Итоги саммита НАТО: условно-открытая дверь, прохладная война и зазеркалье

11 Июля 2016 4.4

Итоги саммита НАТО: условно-открытая дверь, прохладная война и зазеркалье

8–9 июля в Варшаве состоялся давно ожидаемый саммит НАТО, на который была приглашена и Украина. Одни эксперты предсказывали, что на встрече страны Запада чуть ли не объявят войну России и вручат Киеву приглашение в Североатлантический альянс. Другие, напротив, писали, что «все пропало», Европа и США помирятся с Россией, а об Украине и санкциях забудут. Как обычно, истина оказалась где-то посередине.

Варшавский саммит закрепил уже определенный курс НАТО и решения, о которых было известно давно. Ждать от него новой стратегической концепции и судьбоносных перемен не приходилось хотя бы потому, что в главенствующей стране альянса – США – на носу президентские выборы, и право решать ключевые вопросы Барак Обама оставил уже новой администрации. Впрочем, и трактовка того, что было сказано в Варшаве, весьма разнообразная. От «НАТО ищет конструктивного диалога с Россией» в СМИ российских до «НАТО устало от России и переходит к политике сдерживания» в СМИ украинских.

Как ни странно, в какой-то степени верно и то и другое. Главной темой саммита, безусловно, стала Россия и события в Украине. Недаром наша страна была удостоена отдельного заседания Комиссии Украина — НАТО. Что же касается России, то была принята концепция «сдерживания и диалога». Генсек альянса признал, что отношения между РФ и НАТО «прохладные», и сообщил, что Москва больше не является стратегическим партнером. В то же время он подчеркнул, что это и не «холодная война» в полном смысле этого слова. Столтенберг сформулировал отношения с Россией как сочетание «крепкой обороны» и «конструктивного диалога».

Президент США Барак Обама в специальной статье для New York Times назвал Россию одним из главных вызовов для НАТО наравне с ИГИЛ и Brexit (еще совсем недавно это место занимал вирус Эбола, уже ушедший в небытие из западного сознания). То же самое было повторено и с трибуны Североатлантического альянса. При этом руководство НАТО постоянно подчеркивало, что сама организация не является угрозой ни для кого, в том числе и для России.

Если говорить о конкретных шагах, было принято анонсированное полгода назад решение о размещении четырех батальонов НАТО в Польше, Литве, Латвии и Эстонии на основе постоянной ротации. Ротация необходима для того, чтобы формально не нарушать до сих пор действующий Основополагающий акт Россия — НАТО от 1997 года, в котором альянс обязуется не размещать «значительные силы» (еще вопрос, что именно понимать под такой размытой формулировкой) в Восточной Европе на постоянной основе.

Само по себе это вряд ли может считаться серьезной угрозой для Российской Федерации. Несколько батальонов погоды в расстановке сил не сделают. Как говорят обычно в интервью российские военные, просто у стратегических вооружений появится еще несколько новых целей.

А вот что Россию не может не беспокоить, так это решение о формировании ЕвроПРО, то есть системы американской противоракетной обороны в Европе. Москва рассматривает это как подрыв сложившегося стратегического ядерного баланса сил. Несмотря на все заверения Вашингтона о том, что ПРО не направлена против России, верится в это трудно. Ибо размещение противоракетной обороны в той же Польше или Румынии нужно для перехвата ракет, летящих из России, а не Ирана и Северной Кореи.  

Размещение объектов ПРО в Европе уже идет полным ходом. В мае в Польше состоялась церемония закладки комплекса Aegis Ashore («Иджис»), который планируется завершить в 2018 году. Тогда же в Румынии состоялось официальное открытие наземной стационарной комплекса. Элементы ПРО есть и в Испании, и в Турции. Теперь же, как сказал Столтенберг, все они смогут работать «согласованно под командованием НАТО и ее контролем». Единственное, что может обнадежить Москву, — это часть итогового коммюнике, в котором сказано, что «НАТО готов адаптировать свою программу противоракетной обороны, если снизится угроза распространения баллистических ракет».

Еще один угрожающий сигнал для Москвы — решение НАТО усилить свое присутствие в Черном море и над его акваторией. Конкретики пока нет — заседание по этому поводу назначено на октябрь.

Что касается «конструктивного диалога», то он возможен по стандартному набору вопросов: борьба с терроризмом и урегулирование на Ближнем Востоке. Но альянс хоть и решил усилить свою вовлеченность в сирийский конфликт, не спешит ввязываться по полной программе. Кроме того, в итоговом коммюнике сказано, что НАТО продолжает «рассчитывать на конструктивное сотрудничество с РФ, как только ее действия сделают его возможным». То есть как только будет урегулирован конфликт в Донбассе и, возможно, вопрос Крыма. А так как выполнение Минских соглашений затягивается на неопределенный срок, а Крым, как говорят в Москве, вопрос, решенный окончательно и бесповоротно, то и «конструктивное сотрудничество» маячит где-то вдали за горизонтом. 

Видимо, придется смириться с тем, что нынешний статус-кво пусть не «холодной войны», но весьма прохладных пассивно-агрессивных отношений — это надолго.

Как Украине распахнуть двери для НАТО

В российском МИДе, кстати, раскритиковали итоги Варшавского саммита, удивившись тому, что НАТО сосредотачивает свои силы на востоке Европы, тогда как угроза идет с юга. 

«НАТО продолжает существовать в некоем военно-политическом «зазеркалье», — заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. — Разительный дисбаланс в укреплении натовских флангов на фоне беспрецедентных масштабов исходящей с южного направления террористической опасности свидетельствует о все более очевидном отрыве политики блока от действительно насущных потребностей по защите и обеспечению безопасности граждан государств — членов НАТО». 

В таких рассуждениях есть рациональное зерно. Довольно странно, что в Варшаве два дня обсуждают «российскую угрозу», но почти не говорят ни о миграционном кризисе, ни о террористической угрозе в Европе, ни о том, что происходит на Ближнем Востоке.

С другой стороны, удивляться тут нечему. НАТО был создан во времена «холодной войны» для противостояния СССР и странам советского лагеря. В 90-е альянс на время утратил смысл существования и все больше скатывался к роли бюрократической организации. Украинские события и обострение отношений с Россией вдохнули в НАТО вторую жизнь. Внезапно альянс снова стал важным и необходимым элементом европейской безопасности, а заодно инструментом усиления американского влияния в Европе. Так что вряд ли НАТО станет отказываться от этой «путевки в жизнь» и резко переключится от старого доброго соперничества с Россией на борьбу с непонятной террористической угрозой.

В этой военно-политической или даже идеологической конструкции Украина занимает важное место. Заседание Комиссии Украина — НАТО вдохнуло оптимизм в украинское руководство и дало повод надеяться на то, что в Варшаве будут приняты судьбоносные решения — от предоставления летального вооружения до дорожной карты по вступлению в альянс.

На деле же не произошло ни того ни другого. Генсек НАТО Йенс Столтенберг решил взять быка за рога и твердо сказал, что вопрос о членстве Украины в альянсе не стоит. «Фокус сейчас на том, как Украина может выполнять стандарты НАТО, реформы, как можем повысить оперативность и совместимость между украинскими Вооруженными силами и НАТО», — сказал Столтенберг. Действительно, это тот еще фокус.

Чтобы пилюля не была такой горькой, Столтенберг и президент Петр Порошенко договорились «запустить процесс, который позволит Украине получить статус особого партнера с углубленными возможностями». Как сказал Петр Алексеевич, такого особого статуса еще не было ни у одной страны, сотрудничающей с НАТО. Кроме того, утвержден комплексный пакет помощи (КПП) Украине, который включает «13 магистральных и 40 поднаправлений практической помощи».

Глава внешнеполитического ведомства Павел Климкин охарактеризовал пакет как «живой документ, который будет развиваться и дополняться». «НАТО и его члены будут давать столько, сколько Украина сможет эффективно взять», — написал Климкин в Твиттере, и позднее это тезис повторил и президент.

Все это было преподнесено руководством и некоторыми СМИ как колоссальный успех нашей страны. Самый особый из особых и самый углубленный из глубоких статусов, да еще и комплексный пакет помощи – как тут не радоваться? 9 июля президент даже создал комиссию, которая будет координировать евроатлантическую интеграцию Украины. Возглавила ее вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Иванна Климпуш-Цинцадзе.

Но на деле не совсем понятно, в чем будет заключаться статус «особого партнера». Пакет состоит из шести целевых фондов: командование, управление, связь и компьютеры; логистика и стандартизация; кибероборона; управление персоналом; медицинская реабилитация; разминирование. Но, как рассказал в интервью ВВС заместитель директора Института мировой политики Сергей Солодкий, в основном это помощь и программы, которые в той или иной мере уже начали работать в предыдущие два года. Просто теперь они систематизированы в одном пакете. По словам эксперта, 90% того, о чем идет речь в КПП, — это уже существующие программы.

В какой-то мере это мнение подтвердила и Иванна Климпуш-Цинцадзе. «Часть мероприятий этого КПП является продолжением тех программ, которые уже были, но они дополнены. Поэтому помощь НАТО уже работает. Новые направления будем начинать уже сейчас, хотя порой процедуры длятся месяцами. Будем стараться ускорять. Думаю, что начало реальной работы по всем направлениям — это вопрос месяцев», — рассказала она.

Так что говорить о беспрецедентной помощи НАТО — это некоторое преувеличение. Тем более что, как говорят инсайдеры, не была одобрена предложенная программа реформирования и развития ВСУ, целевая программа реформирования и развития оборонно-промышленного комплекса, программа развития вооружений и военной техники. То есть НАТО с Украиной сотрудничает, помогает внедрять стандарты и расти профессионально, но свои ОПК и ВСУ развивайте, будьте добры, сами.

Еще одна победа, о которой можно прочитать в наших СМИ, – политика открытых дверей НАТО.  «Украине приготовиться: НАТО заявил о политике открытых дверей» — такие заголовки можно было прочитать не на одном ресурсе. И действительно, в итоговом коммюнике альянс подтвердил, что не отказывается от этого принципа, который значит, что любая европейская страна, которая соответствует стандартам и ценностям НАТО, может стать членом блока, и никакая третья сторона (читай, Россия) не может на это повлиять. «Только НАТО решает, кого включать в свой состав», — сказано в документе.

На первый взгляд, это позитивно для евроатлантических надежд Украины. Сейчас вопрос о вступлении не стоит, но двери-то открыты. А ведь некоторые эксперты предполагали, что этот пункт может быть изъят из итогового коммюнике, чтобы не провоцировать Россию. Но если прочитать документ в оригинале, становится ясно, что поводов для радости не так уж много. Действительно, сказано и об открытых дверях, и о том, что в НАТО может вступить любая страна, которая «готова и способна принять на себя обязанности и ответственность члена и чье включение может усилить безопасность Североатлантического региона».

Однако в заключительной части параграфа говорится следующее: «Мы остаемся преданными идее интеграции стран, которые стремятся вступить в альянс, оценивая каждую по ее успехам. Мы призываем этих партнеров — Грузию, бывшую югославскую республику Македонию, а также Боснию и Герцеговину — продолжить проводить необходимые реформы и готовиться к членству». Как видим, об Украине речи нет.

В следующих параграфах подробнее говорится о том, что предстоит сделать этим странам. Ну а об Украине сказано, что «стабильная и независимая Украина» — это ключ к евроатлантической безопасности, и еще много хороших, но не конкретных слов о сотрудничестве, углублении сотрудничества, особом партнерстве и т. д.

Очевидно, на Западе действительно пока решили не переводить прохладную войну в совсем холодную, а то и горячую и отложили даже перспективу вступления Украины в НАТО в долгий ящик. В связи с этим возникает логичный вопрос: если у страны нет шансов вступить в НАТО в ближайшие 20–25 лет, о чем говорил, например, председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, не пора ли выстраивать собственную систему безопасности или задуматься о региональном альянсе, вместо того чтобы ломиться в «условно-открытую» дверь?

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка