Chicago Tribune: Обама против Путина — финальные раунды

№12(765) 25 — 31 марта 2016 г. 24 Марта 2016 5

«Речь не идет о состязании между мной и Путиным», — 
так выразился
президент Барак Обама (16.02.2016),
говоря о гражданской 
войне в Сирии

Думаете, президент РФ Владимир Путин согласится с приведенным выше мнением президента США Обамы? Мы в этом сомневаемся.

Наглядный пример: в сентябре прошлого года, отправив боевые самолеты и войска в Сирию, Путин застиг своего американского коллегу врасплох. Свой успех он повторил на днях, неожиданно анонсировав вывод российских войск.

По сути он заявил о победе, и оспорить это мнение сложно. Путин вернул России сексапильность глобального игрока. Он укрепил позиции своего союзника, президента Сирии Башара Асада и практически обезвредил сирийских повстанцев. Он выступил в роли одного из спонсоров шаткого перемирия, заложившего основы для возобновления мирных переговоров. Т. е. Путин = Миротворец?

А как быть со знаменитым предсказанием Обамы, что русские увязнут в сирийском «болоте» войны, в которой невозможно одержать победу?

Оно рассыпалось в пух и прах.

При этом и речи нет о том, что пятилетняя сирийская война завершена, как и о том, что прекращение огня установилось надолго или что Асад при поддержке России и Ирана разгромил боевиков ИГ. Но за всеми этими рассуждениями скрывается архиважный геополитический вывод: условия сегодня диктует Путин. Он идет на риски и пожинает победы. Он стремится показать, что Москва более надежный союзник в регионе, чем колеблющийся и двойственный Вашингтон Обамы.

В ходе всех конфликтов, происходящих в мире, Обама и Путин ведут бои за преимущества. Преимущество Путина очень велико — это время. Обама ведет бой так, чтобы не уступить больше ни пяди на дипломатическом и военном фронте агрессивному противнику, нацеленному на восстановление своей сферы влияния в масштабе советской эпохи.

Вступая в финальные месяцы своего последнего президентского срока, осторожный Обама тщательно выбирает свои битвы и своих противников. Он приукрашивает свое наследие бравадой о том, как пересмотрел собственное решение о «красной линии» касательно сирийского химического оружия, принятое им в 2013 г. «Я чрезвычайно горд этим моментом, — заявил он интервьюеру Джеффри Голдбергу из Atlantic. — Мне удалось не поддаться оказываемому тогда давлению. И в результате размышлений я сформировал собственное представление о том, что соответствует американским интересам (и не только в отношении Сирии, но и в отношении нашей демократии). Это было самое непростое из принятых мной решений, и я убежден, что в итоге именно оно было верным».

Каждому лидеру нравится оценивать историю исключительно через выбранную им самим призму, реабилитирующую его/ее. Тем не менее отказ Обамы от практической реализации своей угрозы обеспечил успех вхождения Путина в Сирию. Неужели кто-то расслышал намек на беспочвенные мечтания в предсказаниях Обамы о сирийском «болоте»? Разве кто-нибудь повторял тогда непрестанно — подумайте о том, каким будет следующий шаг Влада?

Путин получает искреннее наслаждение, опровергая устоявшиеся стереотипы. Он отправил боевые самолеты, чтобы полностью изменить ход сирийской войны. Он аннексировал Крым под возмущенный писк международного сообщества. А Украину помните?

В Украине все еще действует неустойчивое соглашение о прекращении огня, а политики в это время грызутся по поводу того, какой объем автономии следует предоставить пророссийским повстанцам на востоке страны. За всем этим пристально наблюдает Путин, а умы чиновников в Киеве заняты исключительно угрозой очередного российского военного удара.

Президент Обама — уже ощутивший остроту локтей Путина в ходе захвата Крыма в 2014 г. и его недавнего набега в Украину — планирует радикально нарастить военный потенциал стран НАТО в Центральной и Восточной Европе. Смысл его месседжа — Влад, не надо больше никаких грандиозных идей!

«Это вовсе не реакция на событие, происшедшее в минувший вторник, — заверил газету New York Times один из старших чиновников президентской администрации. — Это стратегический ответ на изменение ситуации с безопасностью в Европе. Он отражает новую ситуацию, когда Россия становится игроком, с которым сложнее иметь дело».

Тем не менее «более сложный Путин» безмятежен. А как же санкции ЕС против России за крымскую авантюру, казавшиеся столь болезненными? Некоторые европейские лидеры намекают, что их могут отменить уже к лету. Путин недавно уверенно заявил, что отношения между Россией и ЕС «нормализуются».

«Это произойдет — раньше или позже», — сказал он и, как нам показалось, незаметно улыбнулся.

Европу тем временем продолжает захлестывать поток беженцев. ЕС все еще пытается обуздать эту реку и научиться управлять ею. Готовьтесь к очередной серии Хаоса, подразумевающей появление у Путина больших возможностей для эксплуатации того, что отвлекает внимание Европы, — прибывающих на ее побережья лодок с беженцами.

Амбиции Путина можно остановить путем крушения мировых цен на нефть и создания экономических проблем в его стране. Но рассчитывать только лишь на эти меры не стоит.

У Путина еще есть 10 месяцев на тычки локтями в бока Обамы в расчете на то, что тот, скорее всего, не станет на это отвечать. Хочется надеяться, что этот его расчет ошибочен...

©2016 The Chicago Tribune/TNS

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка