Франция «жжот». Иран тоже… Залив на грани войны

05 Января 2016 1 4.8

Презентация коллекции весна/лето-2014 Риккардо Тиши на Парижской неделе моды. Париж, Франция.

За новогоднюю ночь во Франции на улицах сожгли 804 автомобиля. Это такая новая французская традиция: отмечать наступление Нового года фейерверками из горящих авто. Достаточно оригинальное развлечение, надо сказать, европейское по духу. Помнится, когда у нас происходил майдан, политические противники, дабы досадить друг другу, тоже поджигали врагам их «железных коней». Но у нас были, в общем-то, единичные случаи, а вот во Франции машины жгут сотнями!

Так что, когда в наступившем 2016 г. введут-таки безвизовый режим с Евросоюзом, настоятельно рекомендую новогодние автотуры в Париж — пощекотать свои изнывающие от скуки нервишки и насладиться горячим воздухом свободы!

Впрочем, как подчеркивают французские правоохранители, в этом году в указанном вопросе все же достигнут прогресс: по сравнению с прошлыми годами, когда автомобилей сжигали больше тысячи, этот показатель неуклонно снижается.

Зато явный опасный регресс наблюдается на Ближнем Востоке. Все началось с того, что 2 января в Саудовской Аравии по обвинению в терроризме казнили 47 человек. Почти все они были причастны к организации «Аль-Каида» и совершили преступления в период с 2003-го по 2006 г. Особняком стоит шиитский проповедник аятолла Нимр ан-Нимр — популярный богослов, арестованный 8 июля 2012 г. за подстрекательство к массовым беспорядкам (т.е. к акциям протестов шиитов, которых правящие в королевстве ваххабиты считают вероотступниками и всячески дискриминируют) и приговоренный за это к смертной казни в октябре 2014-го.

Власти шиитского Ирана с самого начала предупреждали, что «Саудовская Аравия дорого заплатит, если ан-Нимр будет казнен». И реакция их действительно получилась предельно жесткой.

Пресс-секретарь МИДа Исламской Республики Иран (ИРИ) Хосейн Джобер Ансари заявил: «В то время как террористы, которых поддерживает королевство, нарушают спокойствие и безопасность и представляют угрозу для людей, проживающих в регионе, режим Эр-Рияда осуществляет казни своих политических противников, таких как шейх ан-Нимр». И далее: «Это свидетельствует об истинных целях саудовского руководства и демонстрирует всю глубину его морального падения».

Еще жестче высказался аятолла Ахмад Хатами: «Совершенные режимом Эр-Рияда преступления сделают его изгоем в мусульманском мире... У нас нет сомнений, что пролитая им кровь послужит тому, что дом Аль Сауда будет свергнут» (!). «Большой политической ошибкой» назвал казнь и главный аятолла Хаменеи. По словам же президента ИРИ Хасана Роухани, она «является нарушением прав человека и исламских ценностей».

Показательно, что казнь проповедника разделила исламский мир. Государства, где шииты преобладают или же занимают сильные позиции, однозначно осуждают расправу. Премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади воспринял ее «с огромным сожалением». Партия «Хезболлах» распространила заявление, в котором говорится: «Убийство шейха ан-Нимра, который был убежденным приверженцем диалога и боролся словом против притеснений, ляжет пятном позора на саудовский режим». Ей вторит видный шиитский деятель Ливана шейх Абдель Амир Кабалан: «Убийство борца за исламское единство и права человека — это безрассудный шаг, это смертный приговор разумности и умеренности, диалогу и правде».

Зато с саудитами солидаризуются суннитские монархии Залива — Бахрейн и ОАЭ, — которые так же приравнивают ан-Нимра к террористам и считают их и его казнь необходимой и обоснованной мерой «против тех, кто призывает к расколу в обществе и угрожает миру в королевстве» (из заявления министра иностранных дел ОАЭ шейха Абдаллы бен Заида Аль Нахайяна).

В ответ на погром и поджог манифестантами саудовских диппредставительств в Тегеране и городе Мешхед Эр-Рияд вечером 3 января разорвал дипломатические отношения с ИРИ и предписал иранским дипломатам в течение 48 часов покинуть королевство. При этом глава саудовского МИДа Адель аль-Джубейр мотивировал принятое решение тем, что Иран-де способствует распространению терроризма, создает террористические ячейки в его стране и на территории стран-союзниц. Согласитесь, взаимные обвинения в пособничестве терроризму более чем серьезны!

В свою очередь, в Иране заявили, что разрывом дипотношений Эр-Рияд лишь усугубляет свой стратегический просчет с казнью богослова. Не преминули иранцы и упомянуть про «заговор» Аль Саудов с целью снижения мировых цен на нефть.

Затем примеру Саудовской Аравии последовали Бахрейн и Судан, а ОАЭ понизили уровень дипломатических отношений и отозвали из Ирана своего посла.

Очевидно, что разрыв дипломатических отношений и «артиллерийская дуэль» хлесткими заявлениями — крайне опасные действия из разряда тех, коими зачастую предваряется война. А ИРИ и Саудовская Аравия — давние заклятые соперники.

Ясно также, что саудовские правители прекрасно понимали, что казнь ан-Нимра вызовет именно ту реакцию, которую она и вызвала. Значит, они сознательно провоцировали конфликт с Ираном, играя с огнем большой войны в регионе.

Возможные мотивы саудитов

Каковы могут быть мотивы столь рискованных шагов? Как известно, внешняя политика — продолжение внутренней; таким образом, государства часто идут на внешнюю конфронтацию, чтобы разрешить какие-то свои внутренние проблемы или же чтобы отвлечь внимание населения от нарастающих проблем.

Несмотря на то, что Саудовская Аравия — несметно богатое государство, она уже начинает испытывать затруднения с госбюджетом из-за низкой цены на нефть. Дефицит бюджета достиг величины порядка 100 млрд. долл. — отчего все сложнее поддерживать высокие социальные стандарты. Саудовская Аравия, получается, становится жертвой своей же политики. А насчет Ирана имеются опасения, что его полноценное возвращение на нефтяной рынок после отмены санкций вызовет еще большее падение цен. Стало быть, противоречия этих двух стран, претендующих на лидерство в регионе и в исламском мире, объективно делаются еще более острыми.

Разумеется, на поведение Эр-Рияда влияют и внешнеполитические факторы. Саудовская Аравия вкупе с Турцией сколотила мусульманскую коалицию против терроризма, которая направлена не столько против ИГИЛ, сколько против коалиции российско-иранской.

К турецко-саудовской коалиции, кстати, присоединились — рассчитывая, видимо, на «подкормку» из Анкары, Эр-Рияда и Дохи, — Азербайджан и Таджикистан. Азербайджанцы в большинстве своем — шииты, но исторически их отношения с персами складывались совсем непросто, и они ориентированы больше на очень близких к ним по языку турок. Более половины азербайджанцев проживают на северо-западе Ирана, и «азербайджанская карта» порою рассматривается как фактор дестабилизации этой страны. Что до таджиков, то они в основном, напротив, — сунниты, однако некоторая часть населения страны — шииты из секты исмаилитов.

Как раз недавно в Эр-Рияд приезжал с визитом Реджеп Эрдоган. Союз Турции и Саудовской Аравии может быть направлен и против Ирана. Вообще отношения Анкары и Тегерана были вполне хорошими — у двух стран немалый товарообмен и имеются точки соприкосновения, скажем, в борьбе против курдского сепаратизма. Но усилившееся вмешательство Турции в Сирию и Ирак эти отношения портит. Примечательно также, что согласно проведенному в 2013 г. соцопросу положительно к Ирану относятся только 17% турок, тогда как 57% не одобряют политику ИРИ.

Реакция Запада, прежде всего США, на казнь шиитского проповедника, как и следовало ожидать, формальная и вялая. В таких вопросах отчетливо проявляются пресловутые «двойные стандарты»: Запад бурно негодует по поводу «преступлений режима Асада», да и к Ирану претензии предъявляет, но не обращает внимания на Саудовскую Аравию, где положение с соблюдением основополагающих прав человека и демократических свобод — хуже некуда. Достаточно сказать, что в прошлом году в этой стране казнили 157 человек против 90 в 2014-м; там, помимо всего прочего, казнят за гомосексуализм (Sic!) и прелюбодеяние; там практикуются пытки, публичные казни посредством отрубания головы и побития камнями.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что «удручен» казнью ан-Нимра, но высказанная им в переговорах с саудитами позиция не была принята ими во внимание. Равно как не будет услышан призыв Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль-Хусейна к властям страны ввести мораторий на смертную казнь. Благие увещевания мировой общественности так и останутся пустым звуком, если великие державы не введут действенные санкции, а уж их-то против союзных им монархий Залива никто на Западе применять в обозримом будущем не собирается.

Покамест США лишь призвали Иран и Саудовскую Аравию «воздержаться от эскалации напряженности в регионе». Одновременно Вашингтон продолжает давление на Тегеран для прекращения его ракетной программы. Хасан Роухани 31 декабря 2015 г. поручил министру обороны Ирана «последовательно, ускоренными темпами продолжать реализацию программы создания и производства различных ракет для нужд вооруженных сил страны» (из сообщения иранского информагентства ИРНА). Соединенные Штаты грозят новыми санкциями.

В такой обстановке, зная о том, что в Вашингтоне слишком многие не хотят урегулирования иранской ядерной проблемы, Саудовская Аравия провоцирует конфликт, рассчитывая на поддержку Штатов. Согласно саудовскому источнику агентства Reuters, Эр-Рияд пошел на обострение именно из-за «слабой политики» администрации Обамы на Ближнем Востоке. «Саудовскую Аравию не интересует, что ее действия могут разозлить Белый дом», — Reuters цитирует свой источник.

Наконец, не исключено, что конфликт между Саудовской Аравией и Ираном может преследовать цель еще сильнее втянуть в ближневосточные разборки Россию. Западная пропаганда вбросила тезис, что, дескать, РФ поддерживает шиитов против суннитов — и это при том, что среди российских-то мусульман абсолютно преобладают сунниты! Короче говоря, религиозные распри умело используются в сложных геополитических играх, разжигающих пожар мировой войны.

Российский МИД выразил желание выступить посредником в переговорах между Ираном и Саудовской Аравией для урегулирования их конфликта, но, как представляется, перспективы этой миротворческой инициативы не слишком велики.

Слабые точки саудовского королевства

Саудовская Аравия располагает крупными (более 140 тыс. чел. личного состава) и хорошо оснащенными вооруженными силами. Ее военные расходы превышают 10% ВВП. В составе сухопутных войск страны имеются бригады: 3 танковые, 5 механизированных и 3 легкие механизированные, 1 воздушно-десантная. Танков в строю более 1000 единиц: по 450 американских M1 Abrams и старых M60 Patton, а также 145 французских AMX-30. Боевых самолетов в Королевских ВВС (Royal Saudi Air Force) — около 300 (истребители Eurofighter Typhoon, F-15 C/D Eagle и Tornado ADV, ударные F-15S Strike Eagle и Tornado IDS).

Отметим, что отдельным видом вооруженных сил выступают Королевские Саудовские стратегические ракетные силы, созданные в 1987 г. Причем саудиты располагают стратегическими ракетами средней дальности, за создание которых Запад «щемит» Иран, — а вот на Саудовскую Аравию опять-таки не обращает внимания. В конце 80-х годов Китай поставил в королевство ракеты «Дунфэн-3А» (DF-3A) с дальностью полета 2800 км, но в этом экспортном варианте ракета способна нести не ядерную БЧ, а лишь фугасную боеголовку массой 2150 кг.

Ракета «Дунфэн-3» — жидкотопливная, заведомо устаревшая, однако в СМИ проходили сведения, что Китай уже в 2000-х годах продал Саудовской Аравии современные мобильные комплексы твердотопливных ракет DF-21. Причем сделано это было с ведома и под контролем ЦРУ, а аналитика американской разведки Джонатана Счёрка, разоблачившего ракетную сделку в своей книге, за это уволили.

В Саудовской Аравии имеются четыре или пять секретных ракетных баз. Загадкой является и возможная ядерная программа страны. Эр-Рияд высказывал мысль о возможности создать собственное ядерное оружие — в противовес, понятное дело, все тому же Ирану и для защиты себя и своих союзников в Заливе. Более того, некоторые эксперты предполагают, что Эр-Рияд мог финансировать ядерную программу Пакистана и что между двумя государствами существует тайное соглашение, по которому Исламабад обязуется предоставить своему аравийскому союзнику ядерное оружие в случае крайнего обострения обстановки на Ближнем Востоке.

Поэтому вооруженный конфликт Ирана и Саудовской Аравии может быть гораздо более опасным, чем это представляется на первый взгляд. Впрочем, боевые качества саудовских солдат и офицеров вызывают сомнения,  которые подкрепляются ходом военных действий в Йемене, где коалиция Залива уже целый год без особого успеха бьется с хоуситами. Зато иранцы во время ирано-иракской войны 1980–1988 гг. показали себя фанатичными и стойкими бойцами — особенно Стражи исламской революции.

Оба враждующих государства имеют определенные внутренние слабости. В Иране есть национальные меньшинства, которые могут оказаться нелояльными к центральной власти: курды, ранее упомянутые азербайджанцы, а также арабы Хузестана. Зато в Саудовской Аравии проживают, по разным оценкам, от 10 до 15% шиитов — и они сосредоточены как раз в основных восточных нефтеносных провинциях страны. Отношения представителей двух ветвей ислама особенно обострились здесь после исламской революции 1979 г. в Иране, когда эта страна официально взяла курс на «экспорт революции». Напротив, после войны в Заливе 1991 г. между Саудовской Аравией и Ираном наступило потепление, и отношение саудовских властей к своим подданным-шиитам стало несколько более терпимым. Однако в последнее время вновь обозначилась тенденция к противостоянию, что сильнее всего проявилось во время шиитских волнений на востоке страны в 2011–2012 гг.

Одним из слабых мест королевства считается довольно странный порядок престолонаследия: не от отца к сыну, а от брата к брату. После смерти в 1953 г. основателя государства короля Абдул-Азиза ибн Сауда на троне сменились уже шестеро его сыновей. Нынешний король и «Хранитель двух святынь» Салман — 1935 года рождения, он перенес инсульт и, возможно, страдает деменцией и болезнью Альцгеймера. Помимо него, живы еще 11 из 45 законных сыновей Абдул-Азиза, однако самый молодой из них родился в 1945-м. Естественно, рано или поздно встанет вопрос о переходе трона к следующему поколению Саудитов. Всего этот королевский дом насчитывает 25 тыс. человек, из которых одних только принцев — две сотни! И законодательство королевства не дает предельно четкого ответа на архиважный вопрос о последующей передаче власти в абсолютной монархии.

Насколько известно, ныне в королевском доме Саудитов ведут борьбу три группировки — это отражает то обстоятельство, что давно покойный Абдул-Азиз ибн Сауд, собрав свое государство силовым путем из ряда земель, скреплял его, беря в жены представительниц всех племен и кланов. Так что, по-видимому, конфликты внутри саудитской элиты неизбежны. Бывали они и в прошлом: король Сауд был свергнут в 1964 г. — его вынудили передать власть брату Фейсалу, а тот был в 1975 г. убит племянником, мстившим за убийство полицией во время митинга его брата.

В Саудовской Аравии очень сильны феодальные пережитки, и оттого разлад в королевской семье вполне может привести к сугубо феодальной раздробленности, к распаду королевства Сауда снова на Неджд, Хиджаз и нефтеносные районы востока.

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Дед

Залив на грани войны? Мало сказать. А не хотите ли новостей … Россия сняла у себя с боевых дежурств ВСЕ(!!!) С-300, заменив их на С-400 и С-500. И они (С-300) УЖЕ развернуты в Иране вдоль залива. Небо над заливом Ираном объявлено бесполетной зоной. Танкера Саудовской Аравии и Кувейта заблокированы и отрезаны от мирового океана. Как вам это нравится, господа-хорошие? Теперь мировое сообщество будет кушать ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО иранскую нефть, и цены ее поползут вверх, о чем Россия жалеть не будет, что естественно.

- 15 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка