Договорились «постараться»

16 Сентября 2016 4.3

Главным итогом визита глав внешнеполитических ведомств Франции и Германии стало то, что, пожалуй, впервые они столь четко обозначили требования Киеву по выполнению политической части Минских соглашений.

По словам министра иностранных дел Франции г-на Эро на брифинге по окончании переговоров, за установлением режима прекращения огня и отводом войск по трем направлениям, должны последовать решения украинского парламента о внесении изменений в Конституцию, а также принятие закона о выборах на Донбассе. «Сейчас мы закладываем фундамент. Речь идет о прекращении огня, конечно, об отводе войск в трех пилотных зонах. Следующий этап этого беспрерывного процесса — утверждение Радой упомянутых мною закона о выборах и спецстатусе (Донбасса), а также расширение пилотных зон, отвод и сохранение под контролем тяжелого вооружения, шаги по обеспечению доступа наблюдателей к территориям Донбасса, создание продвинутых баз ОБСЕ.

Третьим этапом будет утверждение Верховной Радой даты проведения выборов, завершение конституционной реформы, принятие законов об амнистии, одновременное и параллельное разведение войск по всей линии фронта, создание новых пропускных пунктов, освобождение заложников, окончание выведения войск и полный доступ к границе»  

Очевидным образом этот коррелируется со сделанным накануне визита европейских министров в Киев заявлением Сергея Лаврова о том, что «российская сторона предлагает разработать «дорожную карту», в рамках которой укрепление режима безопасности на Донбассе шаг за шагом сопровождалось бы политическими реформами в Украине»

Как отмечалось в вышедшем номере «2000» еще до того, как переговоры в Киеве завершились, «Есть все основания полагать, что некие общие подходы к разрешению конфликта на Донбассе были согласованы на встречах Путина с Меркель и Олландом на саммите G20 в Ханчжоу — и теперь Запад должен убедить Украину их принять»

И уже со всей очевидностью можно говорить, что это и происходило 13 сентября, но о результатах говорить пока явно преждевременно. Павел Климкин на том же брифинге был куда более лаконичней своих коллег: "Мы разговаривали о том, как достичь реального размежевания вдоль линии разграничения на Донбассе"

Чуть расширенней был его комментарий в Twitter: «Мы будем следовать своей логике и последовательности в выполнении Минских договоренностей. И наши союзники тоже». Тут конечно, крайне интересен вопрос, имел ли Павел Климкин ввиду под союзниками Францию и Германию, особенно с учетом того, что вечером того же в Киеве прошли переговоры с министром иностранных дел Великобритании Борисом Джонсоном, а на следующий день – с министром иностранных дел Польши Витольдом Ващиковским, представителями стран, которые действительно являются главными «лоббистами» Украины в Европе.

Так или иначе, из официальных заявлений никак не следует, что украинское руководство согласилось (хотя бы формально) следовать озвученному плану. Конечно, можно допустить, что согласие Киева решено пока не афишировать, дать украинским властям время для проведения «разъяснительной работы» среди депутатов и в обществе.

Но обращает внимание, что неофициальном же уровне требования Франции и Германии подверглись резкой критике со стороны украинского «политического сообщества», причем включая и депутатов парламентской фракции: «Никто не может нам диктовать условия, по которым мы возвращаем свои территории – ни Франция, ни Германия, ни Великобритания. Я сторонник того, чтобы они вспомнили «Будапештский меморандум», где гарантируется территориальная целостность, на всякий случай. Это, действительно, был международный документ. Я думаю, что ни о каком изменении в Конституцию и речи быть не может» -- заявил в эфире телеканала 112 нардеп от президентского блока Сергей Куницын. Отмечу, что под изменения в Конституцию имеются ввиду президентские поправки, уже принятые в первом чтении.

Оставшийся же неназванным депутат от БПП в комментарии Коммерсанту высказался еще жестче (и откровеннее): «“Складывается впечатление, что Штайнмайер и Эро заговорили голосом Кремля. Та последовательность действий, которую они предлагают, крайне опасна для Украины. Сегодня у президента нет возможности собрать большинство голосов в парламенте в поддержку закона об особом статусе Донбасса или за принятие во втором чтении изменений в конституции…И если Порошенко попробует продавить эти законы, вполне возможен всплеск напряженности в Киеве — вплоть до нового Майдана”  

В общем, не похоже на «подготовку общественного мнения». Скорей всего, никаких обязательств Киев на себя не взял, а договоренности свелись к тому, что «попробуем обеспечить прекращение огня и разведение сторон, а там как получится» в этом плане показателен комментарий еще одного источника, «близкого к администрации президента Украины» -- “Мы пытались донести до европейских партнеров мысль, что Украина не готова идти на политические уступки сепаратистам до тех пор, пока не восстановит контроль над границей. Но нас, похоже, не услышали..

Кроме того, нет уверенности, что сепаратисты будут соблюдать перемирие. И это даст нам повод отказаться от принятия законов о децентрализации, ведь первый пункт минских соглашений требует прекращения огня” Что-же, если одна из сторон «рассчитывает», что перемирие будет сорвано, то, как правило, такие надежды сбываются. И действительно, в случае успеха прекращения огня и начала разведения сторон, давление на Киев относительно перехода к политическим пунктам сильно возрастет.

Поэтому, пожалуй, самый интересный вопрос в данной ситуации даже не то, дадут ли новые инициативы реальный импульс мирному процессу (на это, увы, надежды мало), сколько то, как Франция и Германия будут реагировать на его очередной срыв. Ведь впервые озвученные публично столь конкретизированные предложения (действительно напоминающие ультиматум), причем озвученные в таком контексте, что большинство наблюдателей их восприняли как достигнутые договоренности – это однозначный политический жест, который на дипломатическом языке означает готовность жестко добиваться их принятия и выполнения. Но хватит ли у Берлина и Парижа политической воли встать на позицию открытой критики Киева (чего до сих пор не наблюдалось), тем паче – прибегнуть к более действенным мерам давления?     

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка