дисциплине и чувстве ответственности.

Вполне вероятно, что управление реактором доверено людям квалифицированным и ответственным. Однако в штате АЭС большой обслуживающий персонал, уровень которого оставляет желать лучшего. Они выполняют вспомогательные функции, однако наложение отдельных мелких погрешностей могло в сумме привести к непредсказуемым последствиям.

Среди возможных причин аварии называют спешку со сдачей в эксплуатацию 4-го энергоблока. Говорят о том, что его сдавали досрочно к съезду, а теперь должны были остановить реактор для доработки».

Чернобыльская АЭС — первая атомная станция, построенная в Украине. В 1980—1990 гг. в эксплуатацию были введены Ровенская, Южно-Украинская, Запорожская и Хмельницкая АЭС. Вряд ли процесс возведения всех этих объектов принципиально отличался от происходящего на стройплощадке ЧАЭС. Ведь специалисты оставались все те же, а производственный менталитет народа за 10 лет не изменился.

Не скажу, что во время ознакомления с рассекреченными документами КГБ волосы вставали дыбом, но чувство гордости за мощный отечественный атомный потенциал куда-то улетучилось. Надеюсь, специалисты сделали правильные выводы из Чернобыльской трагедии. Все-таки уже 30 лет с тех пор прошло.

И большое спасибо тем, кто принял решение рассекретить эти потрясающие документы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
niky

...................кроме того .............все указанные в записках случаи---не повлияли на Укратом--..там жэ в УкрАтоме - Учёные -Выработали-Изобрели Проэкт Испытания Реактора----как он себя поведет -при выключенных Системах Безопасности................................................................................вот это както затруднительно Понять-Гражданам не имеющих спецОбразования -по Ядерной ФИЗИКЕ.......А ЭТО ПАХНЕТ ПРЕСТУПНЫМ ЗАМЫСЛОМ.....

- 0 +
Александр Берман
22 Мая 2016, Александр Берман

Тем не менее, катастрофа на ЧАЭС была вызвана вопиющими нарушениями правил эксплуатации реактора при проведении эксперимента, связанного с питанием АС при выбеге генератора. Все-таки сказалась горбачевская "демократизация", которая вылилась во вседозволенность.
"Перестройке дали ход,
Потопили теплоход,
В речке утопили трактор,
В Припяти рванул реактор..." - ходил в то время стишок.
Короче, беда, когда у руля государства становится идиот, или предатель....

- 7 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка