Дракон против инакомыслия

№51–52(754) 25 — 31 декабря 2015 г. 24 Декабря 2015 4.9

Красимир Янков: «К нам по сей день приходят письма из ИВС, СИЗО и колоний, в которых люди обращают внимание на то, что показания были выбиты под пытками»

На днях организация Amnesty International (AI) выступила с заявлением, наделавшим много шума. В нем сказано, что 16 декабря окружной админсуд Киева удовлетворил иск Минюста о запрете КПУ. Отныне запрещена ее официальная деятельность или участие в предстоящих выборах. Запрет необходимо немедленно отменить, поскольку это вопиющее нарушение свободы самовыражения и объединения.

Подавление инакомыслия

— Запрет КПУ — опасный прецедент, этот шаг отбрасывает Украину назад на ее пути к реформированию и уважению к правам человека, — заявил директор AI в Европе и Центральной Азии Джон Далхусен.

Согласно пакету из четырех принятых в мае 2015 г. законов, известных как «законы о декоммунизации», размещение коммунистической или нацистской символики может стать причиной уголовного преследования, а наказание — достигать 10 лет заключения. Употребление понятия «коммунистический» законодательно запрещено. Однако КПУ отказалась вносить изменения в свои название, символику и устав.

В прошлом году украинская власть также пыталась запретить Коммунистическую партию. В начале 2014 г., вскоре после окончания евромайдана, КПУ обвинили в финансировании пророссийских сепаратистов на востоке Украины. СБУ заявила, что представила необходимые доказательства Минюсту, который в июле 2014 г. подал иск о запрете КПУ. Процесс по этому иску так и не был начат, поскольку судья отказался вести дело из-за давления власти, представители которой провели обыск в его офисе и изъяли соответствующие материалы.

— Судебное решение о запрете КПУ может рассматриваться сторонниками как борьба с пережитками советского прошлого. На самом деле эффект прямо противоположный, поскольку были использованы драконовские меры по подавлению инакомыслия. Выражение своего мнения без страха подвергнуться преследованиям (если оно противоречит провластной позиции) было одним из принципов протестующих на евромайдане. Преследование КПУ идет вразрез с этими идеалами, — заявил г-н Далхусен.

Справедливость и беспристрастность

Мы встретились с исследователем AI по правам человека в Украине, Молдове и Беларуси Красимиром Янковым и поинтересовались, чем было вызвано это заявление, учитывая тот факт, что AI занимается защитой прав и свобод конкретных граждан, а не политических организаций.

— Давайте вспомним хронологию событий. Летом 2015 г. министр юстиции Павел Петренко, сославшись на закон о декоммунизации, подал иск в суд о запрете КПУ. Компартия подала встречный иск на Минюст, попросив признать недействительным приказ ведомства, где был утвержден правовой вывод комиссии о несоответствии названия и символики КПУ в контексте закона о «декоммунизации».

Этот закон, к слову, слишком широко прописан, в нем не определено, какие именно партии и общественные объединения подпадают под его действие.

Хочу также обратить внимание на то, что на днях вышло заключение Венецианской комиссии и директората по правам человека ОБСЕ, в котором они также подвергли критике этот закон. Мы признаем, что правительство Украины преследует вполне легитимные цели, инициировав принятие закона, и понимаем, что в стране специфическое отношение к КПУ и советскому прошлому. Однако закон о декоммунизации не содержит конкретики. Получается, что Компартию по факту запретили за название и символику.

У нас вызывает беспокойство, что украинские власти, борясь с коммунистическим и вообще с тоталитарными режимами, используют те же методы, которые применялись в советские времена, когда, например, боролись с диссидентами.

И ведь это не первый случай, когда украинские власти игнорируют принцип свободы слова. Вспомните журналиста Руслана Коцабу, который попал под суд только за то, что опубликовал ролик в Youtube, где высказал собственное мнение о мобилизации. Если посмотрите этот ролик, сами убедитесь, что журналист по сути занимает пацифистскую позицию. Это его точка зрения, и согласно Конституции Украины и международным конвенциям он имеет право ее выражать.

Кстати, после ареста Коцабы были и другие блогеры, поддержавшие его, которых также преследовали. Нельзя не вспомнить и убийство Олеся Бузины. Сами власти признают, что это было связано с его гражданской позицией. Досудебное расследование уголовного дела пока что ощутимых результатов не принесло.

— Свое мнение по поводу запрета КПУ высказало региональное отделение AI в Европе и Центральной Азии. Согласовывался ли текст с центральным офисом в Лондоне?

— Разумеется, причем согласовывалось каждое слово. Кстати, наши коллеги из главного секретариата в Лондоне первыми обратили внимание на ситуацию с КПУ.

— Куда был отправлен пресс-релиз по поводу Компартии?

— У нас имеется список украинских и зарубежных журналистов, которым мы отправляем сообщения по электронной почте. Наше заявление также было выставлено на сайте AI в Лондоне.

— Какова была реакция на него украинского общества?

— В основном негативная, многие люди обращали внимание на преступления КПСС в Украине, вспоминали, например, голодомор. Но дело в том, что суд должен быть справедливым и беспристрастным. Любое наказание должно быть пропорциональным деянию. Мы считаем, что запрет КПУ только за ее название и символику — не пропорциональный ответ на обвинения в ее адрес. К слову, было три компартии: КПУ, Коммунистическая партия Украины (обновленная) и Коммунистическая партия Украины рабочих и крестьян. Последние две были маленькими и де-факто не функционировали. Их запретили сразу.

Если этот процесс продлится, продолжатся и преследования людей, мнение которых не соответствует настроениям, превалирующим в обществе.

Два приоритета

— Начиная с 2011 г., AI проводит кампанию «Остановим пытки в Украине». Изменилась ли ситуация в лучшую сторону?

— К сожалению, нет. К нам по сей день приходят письма из ИВС,

СИЗО и колоний из разных регионов Украины, в которых люди обращают внимание на то, что показания из них были выбиты под пытками, а когда они жалуются в органы прокуратуры, их заявления остаются без расследования. И таких обращений много. К слову, наш последний отчет был посвящен отношению к пленным по обе стороны фронта. Преступные методы, которые применяли правоохранители при допросах до 2014 г., «перекочевали» в зону военного конфликта. Причем занимаются этим обе противоборствующие стороны. У нас имеются факты, подтверждающие, что людям зачастую предъявляют надуманные обвинения.

— В нашей стране появилась Национальная полиция, принят и закон «О Национальном бюро расследований» (НБР), на котором настаивала Amnesty International. Как считаете, помогут ли эти меры исправить ситуацию с пытками, а также с правами и свободами граждан?

— Что касается Национальной полиции, то она пока что только создается. При принятии закона о НБР в него были внесены изменения, финальная версия президентом еще не подписана. Так что рано делать какие-либо выводы.

Главное для нас в этом законе то, что в нем предусмотрены механизмы борьбы с преступлениями, совершаемыми сотрудниками правоохранительных органов.

— 2015-й заканчивается. Каковы планы на следующий год?

— У нас два приоритета: борьба с пытками, применяемыми правоохранительными органами, и ответственность за преступления на востоке Украины с обеих сторон. Мы наметили несколько миссий по обе стороны фронта, намерены встретиться с пострадавшими и задокументировать их показания.

Кроме того, продолжим кампанию за ратификацию Украиной Римского устава. К сожалению, в ВР наблюдается большое сопротивление, ведь если юрисдикция Международного уголовного суда распространится на Украину, местные власти и правоохранители не смогут ему указывать, какие деяния надо осуждать, а какие нет.

Это особенно важно для людей, пострадавших на востоке страны. Война рано или поздно закончится. Что будут делать те, кто лишился недвижимого и движимого имущества, потерял родных и близких? Процесс примирения сторон может начаться только тогда, когда пострадавшим будет предоставлена адекватная компенсация или помощь.

Справка «2000»

Amnesty International — влиятельное всемирное движение, объединяющее больше 7 млн. граждан из более чем 150 стран и регионов, которые выступают за прекращение грубых нарушений прав человека. Организация стремится обеспечить каждому возможность пользоваться всеми правами, провозглашенными во Всеобщей декларации прав человека и в других международных правозащитных документах. Экспертные оценки представителей этой организации учитываются правительствами многих стран в проводимой ими внутренней и внешней политике.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка