Газовая война США и России?

№20(772) 20 — 26 мая 2016 г. 19 Мая 2016 2 4.6

Реалии глобального рынка энергоносителей

21 апреля из Мексиканского залива отправлена в Европу первая партия американского сжиженного природного газа (СПГ). Это событие повсеместно рассматривается как первый шаг к началу неизбежной газовой войны между США и Россией.

_____________________________
Данная статья — перевод материала, опубликованного Foreign Affairs 16 мая 2016 г. © Council on Foreign Relations. Tribune News Services. 

По мнению авторов этой гипотезы, Россия захватила европейский газовый рынок и использует его для запугивания ближайших соседей, а также для того, чтобы ставить на место любую крупную европейскую державу, пытающуюся воспрепятствовать реализации геополитических амбиций РФ.

В такой ситуации, говорят они, поставки СПГ из США позволят ослабить мертвую хватку России. Ведь СПГ — это дешевая и более надежная альтернатива. России же либо придется смириться с потерей рыночной доли, либо снизить цены ради сохранения конкурентоспособности. Европа в любом случае остается в выигрыше — как в экономическом, так и в геополитическом плане.

Данные экономические аргументы упрощены, но их нельзя назвать лишенными смысла, а вот геополитические доводы абсолютно ошибочны. В них переоценивается значимость американского СПГ в евразийской политике, в результате формируется ложное представление о том, что энергетическую безопасность Европы можно обеспечить из-за ее рубежей.

Новые поставки — из США или какого-либо другого региона — это благо для потребителей, поскольку их появление приводит к дальнейшему снижению цен. Но обеспечение энергетической безопасности Европы — дело исключительно самих европейцев, а откровенная переоценка ценности американского СПГ лишь отвлекает внимание от борьбы с вызовами, которые стоят перед Европой. В их числе и вопросы укрепления внутреннего европейского энергорынка, все еще пребывающего в удручающе разобщенном состоянии, особенно в Восточной Европе.

Опасное ошибочное представление

К 2020 г. США смогут поставлять в Европу приблизительно 80 млрд. кубометров СПГ в год — примерно 2/3 объема экспорта России в Европу в 2015 г. и всего лишь 1/3 объема общеевропейского годового потребления (а это 400 млрд. кубов или 450 млрд. — с учетом Турции). Неудивительно, что упомянутый выше конфликт кажется неизбежным: если такое количество СПГ действительно будет поставляться в Европу, Россия, вытесненная с европейского рынка, потеряет немалую часть из $42 млрд., заработанных ею в 2015 г. за счет поставок газа по трубопроводам.

Но такой вывод построен на ошибочном представлении о сути газового рынка. Попытка понять происходящее на европейском газовом рынке только по анализу поставок американского и российского газа подобна стремлению получать наслаждение от симфонии, слушая партию всего одной скрипки.

Во-первых, объемы добычи газа в Европе снижаются примерно на 10 млрд. кубометров в год. Следовательно, к 2020 г. Европе только для покрытия сокращения объемов собственной добычи потребуется примерно 50 млрд. кубометров. И если в Европу будет поставляться половина всего объема экспорта американского СПГ (40 млрд. кубов), России снижение объемов экспорта вовсе не грозит. Но даже если все 80 млрд. кубометров СПГ из США в итоге будут поступать в Европу (что маловероятно, учитывая спрос в других регионах), Россия (вместе с Норвегией), скорее всего, все равно сохранит за собой статус крупнейшего поставщика континента.

Естественно, эта перспектива основана на вере в то, что спрос, предложение и цены сохранятся на существующем уровне, но это маловероятно. За минувшее десятилетие потребление газа в Европе сократилось примерно на 20%, или на 100 млрд. кубометров. Упомянутое снижение, спровоцировавшее соответствующий спад местной добычи, снизило потребности Европы в газе до уровня 2005 г., а это около 300 млрд. кубометров.

Однако в последнее время в Европе наблюдается очередной рост спроса на газ. В 2015 г. объемы спроса возросли на 4,5% — отчасти из-за холодов, отчасти по причине низких цен. В Великобритании, к примеру, в сфере генерации электроэнергии газ обошел уголь еще в мае 2015 г., и с тех пор сложившийся разрыв в пользу газа только нарастает. На протяжении первых 4 месяцев 2016 г. за счет газа генерировалось 40% британской электроэнергии, а за счет угля — только 15%.

В Испании, это еще один многообещающий газовый рынок Европы, тоже наблюдается ренессанс спроса на газ: в 2015 г. с помощью газа сгенерировано на 50% больше электроэнергии, чем за счет угля. На других рынках — Австрии, Греции и Италии — тоже фиксируется повышение доли газа в генерации электроэнергии.

Если говорить о предложении, то вторым после России поставщиком газа является Норвегия. Алжир занимает третье место, хотя рыночная доля этой страны постоянно сокращается. Иными словами, эти две страны — важные игроки — по крайней мере, для государств, расположенных на побережье Европы и имеющих прямой доступ к морским поставкам СПГ. Именно на территорию этих европейских государств, скорее всего, и будет поставляться СПГ из США, поскольку возможность прямых поставок газа вглубь материка часто ограничивается отсутствием инфраструктуры и другими препятствиями.

Однако никто не рассуждает о грядущей ценовой войне между США (с одной стороны) и Норвегией и Алжиром (с другой стороны). В такой войне нет геополитической привлекательности, хотя ее вероятность даже более высока, поскольку США придется конкурировать на тех рынках, где Норвегия и Алжир являются более крупными игроками, чем РФ. В последние годы объем норвежского экспорта в Европу растет, а поставки из Алжира сокращаются. Многое будет определено тем, как именно эти два государства отреагируют на изменение рыночной конъюнктуры в Европе.

В ближайшие пять лет глобальный рынок поставок СПГ пополнит и Австралия — в таком же объеме, как и США. Естественно, удаленность Австралии от Европы говорит о том, что на европейский континент попадет лишь малая часть австралийского газа. Но поскольку глобальный газовый рынок, некогда жестко разделенный на регионы, сегодня становится все более и более взаимосвязанным, происходит следующее: когда Азия получает австралийский газ, у нее снижается потребность в закупках газа с Ближнего Востока или из Атлантического бассейна. И этот газ, на который Азия уже не претендует, может теоретически поставляться в другие регионы, в том числе и в Европу.

Конечно же, упомянутый газ, скорее всего, в Европу не попадет, поскольку остальные регионы традиционно имеют меньше альтернатив и с давних пор платили за газ больше, чем Европа. В конце концов инвесторы, вкладывавшие в последние годы средства в развитие американского экспорта СПГ, рассчитывали на более зажиточных покупателей. Спрос на СПГ сохраняется на высоком уровне в Латинской Америке, растет на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Другие государства тоже хотят импортировать СПГ, особенно по низким ценам. Точное количество поставляемого в Европу газа в итоге будет зависеть от того, в каком состоянии через 5 лет будет пребывать эта сложная система взаимосвязанных отношений между спросом и предложением.

И на протяжении всех этих лет мы просто не сможем вычислить точные объемы потенциальных поставок американского СПГ в Европу — да и заниматься этим нет нужды. СПГ из США способен оказать глубочайшее влияние на европейский рынок даже в том случае, если он туда вообще не попадет — ведь в конечном итоге все поставки взаимозаменяемы. Все зависит лишь от того, как будет проходить процесс эволюции всех прочих факторов, никогда не пребывающих в статичном состоянии, в Европе и других регионах мира.

Дело не только в рыночной доле

Судя по всему, те, кто принимает судьбоносные решения, не учитывают всех описанных выше сложностей: европейцы с вожделением ожидают грядущих поставок СПГ из США через Атлантику, а россияне хмурятся. И любым флуктуациям в объемах рыночной доли России придается поистине геополитическое значение. Но это совсем не так.

Рыночная доля России на протяжении двух минувших десятилетий возрастала и снижалась неоднократно, и любые ее изменения в будущем не могут считаться чем-то грандиозным. И рыночная доля РФ не имеет весомого значения в вопросе энергетической безопасности Европы, по крайней мере, когда речь идет всего лишь о нескольких процентах.

Наиболее суровый газовый кризис из-за России Европа пережила в 2009 г., в период двухнедельного срыва экспортных поставок через Украину. Произошло это тогда, когда доля РФ на европейском рынке опустилась до исторического минимума, а Катар, например, резко нарастил объемы экспорта в Европу. Геополитическая жизнь определяется чем-то большим, нежели рыночная доля, и Европе уже давно пора отказаться от этого показателя в определении степени своей энергетической безопасности.

Европе следует сконцентрировать все внимание на вопросе грядущей конкуренции и изучении целесообразности работы с новыми рынками. Несмотря на заявления о том, что российский «Газпром» обслуживает лишь геополитические цели и задачи Кремля, эта компания на самом деле является поразительно прагматичным коммерческим партнером — временами откровенно неудобным, но однозначно прагматичным.

Даже Европейская Комиссия, расследовавшая маркетинговые методы «Газпрома» и ценовую стратегию компании в Центральной и Восточной Европе, признала, что на тот момент, когда российский газ добирается до Чехии, его цена определяется рынком. В «Газпроме» прекрасно знают, как конкурировать в условиях конкуренции.

Короче говоря, Европа с легкостью может отвлечься от темы СПГ из США и вместо этого сконцентрировать все усилия на совершенствовании своего внутреннего рынка. В конце концов, в 2009—2010 гг. на Европу уже накатывала волна импортного СПГ, главным образом из Катара: но она омыла лишь северо-запад и юг Европы, а в Центральной и Восточной Европе почувствовали лишь легкое дуновение от этой волны.

Все это говорит о том, что точный объем поставок американского СПГ в Европу вряд ли имеет определяющее значение: важнее всего эффективность, с которой этот газ и топливо других поставщиков может распределяться по всей Европе. И если он сможет добраться до Центральной и Восточной Европы (а для этого требуются решительные меры в отношении молодых членов ЕС, таких как Болгария и страны Балтии, выступающих против конкуренции на своей территории), то энергетическая безопасность Европы будет и далее укрепляться. Если этого не произойдет, то ситуацию не исправить никакими объемами экспорта газа из США.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Рус Иван
25 Мая 2016, Рус Иван

Меня вот всю дорогу поражает то, что все сконцентрированы на том, что Россия использует газ для достижения политических целей. Хорошо, допустим. Но почему при этом (или вообще когда-либо) никто не думает в этот момент, что все страны что-то используют для достижения политических целей. Штаты, например, весь мир посадили на кредитную долларовую иглу и диктуют через всяческие эмвээфы условия, как нэзалэжным и безгранично самостийным странам жить и работать.

- 3 +
niky

окромя этого -снижаецца и сильно ел.генерация на угле особенно в сша и ес --и включая значение СО-2...спрос на газ и в КНР -будет расти ..уголь будет вне закона..С)-2 это СМЭРТЬ-Атмосферы..

- 2 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка