Еще раз о «глобальном индексе миролюбия»

№33(783) 19 — 25 августа 2016 г. 18 Августа 2016 4.7

В вашей газете 17 июня нынешнего года была опубликована интересная статья Светланы Васильевой «Миролюбие»: четырнадцать ступенек вниз», в которой анализируется место Украины в соответствии со значением рейтинга Global Peace Index («Глобального индекса миролюбия»). Автор оценивает причины ухудшения позиций Украины в последнее время и проводит сравнения с другими странами. Но, на наш взгляд, следовало бы обратить более пристальное внимание на другое.

Начнем с собственно методики построения подобных индексов. Они получили довольно широкое распространение в последние годы, особенно в публикациях международных организаций, таких, в частности, как Всемирный банк, ЮНИДО, Давосский экономический форум и другие. В прошлом году лондонский «Экономист» насчитал примерно 200 различных индексов, используемых на международном уровне.

Можно отметить, что особую популярность такие индексы приобрели после введения оценок человеческого развития ООН, где на начальном этапе использовались три составляющие: уровень ВВП на душу населения, уровень образования и продолжительность жизни. Итак, запомним, что первый индекс был разработан по заказу бюрократов из ООН. В работах других организаций и отдельных авторов количество составляющих является, как правило, большим.

Можно выделить ряд проблем, которые необходимо учитывать при построении подобных индексов для исследований в социально-экономической сфере. В первую очередь это проблемы выбора и оценки первичных показателей, которые используются в качестве основы для построения индекса. Во-вторых, проблемы достоверности и возможности сравнения данных по разным странам. В-третьих, проблемы анализа на устойчивость полученных результатов. Кратко рассмотрим «Глобальный индекс миролюбия» в контексте возможности решения этих проблем.

Если экспертная информация может сразу же собираться в балльной форме, то статистические данные требуют определенных преобразований, в частности нормирования. Наиболее распространенной является практика, когда рассматривают отклонения отдельных значений показателей от их максимальных значений, а в качестве нормы выбирают разницу между максимальными и минимальными значениями соответствующих показателей. В этом случае все показатели будут находиться в интервале между нулем и единицей.

Однако при таком подходе возникает проблема построения временных рядов балльных показателей: каждый раз значение нормы меняется, поэтому рассматривать временные ряды для индивидуальных показателей некорректно, и это один из самых существенных недостатков используемого подхода. Картина получается статичной и «динамизировать» ее не представляется возможным. Не будем здесь заниматься критикой самой процедуры получения результирующего значения индекса — «свертки», но хорошо известно, что с точки зрения «серьезной» науки она далеко не безупречна. Выбор вида и параметров «свертки» в значительной степени определяется субъективными предпочтениями разработчика индекса.

В то же время можно отметить, что если переход от статистических показателей к балльным является в конечном счете неплохо проработанной технической процедурой, то определение тех или иных составляющих любого индекса является процедурой чисто эвристической. И здесь при анализе компонентов индекса «миролюбия» возникают очень серьезные вопросы.

Во-первых, существенная часть значений оценивается сугубо экспертно, причем часто экспертами одной организации — The Economist Intelligence Unit. Мягко говоря, консервативные политические пристрастия этого аналитического центра хорошо известны. То есть объективность мнения таких экспертов весьма дискуссионна.

Во-вторых, как ни странно, «веса» именно этих экспертных показателей при формировании обобщающего индекса оказываются в среднем выше тех, что основаны хоть на каких-то статистических данных. Таким образом, возникает ситуация, когда значение индекса в большой степени зависит от позиции относительно небольшой группы людей со вполне определенными взглядами.

Неустойчивый индекс американского миролюбия // ic.pics.livejournal.com

Но самое главное, конечно, сам набор показателей. Здесь, кажется, авторы учли все: и количество смертей во внешних конфликтах, и число военнослужащих на 100 000 населения и уровень военных расходов и многое другое. Однако если приглядеться внимательнее, то возникает множество вопросов. Например, что такое «уровень политического террора»? Или почему в перечень включено «количество самоубийств на 100 000 населения»? Или как размер взноса в специализированный фонд ООН для поддержания мира в регионах, которые не представляют интереса для некой богатой страны, влияет на ход войн, которые эта же страна может вести сразу в нескольких других местах?

И в то же время в состав индекса не включены такие, казалось бы, очевидные показатели, как «количество военных баз, расположенных за пределами страны», «военный персонал, размещенный за пределами страны», «количество уничтоженных в ходе военных конфликтов противников» и т. п. Очевидно, что они лучше характеризуют уровень «миролюбия» («воинственности») того или иного государства, чем те, которые используются в предлагаемом индексе.

Не учитываются в индексе и вполне объяснимые особенности разных стран. Так, если вы имеете длительные сухопутные границы с не слишком дружественными соседями, то армия у вас должна быть многочисленнее, чем у государства, находящегося в более «комфортных условиях», даже если вы не собираетесь нападать первым. Но авторы индекса рассматривают всех с одинаковых позиций.

Устойчивость своего индекса авторы проверяют на основе экспериментирования с различными весовыми коэффициентами и утверждают, что она является удовлетворительной. Достаточно ли этого? К оценке устойчивости можно подойти и с других позиций: например, исключая одни индивидуальные показатели и вводя другие. Если убрать некоторые «второстепенные» показатели, заменив их предложенными нами, общая картина будет выглядеть совсем по-иному.

В целом выбор индивидуальных показателей и их весов является ключевым во всей процедуре построения индекса. Если они выбраны тенденциозно, то и результат будет во многом предсказуем.

Давайте теперь взглянем на итоговые данные. Только один пример: США — страна, ведущая несколько военных операций в различных регионах мира, имеющая сотни военных баз во всех уголках Земли, благодаря техническому превосходству уничтожающая ежегодно тысячи своих противников с минимальными для себя потерями, — оказалась в рейтинге выше нашей соседки Беларуси, которая не вовлечена ни в один из военных конфликтов. Где здравый смысл? Кто «миролюбивее»?

И ведь это — не случайность. Впервые я задумался над парадоксом «Глобального индекса миролюбия» в 2008 г., когда наша страна оказалась в общем рейтинге рядом с США в середине списка. А ведь тогда не было ни вооруженного конфликта на Донбассе, ни тысяч убитых. США в тот период вовсю воевали в Афганистане и Ираке. В группе аутсайдеров, как и сейчас, оказалась Россия (еще до войны с Грузией, использовались данные за 2007 г.!), но тогда компанию ей составлял Израиль, который вел операции против ХАМАСА, а сейчас — Сирия, Ирак и Ливия. Но сравните события в этих странах: насколько они похожи? Если использовать «Глобальный индекс миролюбия», то различия несущественны. А в реальности?

Манипулирование выбором показателей для «индекса миролюбия» имеет четкую цель: выставить в негативном свете противников отдельных западных стран и в позитивном — сами эти страны. Именно этому по сути посвящен и отчет компании, которая проводила «исследование». В самом отчете основное внимание уделено изменению позиций тех или иных государств, конкретным значениям отдельных индексов. Расчет на то, что читатели сосредоточатся на сравнении абстрактных, не имеющих размерности результирующих данных и не будут анализировать содержательную сторону социально-экономических процессов.

К сожалению, многие так и поступают. И это замечание справедливо не только для «Глобального индекса миролюбия», но и для других подобных индексов. Подавляющая часть из них предназначена для предоставления обобщенной (а в реальности — довольно упрощенной и «обезличенной») информации в политических целях, а не для глубокого и всестороннего анализа состояния и динамики сложных социально-экономических систем.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка