Дунай — потенциал сотрудничества и конфликтов

10 Октября 2008 0

Страны — члены ЕС, через территорию которых протекает Дунай, недовольны уровнем внимания развитию их региона со стороны Брюсселя. Об этом их представители всех уровней власти — от муниципального до национального — говорили комиссару ЕС по вопросам региональной политики Евросоюза Дануте Хубнер во время международной конференции «Дунай — река европейского будущего», которая прошла 6—7 октября в представительстве федеральной земли Баден-Вюртемберг в Брюсселе.

«ЕС уделяет много внимания Средиземноморскому союзу, развитию сотрудничества в Балтийском регионе. Мы хотим обратить внимание Еврокомиссии, что третья транснациональная зона не замечается, так не может продолжаться далее. Мы должны последовать примеру Балтийского региона, возможно, использовать концепцию развития Балтийского региона и «Северного направления», и к 2011 г. подготовить концепцию для дунайского сотрудничества», — заявил на открытии конференции министр-президент федеральной земли Баден-Вюртемберг Гюнтер Оттенгер.

Г-н Оттенгер обратил внимание на существенный экономический разрыв между странами, через территорию которых протекает Дунай, и заметил, что инвестиции в устойчивое развитие Дунайского региона и сотрудничество на региональном, национальном уровне, а также на уровне ЕС позволило бы этот разрыв сократить.

Путь Дуная пролегает как через территорию стран-членов, так и стран — кандидатов в ЕС, а также стран-соседей Евросоюза — Украину и Молдову. И, следовательно, продуманное и скоординированное развитие инфраструктуры на реке стимулировало бы судоходство и привело бы к росту товарооборота между этими государствами.

Так как одна баржа перевозит примерно столько же груза, сколько 100 грузовиков, то это также способствовало бы разгрузке автодорог и железнодорожных путей. Что в свою очередь обеспечило бы выполнение установленных ЕС нормативов по уровню выбросов углекислого газа в атмосферу. Г-н Оттенгер настаивает, что развивая водные транспортные коридоры, необходимо помнить и об экологии, в частности о качестве воды.

По Дунайскому (т. е. седьмому) транспортному коридору Евросоюз через Черное море имеет выход на Россию, Азию и Кавказ.

Президент Румынии Траян Бэсеску считает, что Дунай — «огромный нераскрытый потенциал для ЕС, способный связать морские регионы северо-запада и юго-востока Европы... По Рейну каждый год перевозится около 350 млн. т, в то время как по Дунаю — только 60—70 млн. т. Объемы груза, переправляемые по Дунаю, указывают на слабое использование существующего потенциала не только в сравнении с Рейном, но и с менее судоходными реками Западной Европы».

Комиссар Хубнер поддержала необходимость создания европейской стратегии для Дуная и, в свою очередь, призвала региональных лидеров действовать слаженно и брать инициативу по развитию региона в свои руки. Член комитета Европарламента по сельскому хозяйству, а также по вопросам транспорта Элизабет Джеггл (ФРГ, группа «Европейская народная партия и европейские демократы») настаивает, что для развития и поддержания транспортной инфраструктуры вдоль всего русла Дуная необходимо использовать такие финансовые инструменты Евросоюза, как структурные фонды.

Украинскую делегацию на конференции возглавил министр регионального развития и строительства Василий Куйбида.

Среди проблем судоходства по Дунаю участники конференции больше всего говорили о необходимости модернизации водного транспорта и об «узких проходах», настаивая на том, что минимальная глубина русла должна быть 2,5 м.

Не обошлось, как всегда, без выпадов в адрес Украины со стороны представителей Бухареста. Бэсеску пространно рассуждал о том, что «никакая экономическая выгода не стоит того, чтобы уничтожать уникальную природу дельты Дуная». Члены делегации Румынии были посмелее и обвинили Киев в очередной раз в нарушении международных конвенций.

Но после традиционного призыва к защите биосферного заповедника международного значения «Дельта Дуная» член Европарламента от Румынии Николай Влад Попа (группа «Европейская народная партия и европейские демократы») все же вспомнил о главном — экономических интересах своей страны и заявил; «ЕС должен выработать общую стратегию, которая защитит интересы его членов и поддержит использование уже существующей навигационной инфраструктуры, которая соответствует высшим стандартам и может быть использована на приемлемых финансовых условиях».

О тонкостях экологии с румыном был готов поспорить губернатор Одесской области Николай Сердюк. «Нам говорят, что мы создаем какие-то экологические проблемы для Европы. На самом деле — Европа создает их для нас, — сообщил Сердюк корреспонденту «2000». — Сегодня все страны, которые живут на Дунае, сбрасывают отходы в воду. Наши — последние 200 км реки, вдоль которых живет 600 тыс. населения Одесской области. Качество этой воды за последние годы ухудшилось в десятки раз. После Будапешта вода в реке такая, которую, как мне кажется, не следует ни пить, ни купаться в ней. А мы потребляем эту воду. На сегодняшний день в нижней части Дуная воду для питья берет только Украина — это Килия и Вилково. А, наверное, следует проверить, каково качество этой воды и не будет ли каких-то последствий для детей, которые растут в регионе этой части Дуная. Чтобы нас услышали, надо приезжать сюда и говорить об этих экологических проблемах».

Николая Сердюка на конференцию в Брюссель как раз пригласили для того, чтобы поднять вопросы в использовании Дуная, которые доставляют Украине больше всего хлопот. Учитывая то, что конференция теперь будет проводиться ежегодно и ее участники имеют возможность повлиять на будущую стратегию ЕС по Дунайскому региону, участие в этом мероприятии особенно важно для Украины, не являющейся членом ЕС.

«Одна из основных проблем для нас, — продолжал губернатор, отвечая на вопросы корреспондента «2000», — доказать европейскому и мировому сообществу, что Украина имеет право на собственный судовой ход. Мы его всегда в прошлом имели, и мы должны его вернуть. Сегодня наши соседи — румыны имеют три хода, и при этом они никого не спрашивали, иметь или не иметь. Таков факт. К большому сожалению, Европа живет своими проблемами, и надо признать, что нас они пока и не видят, и не слышат. И из этого надо делать только один вывод: мы сами должны встать на ноги. Исходить нам надо из того, что мы цивилизованное европейское государство, у которого есть свои национальные приоритеты. Мы должны продвигать свои национальные интересы, в том числе и в сфере судоходства, активно, воспитанно, бывать для этого здесь, чтобы нас услышали».

С официальной позицией Украины по углублению судоходного канала «Дунай — Черное море» европейцев ознакомила Ирина Макаренко — советник вице-премьер-министра Григория Немыри. Она подчеркнула, что из 172,2 км канала только 2% было создано человеком и что эти 3,4 км искусственного морского подходного канала находятся в прибрежно-морской зоне за пределами дельты Дуная и проходят через морскую косу.

Эксперт сравнила строительство канала по устью Быстрого со строительством Румынией канала Сулина, рассказала, что природная глубина русла Дуная на территории Украины позволяет проходить как речному, так и морскому транспорту. Она назвала проект «Дунай — Черное море» уроком для Украины по международному сотрудничеству в сфере защиты окружающей среды.

«2000» обратились к г-же Макаренко с просьбой рассказать, на какой стадии выполнение обязательств, взятых Украиной в мае 2008 г. перед Конвенцией об оценке влияния на окружающую среду в трансграничном контексте (известной как Конвенция Эспо в честь финского города, где был подписан этот документ).

— Нас услышали или же Румыния по-прежнему может рассчитывать на международную поддержку своей позиции по этому вопросу?

— Проблема в том, что Украина всегда очень эмоционально воспринимала все, что приходило в виде документов из-за границы. И эта излишняя эмоциональность мешала на них адекватно реагировать. Сейчас же общение налажено. Был создан межведомственный координационный совет по имплементации Конвенции Эспо, который возглавляет вице-премьер министр г-н Немыря. Была выработана единая позиция по этому вопросу. И теперь вместе, без излишних бюрократических проволочек, мы научились снимать напряженные моменты.

Кроме того, мы теперь более серьезно представлены на международной арене. Сейчас мы даем достойный отпор выступлениям коллег из Румынии и других стран.

Поэтому позиция международного сообщества в отношении этого украинского проекта изменилась. Мы стали более тесно общаться, приглашать их на соответствующие мероприятия, а они стали лучше понимать нюансы вопроса. Увидев, что у румынской стороны есть проекты, которые наносят вред окружающей среде ничуть не меньше, они стали относиться к нам немножко лучше.

Кроме того, Украина начала уделять больше внимания оформлению отчетов и документации в соответствии с требованиями и статьями конвенций. И теперь мы, несколько сняв напряженность, можем позволить более спокойно выполнять требующиеся от нас процедуры. Не тратить время на то, чтобы постоянно доказывать, что наш проект не будет иметь вредного влияния на экологию.

— Какие следующие шаги Украина собирается предпринять?

— Буквально вчера (6 октября) Украина направила отчет комитету по имплементации конвенции Эспо о том, что было сделано со времени четвертой встречи участников конвенции, на которой Украина взяла на себя очень серьезные обязательства.

По результатам рассмотрения этого отчета в конце октября определится направление нашего дальнейшего сотрудничества с рабочими структурами, отвечающими за реализацию этой конвенции. Украина последовательно и вовремя выполняет все процедуры, предусмотренные этим документом. Сейчас готовим материалы так называемой ОВОС (оценки влияния на окружающую среду). После того, как отправим ее на рассмотрение румынской стороне и в секретариат конвенции, будем проводить соответствующие консультации, вносить изменения в зависимости от трансграничной составляющей этой документации. Мы сейчас опять проходим — только уже в более цивилизованном виде — всю процедуру по конвенции, чтобы показать, что уважаем ее принципы. В то же время Украина очень заинтересована в выполнении этого проекта.

— Как Украина собирается уменьшить возможные последствия для окружающей среды от реализации этого проекта? И можем ли мы рассчитывать на финансовую помощь Брюсселя в этом, раз Евросоюз настолько заинтересован в сохранении уникальной экосистемы?

— В разработку проекта, естественно, включаются меры по снижению воздействия строительства канала на окружающую среду. Соответственно такие меры будут приняты. Об их выполнении мы ведем переговоры также с Евросоюзом. Этот приезд в Брюссель способствует продолжению диалога в этом направлении. Еврокомиссия, ее директорат, отвечающий за охрану окружающей среды, заинтересованы в том, чтобы помочь Украине в правильном продвижении по этому пути.

Помощь от структур, реализующих конвенцию, вначале будет консультативная, а потом и финансовая. В ближайшее время — по предварительной договоренности с секретариатом Конвенции Эспо — мы подадим запрос на экспертов, которые помогут составить соответствующую документацию, чтобы правильно подготовить заявку на необходимое финансирование в рамках конвенции. Потому и нельзя сказать, что мы вынуждены обходиться только своими силами в защите окружающей среды. Кроме того, Конвенция Эспо подразумевает двустороннее сотрудничество с Румынией.

Мы уже сейчас проводим мониторинг того, что происходит в дельте. Средства на это выделяются из бюджета предприятий, которые связаны с этим проектом.

— А в нахождении общего языка с Бухарестом какие-то сдвиги есть? Они хотят помогать нам решать задачи охраны окружающей среды?

— Румынская сторона доказала, что она не очень заинтересована в совместной работе. Украина взяла на себя обязательство отменить выполнение проекта и не приступать пока ко второй фазе. А всю процедуру ОВОС пройти сначала. Мы сообщили об этом румынской стороне и попросили в течение шести недель рассмотреть эту документацию. Мы хотели выяснить, будут ли они принимать вместе с нами участие в этой процедуре.

Румынская сторона до сих пор молчит. Уже это свидетельствует о том, что есть определенные нюансы в наших отношениях. Это, во-первых.

Во-вторых, мы направили уже четыре или пять приглашений, а также вербальных нот, в том числе и от Министерства экологии с приглашением румынской стороне приехать к нам, чтобы обсудить ряд рабочих моментов, совместно разработать план действий и избежать в дальнейшем проблем с разночтением документов. Чтобы план был объективный, мы изначально настояли на привлечении к его разработке третьей стороны.

И до сих пор (это с июня!) мы ни разу не встретились. Соответственно Украина не может продолжать выполнение процедур, не зная, в какие сроки приемлемо встречаться, в какие сроки будут проводиться консультации, в какие сроки будут предоставляться комментарии к материалам. На сегодняшний день наше сотрудничество с Румынией очень ограничено. Об этом знают структуры, отвечающие за реализацию конвенции, и об этом будет написано в отчете. Выступления румынских представителей снова носят декларативный характер.

— Чем глубоководный канал «Дунай — Черное море» так важен для Украины?

— Этот проект важен для нас по целому ряду причин. В первую очередь это развитие нашего внутреннего экономического потенциала, это рабочие места. Я сама из Одессы — и поэтому знаю, насколько в Одесском регионе жители Вилково, Рени, Измаила ждут полноценного начала судоходства.

Этот проект — уже дело чести для Украины. Он был начат еще в 2002 году, поддержан на всех уровнях. Из-за политической ситуации в стране существовали разные мнения, но я работаю в этой сфере уже несколько лет и могу с уверенностью сказать: на сегодняшний день позиция одна — глубоководный ход должен существовать.

Между тем отсрочка выполнения проекта уже приносит Украине убытки. Как передают «Українські новини», в начале октября Счетная палата заявила о срыве Кабмином, Министерством транспорта и связи и Государственным департаментом морского и речного транспорта («Укрморречфлот») проекта по созданию транспортного канала «Дунай — Черное море». Смета общей стоимости работ по созданию глубоководного судоходного канала «Дунай — Черное море», утвержденная КМ в мае 2007 г., составляет 543,453 млн. грн.

По мнению Счетной палаты, из-за затянувшейся экологической экспертизы объект успел подорожать на 200 млн. грн. Кабмин в законопроекте «О Государственном бюджете Украины на 2009 год» предлагает Верховной Раде выделить 159,05 млн. грн. в 2009 г. на поддержку технического состояния водных путей и достройку канала «Дунай — Черное море».


Загрузка...

Как «Южмаш» берут измором

Американцы не станут искать украинский след на корейских ракетах. Им гораздо...

На пике бодрящей паузы

В Кремле считают, что полный отход Донбасса от Украины принесет России больше вреда,...

Приживаловские миллионы

Почему Институт книги работает в обстановке строжайшей секретности?

Проверка на выходе

Приведет ли смена менеджмента «Укрзалізниці» к смене кланов и группировок,...

То ли комплимент, то ли сигнал

В условиях ухудшения отношений США и Европы возникает вопрос: а не сблизятся ли...

Деградация периферии

Глобальные трансформации охватили не более одной трети из 7 млрд. населения планеты

Загрузка...

Keine Atombombe, Bitte*: Берлин обойдется без ядерного арсенала

Наличие ядерного оружия у одного из членов альянса не означает повышения безопасности...

Влияем на американскую политику — особый путь Киева

Американское издание The Atlantic опубликовало любопытный материал под названием «5...

Пока только тревожно

Новый виток санкций — контрсанкций знаменует собой начало новой фазы втягивания...

Самопоміч: от здравой идеи к «здравому смыслу»

За «Самопоміч» люди голосовали не по идеологическим соображениям, а именно...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка