Что ждет Узбекистан Каримова

29 Августа 2016 5

28 августа с кровоизлиянием в мозг был госпитализирован президент Узбекистана Ислам Каримов. Каримов руководит страной 25 лет — с момента распада СССР.

Политическое будущее нынешнего правящего режима неопределенно. Каримову уже 78 лет, а в СМИ и до этого уже несколько раз появлялась информация о слабом здоровье президента, хотя официально ее никто не подтверждал. Подавляющая часть населения Узбекистана в принципе не помнит другого руководства. Источником легитимности каримовского правления стала его продолжительность, дополненная способностью поддерживать в стране стабильность, невзирая на сотрясающие регион бури.

Согласно Конституции в случае смерти или недееспособности президента исполнительная власть переходит к председателю верхней палаты парламента на три месяца, и за это время должны быть подготовлены новые выборы. 

Внутренняя политика

Расположение Узбекистана — это одновременно и преимущество, и источник проблем. Общие границы с Афганистаном, Киргизией и Таджикистаном позволяют вмешиваться во внутренние дела сопредельных государств, тем самым увеличивая свой вес на международной арене. В то же время нестабильная обстановка в этих странах создает угрозу и для Узбекистана, а ситуация в приграничных регионах, возможно, будет ухудшаться.

Ни мощных государственных институтов, ни гражданского общества в западном понимании в Узбекистане нет. Структура управления, непрозрачная даже для специалистов, по всей видимости, основана на сложно устроенном балансе личных, групповых и клановых интересов.

Помимо главы службы безопасности Рустама Иноятова, есть еще несколько потенциальных кандидатов на президентский пост — например, министр финансов Рустам Азимов или премьер-министр Шавкат Мирзиёев. Ни о том ни о другом за пределами Узбекистана ничего не известно, но есть шанс, что они более склонны пойти на реформы, чем их соперники из силовых структур.

Говоря о потенциальных кандидатах, стоит упомянуть и могущественные региональные кланы, которые могут выдвинуть своих представителей. Впрочем, известно о них также крайне мало. Каримову они подчиняются, хотя в 1990-х были опасения, что распри между региональными кланами могут серьезно подорвать стабильность в стране. После ухода Каримова они могут начать соперничество и борьбу за власть.

Самые серьезные группировки, по всей видимости, сосредоточены вокруг Ташкента, Самарканда, Бухары и Ферганской долины — регионов с наибольшей плотностью населения или экономическим потенциалом. Столичный Ташкент и Ташкентская область — самая богатая, образованная и индустриализованная часть страны. Здесь более чем где-либо еще в стране чувствуется советское наследие в культуре и обществе. Влиятельные фигуры из Ташкента будут стремиться сохранить свое положение и статус региона при смене власти.

Самаркандский клан, из которого и происходят Каримовы, пользуется существенным влиянием не только из-за близости к президенту, но и потому, что здесь сосредоточено таджикское меньшинство, а значит, именно здесь будет решаться, как национальный вопрос скажется на борьбе за власть и не создаст ли он напряженности после выборов нового президента. По официальным данным, таджики составляют не более 5% населения.

В стране отсутствует независимая судебная система и прозрачность судопроизводства, национальная валюта не конвертируется.

Внешняя политика

Если Москва хочет сохранить свои позиции в Узбекистане, ей придется считаться с усилением Китая в регионе. Отношения между Ташкентом и Пекином быстро крепнут. Основным гарантом региональной безопасности Узбекистан считает ШОС (Шанхайскую организацию сотрудничества), где главную роль играет Китай, способный противодействовать стремлению Москвы полностью подчинить себе всю систему безопасности в регионе.

Ташкент очень хочет дружить с Пекином. Торговый оборот между двумя странами, в первые десять лет государственной независимости Узбекистана не превышавший $136 млн в год, в начале 2000-х начал расти и за только за три квартала 2015 г. достиг $3 млрд. Китайская программа «Один пояс — один путь» (ОПОП) вполне согласуется с ташкентской моделью государственного регулирования экономики.

Лучше всего у Ташкента налажены связи с правительствами Туркмении и Казахстана, хотя здесь не всегда все было благополучно. Туркмения с Узбекистаном обеспечивают друг другу транзитные пути на восток и на запад, от их сотрудничества зависит не только существующий газопровод Центральная Азия — Китай, но и реализация амбициозных планов Ташкента в далекой перспективе выйти напрямую в порты Персидского залива через Туркмению и Иран. Казахстан и Узбекистан давно оспаривают друг у друга статус лидера всей Центральной Азии: богатый энергоресурсами Казахстан может похвастаться более мощной экономикой, тогда как густонаселенный Узбекистан обладает более развитой армией и системой безопасности. Но и эти два государства, по сути, взаимозависимы. Казахстан — главный торговый партнер Узбекистана в регионе, а Узбекистан — серьезный и хорошо работающий буфер между Казахстаном и очагами нестабильности на юге. Время от времени между тремя государствами случаются разногласия, однако в целом отношения Узбекистана с Таджикистаном и Казахстаном можно охарактеризовать как сбалансированные и гибкие; впрочем, напряженность на афгано-туркменской границе начинает вызывать у Ташкента все большую озабоченность.

Киргизия с Узбекистаном не сумели урегулировать пограничные споры вокруг Ферганской долины, и это существенно осложняет их отношения. Наиболее болезненные вопросы — киргизские земли, окруженные территорией Узбекистана, и узбекские анклавы, врезанные в бывшую Киргизскую ССР, когда межреспубликанские границы не имели большого значения. Теперь эти районы лишены прямого доступа к своим странам, что вредит экономике и не дает местным жителям поддерживать деловые и политические связи с собственным государством. Статус этих анклавов — взрывоопасная проблема, у которой нет легких решений. Она уже не раз приводила к этническим конфликтам и перестрелкам между пограничными отрядами; по всей вероятности, в ближайшее время изменений к лучшему ждать не приходится.

Экономика

На сегодня более чем 40% 30-миллионного населения страны — молодежь младше 25 лет, уровень безработицы сильно повысился, и ситуация будет только усугубляться. 

Раньше большая часть мигрантов оседала в России, но при нынешней рецессии количество потенциальных вакансий для узбеков сокращается. Серьезные последствия может вызвать и кризис китайской экономики: в жестко регулируемой экономике Узбекистана КНР является крупнейшим инвестором и ведущим торговым партнером. Низкие цены на основные предметы узбекского экспорта — природный газ, хлопок, золото — осложняют и без того плачевное положение хозяйства.

Преемник нынешнего президента получит страну в непростой экономической ситуации, и у него уже не будет возможности опираться на накопленные десятилетиями авторитет и видимость легитимности власти. Когда время перемен наконец наступит, может оказаться, что цена, которую Узбекистан заплатил за относительную стабильность последних 25 лет, была слишком высока и надолго предопределила его развитие.

Экономика страны, как уже указывалось, значительно зависит от экспорта сырья — газа, хлопка, драгоценных металлов, продуктов питания. Мировые цены на три важнейших двигателя узбекской экономики — хлопок, золото и природный газ — сейчас падают, а значит, необходимость экономических реформ и диверсификации источников дохода очевидна как никогда. Кроме того, низкие цены на сырьевые товары, в частности на природный газ, подрывают позиции Узбекистана в переговорах с ключевыми экономическими партнерами, прежде всего Китаем.

После провозглашения независимости национальный ВВП продолжал стабильно, хотя и медленно — в среднем на 1,1% в год — карабкаться вверх. С середины 2000-х экономика набирала обороты, и между 2007-м и 2014 г. темпы ее роста, по данным Всемирного банка, составляли в среднем 8,4% в год. В сентябре 2015-го Международный валютный фонд сообщил об «устойчивом росте» Узбекистана за последние годы и положительно отозвался о благоразумной экономической политике правительства, которая обеспечила «достаточный уровень валютных резервов, запас прочности в бюджетной сфере и низкий показатель государственного долга».

В 2015 г. рост сократился до 6,8% и, по прогнозам МВФ, будет держаться между 6,5 и 7% вплоть до 2020 г. 

Промышленность в стране крайне неразвита. Счастливым исключением мог бы считаться автопром (здесь работают дочерние структуры американской General Motors и южнокорейской Daewoo), но картина и здесь не радужная. Местные автозаводы — это фактически точки сборки, где запчасти, ввезенные из Южной Кореи и прочих стран, монтируются в готовые автомобили. 

Деловой климат начал понемногу выправляться, но нововведения коснулись главным образом крупных инвесторов. В отчете Всемирного банка за 2016 г. страна поднялась с 103-й до 87-й позиции в рейтинге, но она все еще сильно отстает от прочих евразийских государств. Для сравнения: Армения оказалась на 35-м месте, Казахстан — на 41-м, Россия — на 51-м, Азербайджан — на 63-м, а Киргизия — на 67-м.

Проблемы у страны есть и из-за России, где в качестве трудовых мигрантов находятся более 3 млн граждан Узбекистана. По данным ЦБ РФ, объем денежных переводов из РФ за первые три квартала 2015 г. упал более чем наполовину в сравнении с аналогичным периодом 2014-го. А поскольку денежные переводы из-за границы даже по официальным данным составляют не менее 12% ВВП, экономические трудности за рубежом явно могут создать серьезные проблемы внутри страны.

Материал подготовлен на основе публикации Московского центра Карнеги.

Справка

Узбекистан расположен в центральной части Средней Азии, граничит с Киргизией, Казахстаном, Туркменией, Таджикистаном, Афганистаном.

Территория: 447 400  км².

Население: 31 807 000 человек.

Плотность населения: 75,8 человек на км2.

ВВП (ППС) в 2016 г. составил 198 823 млрд долл., что обеспечило Укбекистану 64-е место в мире.

В 2016 г. по World Happiness Report Узбекистан признан самой счастливой страной в СНГ.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка