Импортируя тревогу

№19–20(738) 4 – 10 сентября 2015 г. 03 Сентября 2015 4.9

Импортируя тревогу

Согласно данным социологов и психологов, уровень тревожности в обществе достиг небывалых высот: каждый второй украинец не чувствует себя в безопасности, а каждый третий находится на грани психического истощения. Однако парадокс — из-за не слишком благоприятной и комфортной обстановки в стране Украине удается избежать одной из самых острых, опасных, дестабилизирующих и тревожных проблем, охвативших Европу.

Речь идет об «эмигрантском кризисе» — рекордном притоке как легальных, так и нелегальных мигрантов, устремившихся в благополучные страны из стран неблагополучных (преимущественно Северной Африки и Ближнего Востока). Если усреднить оценки и прогнозы, то в этом году в ЕС попадут около полумиллиона (!) нелегалов. Легальных беженцев тоже немало — только в июле их зарегистрировано более 100 тыс. Такого числа бегущих от несчастий Европа не видела со Второй мировой.

Но есть громадная разница: даже во время мировой войны все беженцы были носителями одной — европейской — культурной традиции. Новые пришельцы не просто абсолютно чужие — они нередко враждебны и деструктивны.

Подполье приехало!

Лицо любого европейского города сегодня, увы, определяет то, сколько в нем живет плохо ассимилировавшихся мигрантов. Вы можете не поверить, что, например, Пардубице и Брно находятся в одной и той же Чехии. Если первый город вполне отвечает прянично-туристическому стереотипу, то второй, если выйти за пределы центрального пятачка, местами выглядит как трущобы Дели: сталактиты окаменевшей мочи, носимый ветром мусор, странные немытые люди в нестираной одежде...

Проблемой адаптации мигрантов занимались сотни ученых и десятки институтов на протяжении десятилетий. Всех интересовало — почему человек, бегущий, скажем, от ужасов религиозной бойни и страшной нищеты, может на новом месте превратиться как в добропорядочного гражданина, так и в агрессивного дармоеда, пытающегося уже в новом доме насаждать традиции все той же религиозной нетерпимости и поведения, ведущего к нищете. Идеальная модель политических и социальных мероприятий так и не была найдена, да вряд ли она и существует. Кризис к началу десятилетия в Европе вызрел, как громадный фурункул, но 2015-й превратил косметическую проблему в кризис неотложной хирургии.

Кого спасет фотография

Главная проблема не в громадном потоке беженцев как таковом — люди Европе нужны. Проблема в том, что в европейских странах на настоящий момент сформировались кластеры маргинализированных этнических групп, создавших собственные (и независимые от принявшей их страны) модели поведения. Модели эти нередко включают языковую и культурную изоляцию, религиозную обособленность, ориентацию на безответственное потребление социальных ресурсов (жизнь на пособие), а нередко и криминализацию (в том числе сотрудничество с террористическими сообществами). И новые переселенцы попадают не в среду, растворяющую их неприемлемую для нового общества идентичность, не в «плавильный котел», а в объятия трущоб, построенных по знакомому с детства принципу. Именно маргинальные группы кристаллизуют вокруг себя значительную массу новых мигрантов, препятствуя адаптации последних в европейскую жизнь.

Более того, новые мигранты в основной своей массе заранее нацелены именно на такую (назовем ее потребительской) модель поведения. Весьма распространенным в среде беженцев является тезис, что «Европа должна». Мигранты из Ливии, Ирака, Афганистана, Сирии бегут от войны и нищеты — но бегут, как сами признаются, на территорию врага, разбомбившего их страны (так они это понимают). Все это создает мало предпосылок для здоровой интеграции и ассимиляции.

Кроме того, практически все эксперты по безопасности сходятся на том, что новые мигранты не просто представляют собой благодатную почву для строительства террористических и экстремистских ячеек — они наверняка содержат спящих агентов, а скорее всего — и элементы структурированной архитектуры развитого подполья. А учитывая обилие человеческого материала и совершенную «отмороженность» нового лица современного исламского террора, перспектива кровавого хаоса, который могут устроить в Европе беженцы-захватчики, не выглядит надуманной.

Дело в том, что с работой террористических рекрутеров в среде этнических меньшинств представителям европейской безопасности приходилось сталкиваться всегда. Но террор меняет свое лицо кардинально — за ним очень часто больше не стоят политические нужды. Люди, отрезающие головы практически случайным прохожим, взрывающие бесценные архитектурные и археологические памятники, не пытаются донести до оппонентов свои требования. Обезглавливание и взрывы — больше не метод достижения цели, это образ жизни, культурный фон, самодостаточное высказывание.

Ловушка добропорядочности

И вот эта метаморфоза пугает жителя Запада чрезвычайно, особенно когда под своим окном он видит толпы чужаков, говорящих и выглядящих так же, как невменяемые психопаты из кровавого новостийного ролика в телевизоре. Уровень тревожности в западном обществе (особенно в городах, где сходятся миграционные потоки) резко вырос. И будет в ближайшее время только расти — хотя бы потому, что никакого внятного ответа на новый вызов Европа предложить не может.

Обычный обыватель теряет почву под ногами, он чувствует себя обманутым, попавшим в ловушку собственной добропорядочности. «Золотой миллиард» десятилетиями экспортировал капитал, а заодно и все негативные последствия несправедливого распределения ресурсов: загрязнения, нищету, коррупцию. Войну наконец.

При этом общество разрабатывало и принимало концепции открытости, толерантности, гуманизма, социальные конфликты искусственно подавлялись — что еще более повышало комфортность жизни в избранных странах. И сегодня Европа не просто сталкивается с вторжением «дикарей» — это было бы незначительной проблемой. Она сталкивается с ловушкой идеологии: концепция открытости перестает уверенно работать, когда вам приходится держать за колючей проволокой границ умирающих детей. Концепция толерантности разрушается, когда ваш оппонент поджигает ваше авто и мочится на входную дверь. На политические подмостки, словно полузабытые тараканы, выползают ультраправые, что само по себе шокирует многих: их ведь вроде давно вытравили?

Концепция демонтажа государственных, национальных структур как устаревших — ради создания надгосударственных институтов — резко теряет свою привлекательность. Лидеры говорят о возможном отказе от шенгенского пространства, о независимых границах — и все это для продвинутого европейца звучит как дурной кошмар, как предательство мечты, которую вынашивали поколения, в которой было так комфортно и уютно жить!

Европа как образцово-показательный рай стремительно теряет свою глянцевую мифологию. Болезнь тревожности, тяжелой озабоченности становится глобальной эпидемией — от нее уже не защищает принадлежность к избранным (что, конечно, не говорит ни о каком «закате Европы» — от легкой лихорадки такие организмы не умирают).

Но какой урок это дает нам, жителям всех пугающего дна?

Во-первых, стоит осознать: средневековая, негибкая идеология приводит к жизни в средневековье — даже если это хронологически XXI век. Хотите перестать пугать соседей самой перспективой «прийти в гости»? Прекратите подкармливать и слушать политиков, ловящих вас на заплесневевшую приманку дешевого популизма и эксплуатирующих лозунги этнического изоляционизма — это в конце концов просто неумно.

И самое важное — включение страны в некое единое пространство несет за собой не только механические выгоды и риски. Это требует от участников необходимости вариться в едином бульоне проблем, порождая единые решения и ответственно разделяя концепции партнеров.

Проще говоря, если у вас нет рецепта, как помочь жителям Бремена с интеграцией сирийской общины, — наверное, вам еще рано самому думать о евроинтеграции. Начните с малого: зайдите-ка лучше к поселившемуся по соседству беженцу из Горловки и предложите ему свою помощь. С какими-нибудь иракцами точно будет не проще...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка