Чужой капитал против местных хищников

22 Июля 2015 5

Многие видели фото, на котором премьер-министр Украины Арсений Яценюк печально курит, сидя на бордюрчике где-то в Вашингтоне после встречи с вице-президентом США Джо Байденом 14 июля. Видимо, после этого Арсений Петрович задался целью развеять опасения и убедить украинцев в том, что первая инвестиционная конференция Украина-США-Канада прошла успешней некуда. По крайней мере, всю неделю после возвращения из США премьер сыплет обещаниями о том, как американские партнеры поднимут на ноги нашу шаткую экономику.

Г-н Яценюк компактно подытожил свои успехи в традиционном обращении «10 минут с премьер-министром», которое появилось 19 июля. «Сегодня мы поговорим о том, что вас больше всего волнует — о работе, заработной плате и экономике. Мы должны дать людям работу и достойную зарплату», — проникновенно начал Арсений Петрович, и после краткой лекции о том, как формируются в государстве рабочие места, приступил к описанию достижений.

Из его речи можно сделать вывод, что и рабочие места, и зарплаты и вообще будущее украинской экономики зависит исключительно от наших западных партнеров. Конечно, инвестиции нужны, но слушая о многомиллионных контрактах, которые на самом деле еще и не контракты вовсе, а только меморандумы о намерениях или намерения без меморандумов, невольно подумаешь о шкуре медведя, который еще бегает где-то в лесах.

Итак, два главных достижения Арсения Яценюка на переговорах — это решение о строительстве неких терминалов. «Мы договорились с нашими американскими партнерами, что одна из крупнейших мировых компаний — американская Cargill — построит новый терминал. Новый терминал, и инвестиции будут около 100 миллионов долларов. Это десятки тысяч рабочих мест. Люди смогут получить как работу, так и дополнительную зарплату. Мы договорились с нашими американскими партнерами о создании нового энергетического хаба — ввоз природного газа и так называемые LNG-терминалы. Чтобы просто пояснить, это сжиженный газ, который будет поступать на Украину. И на терминале по сжиженному газу тоже будут работать украинцы», — так звучала прямая речь премьера.

Трудно понять, но на самом деле речь идет о совсем разных терминалах. Первый, который должна построить компания Cargill, — это зерновой терминал в порту Южный Одесской области. Как сообщил позднее Арсений Петрович, с компанией был подписан меморандум об инвестициях на общую сумму в 100 млн. долл. в украинскую инфраструктуру и о строительстве терминала с перевалкой 4 млн. тонн. У компании Cargill есть большой опыт работы на украинском рынке. Ее представительство действует на территории страны с 1993 года и координирует отсюда торговлю зерном, маслом, семенами масляных культур, топливо-смазочными материалами, металлопродукцией и другими товарами. Предположительно строительство терминала начнется в ближайшие месяцы.

Второй терминал, о котором говорит г-н Яценюк, это многострадальный LNG-терминал, строительство которого на территории Украины обещают уже долгие годы. И не только обещают. В 2012 году проект, казалось, был максимально близок к запуску. 26 ноября 2012 года глава Государственного агентства по инвестициям и управлению национальными проектами Владислав Каськив в присутствии тогдашних премьера Николая Азарова и министра энергетики Юрия Бойко подписал договор о строительстве терминала по приему сжиженного газа с представителем крупной испанской компании Gas Natural Frenosa.

Но очень быстро оказалось, что в испанской компании о контракте слыхом не слыхивали, а бумагу подписали с неким предпринимателем из Барселоны, бывшим лыжным инструктором без страха и упрека. Скандал, разоблачение, насмешки украинской и испанской прессы — даже это не заставило власть забыть хотя бы на время об LNG-терминале, и периодически возникали прожекты о том, что достроят его то ли корейцы, то ли китайцы.

Затем всем известные события отодвинули какие бы то ни было терминалы на второй план. Но теперь идея вновь восстала из пепла. На сей раз, хочется надеяться, обойдется без лыжных инструкторов. Но и информация о «крупнейшей» компании Frontera, которая, якобы, займется строительством терминала, весьма противоречива. Начнем с того, что никакого контракта пока нет. Есть лишь «Стратегический меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве», подписанный 13 июля. В меморандуме стороны выражают готовность «изучить возможность доставки сжиженного газа из Грузии, где Frontera ведет разведывательные работы и уже обнаружила перспективные месторождения». То есть ни о каких обязательствах, а уж тем более о сооружении терминала речи не идет.

И даже при желании, Frontera вряд ли могла бы справиться с этой задачей только с привлечением собственных средств. Специалисты подсчитали, что для возведения LNG-терминала необходимо около 850 млн. евро. Рыночная капитализация американской компании — около 37 миллионов долларов. Выручка в прошлом году составила 6,4 млн., а убытки — 12,5%. Да и занимается Frontera преимущественно поиском и разработкой месторождений, как, например, в Грузии (о чем и сказано в меморандуме). Директор по развитию НАК «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко 20 июля признал, что говорить о поставках сжиженного газа компанией Frontera можно будет не раньше, чем «через два-три года». А судя по ситуации с сооружением LNG-терминала, то и тогда можно будет разве что поговорить.

Frontera и Cargill — не единственные американские компании, на сотрудничество с которыми надеется украинский премьер. Представители западного бизнеса, в его представлении, должны войти во все сферы украинской экономики. И все в данном случае — не преувеличение.

«Мы начинаем прозрачную и честную приватизацию в стране, — сказал Арсений Петрович. — И именно потому хотим, чтобы в приватизации приняли участие исключительно качественные иностранные инвесторы, а не бывшие украинские олигархи. Нужно откровенно сказать, что сегодняшний государственный сектор экономики коррумпированный. И для того, чтобы побороть эту коррупцию, сюда нужно завезти новых качественных иностранных специалистов, с их знаниями, опытом и деньгами».

Это заявление, пожалуй, важнее всех разговоров о терминалах. Премьер прямо заявил, что в приватизации должны участвовать исключительно иностранцы. Это наверняка заставило напрячься всех украинских олигархов, как лояльных к власти, так и не слишком. Понятно, что отечественные представители крупного бизнеса имеют виды на те или иные предприятия, включенные в приватизационный список из 300 с лишним позиций.

Например, одна из «жемчужин» списка, Одесский припортовый завод входит в сферу интересов опального Дмитрия Фирташа. Его Group DF напомнила, что ОПЗ имеет долг в 193,26 млн. долл. перед химическим бизнесом группы в лице Ostchem за поставленный в 2013-2014 годах газ. Свой ход сделал и Игорь Коломойский, когда его ООО «Нортима» подала иск в Хозяйственный суд Киева о признании недействительным решения ФГИ о непризнании результатов конкурса по приватизации ОПЗ 2009 г. Выставленные на приватизацию облэнерго очень интересуют как Рината Ахметова, так и Игоря Коломойского. А ведь есть еще и российские бизнесмены вроде Константина Григоришина, который, по слухам, хорошо ладит с президентом Петром Порошенко.

Если Арсений Яценюк говорил серьезно, отстранение украинского капитала от процесса приватизации сильнейшим образом ударит по позициям олигархов и спровоцирует невиданный с 90-х передел собственности. Но это заявление, как водится, вызывает больше вопросов, чем ответов.

Начнем с того, как вообще власти могут ограничить участие граждан Украины в тендерах и приватизационном процессе, который должен быть прозрачным и демократичным? Ведь это будет прямой дискриминацией и поражением в правах, что противоречит Конституции. Конечно, можно не запрещать олигархам участвовать в приватизации на законодательном уровне, но в каждом случае находить причины не допускать предпринимателей к тендеру.

Некоторые эксперты предполагают, что за громкими словами о качественных иностранных инвесторах кроются старые добрые офшорные схемы. Украинские олигархи будут создавать номинальные предприятия где-нибудь в Лондоне или Кипре и через них участвовать в тендерах. Отечественный бизнес повидал немало «крупных иностранных компаний» с уставным капиталом в несколько десятков тысяч долларов.

Возможно, заявление Арсения Петровича просто должно было сделать олигархов более сговорчивыми и покладистыми. С другой стороны, нельзя исключать, что это серьезные планы, и украинский бизнес действительно может перейти в руки западного капитала. Сторонники этого наверняка скажут, что отстранение олигархов и приход западных «эффективных менеджеров» благодатно скажется на отечественной экономике.

Но не исключено, что в этом случае мы, если пользоваться не совсем научным термином, поменяем шило на мыло. Если вспомнить замшелый термин «компрадорская буржуазия», это «чиновники-бюрократы и бизнесмены-олигархи, наживающие свой капитал на продаже за рубеж отечественных природных ресурсов и торговле иностранными товарами, и хранящих свои деньги в иностранных банках, и мотивированные на собственные интересы и не задумывающиеся над последствиями для экономики страны». Безусловно, вполне применимо к украинским олигархам.

Но где гарантии, что западные партнеры не будут заниматься тем же самым? Тем более, что им задумываться над «последствиями для экономики страны» совсем уж незачем. Латиноамериканским странам в свое время тоже обещали, что с приходом United Fruit Company они станут жить как в США, но, как видим, воз и ныне там.

Так кто же больше любит нашу неньку Украину? Местные денежные мешки, которых она так щедро набила за два десятилетия независимости, или иноземные транснациональные кейсы, обжигающие прикосновениями своего холодного металла? Сложный вопрос, есть о чем подумать, покуривая сигаретку на общественной остановке в Вашингтоне.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка