Дрейф на восток*

№31–32(744) 16 — 22 октября 2015 г. 15 Октября 2015 4.8

Угольную промышленность Донбасса ждет тяжелая реструктуризация
Угольную промышленность Донбасса ждет тяжелая реструктуризация

Мы публикуем материал из российского издания, которое очень близко к правящей элите соседнего государства. Именно поэтому соображения, изложенные автором статьи, можно считать нынешней полуофициальной точкой зрения Кремля на будущее Донбасса.

Также предельно четко изложена фабула грядущего переговорного процесса вокруг обустройства этих территорий. В преддверии решающих стадий реализации Минских соглашений это важно и полезно знать и понимать каждому украинцу.


* «Эксперт», №40 (959), 28.09.2015 г.

Самопровозглашенные ДНР и ЛНР взяли курс на плавную интеграцию в российское экономическое пространство. О территориальной интеграции речь не идет.

Реализация Минских соглашений пробуксовывает, однако все стороны, связанные с украинским конфликтом, признавать крах минского процесса не торопятся. Поддержание компромисса, пусть и формального, по большому счету предпочтительнее для всех сторон конфликта.

Внимание европейских правительств сейчас отвлечено от Украины острой проблемой беженцев. Американцы заинтересованы в сохранении нынешнего шаткого, вялотекущего конфликта, хотя уже понимают, что поддерживать его в таком состоянии становится крайне непросто.

В этих условиях Москва запустила процесс плавной экономической интеграции Донбасса в Россию. Причем при активной помощи Киева: в ДНР и ЛНР шутят, что главным интегратором этих территорий в Россию стала враждебная политика нынешних украинских властей. Однако вопреки заявлениям официального Киева и надеждам российских профессиональных патриотов интеграция Донбасса проводится не для вхождения этой территории в состав России. Основным вариантом, как и раньше, является сохранение в российской сфере влияния всей Украины.

Сверхзадача

В Донбассе считают интеграцию (а точнее, по их мнению, реинтеграцию) в Россию естественным процессом, восстанавливающим историческую справедливость. В середине сентября в Луганске был проведен большой «круглый стол» на эту тему, и, судя по выступлениям, руководство обеих республик видит себя в составе Русского мира и считает бессмысленной интеграцию с Украиной. Некоторые силы даже предлагают провести специальный референдум.

«Подавляющее большинство населения республик готово голосовать за то, чтобы присоединиться к Российской Федерации. Референдум может показать всему миру, за что выступают жители ЛНР и ДНР. И он может стать тем документом, который можно взять за основу и завершить процесс интеграции Донбасса в РФ», — считает политолог Денис Денисов.

У Москвы более сложное и комплексное понимание вопроса. Идеальная конфигурация заключается в реинтеграции Донбасса в нейтральную федеративную Украину в посткрымских границах. В среде российских профессиональных патриотов такая политика называется предательством и «сливом» Путиным самопровозглашенных республик, хотя это отнюдь не соответствует действительности.

«Все разговоры диванного воинства о «сливе» Донбасса как минимум не соответствуют фактам. Принципиальная позиция Кремля — поддержка и помощь Донбассу, абсолютное неприятие нынешней Украины в идеологическом и политическом плане, — говорит российский политолог Сергей Михеев. — Они не понимают или не хотят понимать, что Путину нужен не Донбасс, а вся Украина как буферное государство между Россией и ЕС, где Москва и Брюссель играют по правилам».

Донбасс нужен стабильный

Понятно, что сегодня эта идеальная цель кажется почти недостижимой. Киев отказывается даже разговаривать с лидерами ополченцев. «Если посмотреть на сам комплекс мер, реализовать его можно только в том случае, если будет проведен прямой диалог между Киевом и республиками», — говорит лидер ЛНР Игорь Плотницкий. И в этой ситуации Москва, судя по всему, готова полноценно перейти к «плану Б», первым шагом которого будет постепенная интеграция ДНР и ЛНР в Россию во всех смыслах, кроме территориального.

Изменение тактики возможно в случае смены власти в Киеве. Тогда Украина пойдет по грузинскому пути: население протрезвеет, увидит полный провал революционных менеджеров по всем фронтам, затем от этих менеджеров открестятся их западные покровители, не желающие дискредитировать себя и позиции своих стран на Украине связями с непопулярными личностями, и в результате к власти придут трезвые евроинтеграторы, четко понимающие, что евроатлантическую интеграцию и тесные экономические отношения с Россией можно совмещать.

С этими людьми можно будет договариваться и о федерализации, и об интеграции Донбасса в Украину. Особенно если Россия и ЕС найдут к тому времени modus vivendi на постсоветском пространстве. При таком сценарии восстановленный и привязанный к российской экономике Донбасс станет: а) гарантией защиты российских экономических интересов и б) доказательством русскоязычному населению, что Москва своих на произвол судьбы не бросает.

Однако проблема в том, что у «розовой» Грузии (где накал русофобии был гораздо меньше, а военный конфликт вокруг Осетии продлился лишь несколько дней) на отрезвление ушло долгих девять лет.

У «оранжевой» Украины такого времени нет — Запад не способен постоянно поддерживать режим кредитами, как было в случае с правительством Саакашвили, украинская экономика падает рекордными темпами (по данным Всемирного банка, к концу года ВВП сократится на 12%, а промышленное производство по сравнению с прошлым годом уже сократилось более чем на 20%), каждую зиму начинается лотерея «хватит ли газа и угля», а элиты уже открыто бунтуют против президента.

Инвестиционная поддержка

Интеграция Донбасса в Россию, скорее всего, будет идти медленно, но поступательно. Россия воздержится от резких шагов (наподобие референдума о присоединении) как минимум до конца года. Республики уже перешли на российский рубль. Одновременно проводится «зачистка» донецких и луганских элит от радикалов и рэкетиров.

Самый большой вопрос — количество денег, которые Москва тратит на Донбасс. Точных цифр об объемах российских вложений нет, но некоторые оценки существуют. По словам секретаря Совета безопасности ДНР Александра Ходаковского, Россия покрывает 70% всех расходных статей бюджета ДНР.

Без российских денег республики не способны финансировать даже социальную сферу (по некоторым данным, только на выплату пенсий миллиону пенсионеров власти республик должны тратить 4,6 млрд. руб. в месяц). Кроме того, Россия занимается восстановлением инфраструктуры Донбасса и снабжением населения продуктами питания.

По данным работающих в Донбассе журналистов, с января по август 2015 г. грузопоток между Российской Федерацией и республиками Новороссии увеличился с 4 до 116 тыс. т в месяц. Количество грузовых транспортных средств, пересекающих границу, увеличилось более чем в сто раз — с 4 до 460 единиц в сутки только на одном КПП. Количество пересекающих границу автобусов увеличилось втрое.

Водитель маршрутки, на которой мы ехали в Луганск, рассказал, что за полгода была проведена масштабная работа по реконструкции дорог, из которых повсюду торчали хвосты снарядов, а также по восстановлению электроснабжения. В целом же международные организации оценивают объем российских вложений в Донбасс в несколько миллиардов долларов в год. Сравнительно небольшая сумма, если представить себе, сколько денег будет потрачено на сотни тысяч беженцев и защиту границы в случае сдачи Донбасса нынешней Украине и/или оставления республик на произвол судьбы.

Сейчас главное для Москвы — сделать так, чтобы эти деньги тратились по приднестровскому, а не по абхазскому сценарию. Одна республика сумела использовать сравнительно небольшие российские вливания (помощь в финансировании социальной сферы и бесплатный газ) для того, чтобы создать экспортно ориентированную экономику, вторая же привыкла проедать российские деньги и не мастерить удочки, возмущаясь, что Москва снижает уровень финансирования.

Перспективы пойти по приднестровскому сценарию у Донбасса неплохие: промышленный потенциал ДНР и ЛНР как минимум не уступает тому, что был в ПМР. Даже Киев, столкнувшийся с экономическим кошмаром, стал признавать, что Донбасс отнюдь не дотационный регион. Главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос назвал его «промышленным сердцем нашего государства, где сосредоточено много промышленных предприятий, которые создавали национальный валовой продукт».

«Восстановить те мощности, которыми обладает Донбасс на сегодняшний день, — это не такая уж нерешаемая проблема, — считает российский экономист Александр Дудчак. — Это не подтягивание Румынии с Болгарией до уровня Франции и Германии, это практически одна и та же территория по уровню развития с Российской Федерацией. Просто ее искусственно вернули на несколько десятилетий назад путем боевых действий».

Конечно, угольная промышленность Донбасса на порядок уступает российской отрасли по уровню эффективности и безопасности, и здесь без болезненной реструктуризации, которую пережили российские угольщики в конце 90-х, обойтись не удастся. Однако другие промышленные отрасли имеют неплохой потенциал развития.

Но восстановления предприятий недостаточно — нужно, чтобы они работали, причем на легальных основаниях (если, конечно, они не производят продукцию исключительно для рынка ДНР и ЛНР). А это значит, что необходимо договариваться не только с олигархами-собственниками, но и с украинскими властями, которые по международному праву обладают суверенитетом над этими территориями. И как решать эту проблему, пока непонятно.

Параллельный процесс

Важнейшим элементом восстановления Донбасса станет проведение в республиках местных выборов, которые начнутся в Донецке 18 октября. В силу ряда причин, связанных с финансовыми проблемами, а также возможной низкой явкой выборные процедуры растянутся на несколько недель.

На Украине прекрасно понимают, что проведение сепаратных выборов на Донбассе — это шаг в сторону замораживания конфликта, то есть самого невыгодного для Киева сценария. Украинской власти нужны либо решение конфликта в ее пользу, либо война — мир ее разлагает, усиливая недовольство президентом Петром Порошенко как среди олигархов, так и среди электората. Именно поэтому Киев и его западные друзья называют выборы чуть ли не критическим нарушением Минских соглашений.

«Фейковые выборы на оккупированных территориях Донбасса уничтожат мирный процесс», — уверяет Петр Порошенко и призывает весь мир ввести против России новые санкции в случае этого электорального уничтожения. Западные друзья осторожно подтверждают, что могут ввести санкции. У ДНР и ЛНР иная позиция: они уверяют, что проводимые в Донбассе местные выборы являются соблюдением Минских соглашений, просто в одностороннем порядке.

Строго говоря, это, конечно, не так. Пункт 4-й Минских соглашений гласит, что местные выборы должны пройти «в соответствии с украинским законодательством и законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», а не на основании законов самопровозглашенных республик. Однако не права и Украина. Она прямо нарушила

12-й пункт Минских соглашений, согласно которому «вопросы, касающиеся местных выборов, будут обсуждаться и согласовываться с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней контактной группы».

Верная своему принципу не признавать наличие гражданского конфликта и не позиционировать ополченцев как сторону конфликта через диалог с ними, Украина отказывалась что-либо согласовывать с Донецком и Луганском, в результате чего нынешний закон о выборах, принятый Верховной Радой, не может быть принят Донецком и Луганском.

Более того, Украина официально отменила проведение выборов на территориях, подконтрольных ДНР и ЛНР, поэтому ополченцы никоим образом не препятствуют исполнению Минских соглашений. Они проводят альтернативные действия, которые Киев волен признавать или не признавать.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка