Герои современности: один грек, хитрец из Люксембурга и много экономных немцев

20 Марта 2015 3.5

Зашла по привычке на сайт немецкого Spiegel — глаза в прямом смысле разбежались: «Борьба за власть в Брюсселе и Берлине за будущее Греции», интервью с еврокомиссаром  Пьером Московиси «Грекзит станет катастрофой», «Юридическая точка зрения на требование Греции о репарациях», интервью с французским экономистом Томасом Пикетти «Мы создали монстра»... Среди этого разнообразия статей на тему деньги + Германия + еврозона + Греция материал об убийствах носорогов в Мозамбике (гораздо более любопытный, по сути) выглядит несколько неуместно. Какие носороги, когда за окном разворачивается греческая трагикомедия с участием Алексиса Ципраса — грозы немецких налогоплательщиков? Во всяком случае, таков премьер-министр Греции в их воображении — человек, способный свершить некую революцию в еврозоне и поставить свои условия Меркель.

Англичане любят употреблять выражение only a fool, что в переводе звучит приблизительно как «только дурак» — правда, на русском оно не имеет такого яркого экспрессивного выражения. Это к тому, что only a fool может считать, что банкрот Греция будет ставить условия кредитору. Особенно резко по этому поводу высказался депутат Европарламента, представляющий Коммунистическую партию Греции, не питающей пиетета по отношению к Ципрасу: «Разве это не утопия — считать, что ты можешь наведаться к Меркель и что-то требовать?»

От Меркель требовать и вправду ничего не получится. Она не намерена идти на уступки ни Ципрасу, ни Брюсселю, ни кому-либо еще. Цитата из статьи «Борьба за власть в Брюсселе и Берлине за будущее Греции»: «Президент ЕК Юнкер не единственный, кто берет лидерство в переговорах с Алексисом Ципрасом […] Конечно, Меркель тоже в конце скажет свое слово […] Политики поняли, что Юнкер настроен на борьбу. Меркель не хочет, чтобы Греция покидала еврозону. Она волнуется, что тогда Грецию охватит хаос. С практической точки зрения это также будет означать, что 63 млрд евро, одолженные Греции, Берлину придется списать».

Действительно, Берлин скорее подавится, чем спишет 63 млн евро Афинам. Однако немцы обеспокоены не только тем, что очередное спасение Греции ударит по их карманам, но и конкуренцией со стороны Брюсселя, в особенности президента Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера.  Юркий он, однако, несмотря на то что ставленник Меркель! И я не я, и Люксембург не мой, о налоговых махинациях ничего не знаю, в Россию захаживал, давненько это было, «если б осел был котом, он бы не слезал с дерева» — все это подходит под описание бывшего премьер-министра Люксембурга Юнкера.

Получив пост президента ЕК, который в ближайшее время ему обеспечен (пенсия на носу), Юнкер стал вести свою игру на греческом фронте. В мгновение ока Ципрас превратился в лучшего друга. Он настолько душевно сжимает его в объятиях, что можно подумать, что они лучшие друзья.

Поведение Юнкера вполне понятно: напряженность в отношениях между Берлином и Брюсселем нарастает уже несколько лет. Борются главным образом за лидерство в структуре ЕС и формирование его финансовой, социальной, иммиграционной политики.

На данный момент Берлин больше всего опасается, что Брюссель перехватит инициативу и начнет досаждать Германии просьбами предоставить больше средств для еврозоны. Ситуация усугубляется тем, что у руля основных «неудачников» еврозоны сейчас стоят лидеры, стремящиеся объединить усилия и надавить на Меркель. Речь идет о президенте Франции Франсуа Олланде, премьер-министре Италии Маттео Ренци и, конечно же, герое немецкой современности Алексисе Ципрасе. Они стремятся увеличить бюджетные расходы, хотя Spiegel язвительно отметил: «далеко не всем нравится поведение нового министра финансов Греции Варуфакиса и его пафосные выступления на собраниях Еврогруппы». Мол, даже Франция и Италия, будучи заинтересованы в ослабленной версии Пакта стабильности и роста, не спешат на помощь Греции.

Вправду, зачем Италии и Франции, которые уже негласно получили добро тратить больше, в открытую переметываться на сторону Афин, если можно подождать? Ведь Ципрас и сам неплохо будоражит умы экономных немцев.

Последние, несмотря ни на какие аргументы, продолжают верить в то, что выбранный курс жестких мер экономии спасет Грецию. Немцы считают это рациональным — другие склонны называть это гордыней. 

Безусловно, сосредоточенность немецкой прессы на Ципрасе и Греции объясняется как желанием сэкономить и разобраться с амбициями Брюсселя, так и простой человеческой обидой. Апофеозом шуток над еврозоной можно считать письмо британского читателя в редакцию Financial Times с предложением заменить евромонеты на их шоколадный эквивалент, продаваемый в кофейнях Лондона, так как шоколадное евро стоит 85 пенсов, а реальный курс евро к фунту — всего 72: «Следует признать, что если лето в Греции будет жарким, то существует риск таяния сбережений». 

У немцев с юмором не очень, и, как показывает история, люди они достаточно обидчивые. Даже, можно сказать, ранимые. Во всяком случае, мало сомнений в том, что нынешнее положение дел — успешность англосаксонской модели преодоления финансового кризиса, отвязка евро от швейцарского франка, нежелание скандинавских соседей (Швеции и Дании), а также Великобритании вступать в этот монетарный союз — не тешит расчетливую немецкую душу. 

Немцы боятся и не хотят признавать, что допустили ошибку как минимум в том, что неверно построили модель выхода из кризиса для еврозоны. Результат этого откровенного скупердяйства привел к тому, что в разных странах Европы начался рост популистских партий как правого, так и левого толка, которые используют «еврозоновский» аргумент в качестве одного из основных. Вот и наводи теперь порядок.

Собственно, на прокол немцев указывает как раз и один из героев интервью Spiegel — экономист Томас Пикетти: «Поведение Европы в условиях кризиса — настоящая катастрофа. Пять лет назад уровень безработицы и объем госдолга в США и Европе был приблизительно одинаков. Спустя пять лет мы видим две противоположные действительности: уровень безработицы в Европе взорвался, в то время как в США он существенно снизился. Объем производства остается на уровне 2007 г. В Испании и Италии он сократился на 10%, в Греции — на 25%».

В таком ключе Пикетти рассуждает на протяжении всего интервью. Spiegel же, руководствуясь чисто немецкой логикой оценки ситуации, атакует Пикетти вопросами, которые можно свести к формуле «а чего мы должны платить за греков?». Раз Греция так бездарно копила долги в течение многих лет, то почему «другие должны оплачивать десятилетия» ее «плохого управления»?

Они совершенно правы: ни немцы, ни другие европейские нации не обязаны оплачивать просчеты Афин. Сколько бы греки и другие народы не пытались оправдываться и скидывать всю вину на злостных политиков-коррупционеров, проблемы страны начинаются с поведения и привычек граждан. Чтобы почувствовать разницу в отношении к жизни, достаточно побывать раз в Греции и в Германии. И выяснить, кто arbeiten, а кто привык пить вино средь бела дня и плясать сиртаки.

Тем не менее вопреки здравому смыслу эти две совершенно разные страны объединились в один фискальный союз. До сих пор с трудом верится, что экономисты и финансисты, формируя концепцию еврозоны, могли не осознавать, насколько велик риск объединения экономик с абсолютно разной индустриальной базой и стилем жизни. И раз они пошли на этот риск, то нужно и «саночки возить».

Безусловно, формально немцы не обязаны оплачивать просчеты Афин, но раз они дорожат еврозоной и не хотят допустить ее развала (хотя бы ради собственного имиджа), то должны смириться с тем, что их политика «экономического морализаторства» попросту не работает. Что в итоге обойдется дороже Берлину, поставленному перед выдором: добавить 100 евро налогов в год — или же наблюдать за тем, как Европу трясет, а миллионы греческой, испанской и итальянской молодежи остаются выброшенными на улицу и лишенными всякой перспективы?

Если логика Берлина заключалась в том, чтобы с помощью жестких мер экономии навсегда отбить желание у греков или кого-либо другого накапливать долги, то затея, несомненно, удалась. Побочный эффект — семь лет балансирования еврозоны из рецессии в рецессию, рост радикально настроенных партий, в том числе в самой ФРГ, усиление реваншистских настроений среди населения. Немцы, конечно, молодцы, экономные очень. Но их неумение видеть глобальную картину процессов в мире негативно сказывается на развитии региона, как и на проектах "еврозона" и "ЕС".

Судя по тону и настроению немецких публикаций (возвращаюсь вновь-таки к Spiegel), они, похоже, этого не понимают. Либо же наотрез отказываются признавать. Более того, они агрессивно нападают на тех, кто намекает, что их стратегия жестких мер экономии не приводит к желаемым результатам. Так, в интервью с еврокомиссаром Пьером Московиси журналисты крайне резко оценили его высказывание о том, что выход Греции из еврозоны станет катастрофой для всего союза: «Рынок попросту будет ожидать, кто следующий».

А следующих активно раздумывающих, не покинуть ли еврозону, мягко говоря, хватает.

Разменная пешка

Людей на Майдан вывело не абстрактное сочувствие к пострадавшим, а то, что они...

Молодая кровь для евроинтеграции

До замминистров вчерашние студенты у нас еще не дослуживались

Война с Холодом, дырка Бублика и совесть Мамая

Полтавщина.... Бурление административно-управленческих страстей здесь значительно...

Бумажный передел токсических миллионов

Почему команде президента очень нравятся древние коррупционные схемы

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка