Иллюзии перспектив

№26(778) 1 — 7 июля 2016 г. 30 Июня 2016 4.9

Есть мировые события, при раскрытии которых они охватывают все процессы, происходящие в действительности. Именно этим интересен нам Brexit. В нем соединились основные тенденции стремительно меняющегося мира.

После британского референдума уже наступила не просто новая экономическая реальность, которую в принципе все ожидали — и либералы, и прочие, — наступила новая реальность вообще. И в экономическом, и в политическом, и в идеологическом, и в метафизическом смысле.

Вне зависимости от того, как долго будет продолжаться процесс выхода (а процедура выхода пока не выписана), в мире уже произошли подвижки такого грандиозного масштаба, что вернуться в исходное состояние Европе абсолютно невозможно. По большому счету от действий самой Британии уже мало что зависит — ее саму подхватил вихрь истории.

Парадокс состоит еще и в том, что любая европейская элита персонально заинтересована в сохранении членства в ЕС, поскольку видит в Брюсселе продолжение своей карьеры после завершения ее на национальном уровне. Но чувство самосохранения вынуждает их чем-то жертвовать.

Нужно понимать, что не результат референдума о выходе Британии из Евросоюза стал причиной лавинообразной цепи событий, последовавшей за ним. И тем более причина не в неудачной игре премьера Кэмерона, шантажировавшего ЕС с целью добиться для Британии новых привилегий. Ведь ранее он таким методом многого добивался. То есть эта его политическая игра продолжительное время была вполне удачной.

Причина неотвратимости распада ЕС состоит в объективном распаде некой более общей метафизической сущности, который обозначился с распадом СССР. Становление Евросоюза было связано в свое время именно с СССР (бывшем на тот момент весьма успешным проектом), а расцвет его был обусловлен поглощением значительной части его наследия. И пока шло это переваривание, всякие там недемократические ущемления со стороны Брюсселя рассматривались просто как досадное недоразумение.

Но когда переваривать стало больше нечего, а падение потребительского спроса привело к логичному падению даже в самых организованных и технологичных экономиках, все, терпимые ранее, проблемы вышли наружу. Какие бы самые совершенные товары вы ни производили, но при сокращении платежеспособного потребительского спроса их будет некому продать.

Референдум 23 июня решал не только британский вопрос. И даже не только вопрос существования Евросоюза. Референдум логичным образом сформулировал более общую проблему: что является на сегодняшний день более важным для глобализованного Запада — дальнейшее расширение, обусловленное логикой его природы (при нарастающем коме проблем), или смена вектора в сторону сворачивания и сосредоточенности на внутренних проблемах. Национальные интересы показались европейцам ближе.

Даже в ситуации, когда после выхода Британии из Евросоюза за ней не последуют другие европейские страны (например, Голландия, Дания, Финляндия и пр.), Евросоюзу, чтобы не рухнуть одномоментно, придется сделать перезагрузку, пройти процедуру переучреждения, поскольку все ранее утвержденные Брюсселем правила для стран — членов ЕС теряют свою легитимность. Собственно, он это уже и делает — перезагружается. Германия и Франция уже выступили с совместным заявлением о создании новой Европы, Европы-государства.

Теряет легитимность и главное фундаментальное понятие, лежащее в основе ЕС: что быть его членом европейской стране лучше, чем находиться за его пределами. Да и вся брюссельская бюрократия (которую никто не выбирал и которая взялась как бы ниоткуда) потеряла не только свою легитимность, но и весомую долю своей финансовой опоры.

И теперь перед евробюрократией стоит нелегкий выбор: либо она перераспределит финансовую нагрузку Британии между всеми оставшимися странами — членами ЕС, либо сократит количество коррумпированных (по мнению тех британцев, кто голосовал за выход) чиновников хотя бы пропорционально потерянному британскому взносу. А на деле брюссельскому чиновничеству необходимо будет ужаться еще больше, чтобы этот аргумент (непомерных и неэффективных трат) снять с повестки дня. И даже в случае гипотетического сохранения Британии в ЕС тому пришлось бы сокращать программы финансовой поддержки таких стран, как Польша, например.

Распад ЕС неотвратим не потому, что из него вышла Британия, а по совокупности реальных процессов, происходящих в глобализованном мире. Это не только экономические, финансовые и политические процессы. Это еще и объективный распад неких надгосударственных сущностей, которыми практически являются все исторические империи. Все надгосударственные образования могут существовать только на подъеме, какими бы правильными они ни были.

В Украине патриотично как бы позиционированные политики увидели в результате британского референдума о выходе из ЕС некоторую угрозу и для нашей страны. И состоит эта угроза (никогда не догадаетесь) в том, что это якобы «может отразиться на перспективах получения нашей страной безвизового режима с ЕС». Кому что, а курам просо.

Здесь на наших глазах рушится выстраиваемая в течение всех послевоенных десятилетий европейская политическая конструкция, а они, ничтоже сумняшеся, опасаются потери не безвизового режима (которого никогда не будет), а только потери одной из ложных для Украины европейских перспектив.

Действительно есть о чем сожалеть. И якобы никакие другие опасности от уже начавшегося по сути демонтажа ЕС Украине не угрожают. Мы, дескать, своего курса не меняем. Пусть там Европа хоть утонет в бурных водах Атлантики (мы ей, конечно, этого не желаем), а мы будем твердо следовать к намеченному безвизу. Вот такие мы мудрые! Вот такие мы последовательные!

Однако проблема безвиза в сущности своей ничтожна, поскольку для тех украинских граждан, которые могут позволить себе ездить в ЕС, тридцать евро за визу решающей роли не играют. Ну а для тех, кому финансовое положение не позволяет ездить за рубеж, безвиз вообще не имеет никакого значения. Что он есть — что его нет.

И последнее. На самом деле, чтобы стране менять свой курс в соответствии с меняющимися внешними обстоятельствами (а они действительно стремительно меняются), необходимо, во-первых, иметь такую возможность, а во-вторых, правильно понимать, в чем состоит суть внешних процессов.

Когда же на корабле нет ни руля, ни ветрил, а сам корабль неведомо куда тащит на буксире МВФ, тогда остается только сожалеть о безвизе, а в остальном делать вид, что все хорошо, а будет еще лучше.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка