Эффектная подготовка короткой встречи

№27—28(826) 7—13 июля 2017 г. 06 Июля 2017 1 3.5

Итоги визита в Москву председателя КНР Си Цзиньпина, состоявшегося 4 июля, заставляют предполагать, что наибольшую важность для обеих сторон представляли не столько официальные заявления и опубликованные декларации, сколько скрытая от широкой публики часть переговоров.

На это намекнуло в сообщении о переговорах агентство «Синьхуа», сделавшее акцент на обмене мнениями «по ситуации на Корейском полуострове и в Сирии». Владимир Путин и Си Цзиньпин, как проинформировало официальное агентство правительства КНР, «договорились вместе добиваться урегулирования проблемы полуострова путем диалога и переговоров».

Если достижение взаимопонимания в этом вопросе действительно было наиболее важным результатом встречи, то становится легче понять, почему российский президент именно перед саммитом «двадцатки» вручил китайскому лидеру орден Андрея Первозванного. Ведь по экономическим проблемам, представляющим для Москвы стратегическую значимость (например, строительство китайской части газопровода «Сила Сибири»), достигнуть прогресса так и не удалось. Китайцы до сих пор не приступили к сооружению своей части газопровода, особо не утруждая себя объяснением причин.

Что же касается совместных заявлений РФ и КНР о дальнейшем углублении стратегического взаимодействия и о текущей ситуации в мире, то они содержат главным образом благие пожелания и утверждения о полном совпадении китайской и российской позиций по важнейшим мировым проблемам. Но принимать подобные декларации, подтверждающие единство взглядов после многолетних тесных отношений, которые не омрачались ни серьезными противоречиями, ни публичными разногласиями, имеет смысл только в том случае, если нужно показать готовность выступать единым фронтом в каком-то чрезвычайно важном вопросе.

Очевидно, что для Пекина и Москвы одни и те же мировые проблемы приобретают совершенно разную значимость. КНР не слишком беспокоит ситуация вокруг донбасского конфликта, и Китай намного меньше, чем Россия, вовлечен в вооруженное противостояние в Сирии. В то же время Кремль существенно меньше пугает перспектива глобальной торговой войны, которую может спровоцировать желание президента Трампа вернуть в США промышленное производство.

В чем-то придется уступить

Но главное, что Китай и Россия, несмотря на довольно доброжелательное отношение к геополитическим устремлениям друг друга, не могут содействовать их реализации, не поступаясь собственными интересами. Пекин не может ставить под угрозу свои экономические отношения с ЕС и США, поддерживая стремление Москвы удержать Украину в своей сфере влияния. Кремль же не станет рисковать связями с Вьетнамом и Индией, помогая Пекину закрепить за собой доминирующее положение в регионе.

Однако благодаря северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну, стремящемуся создать баллистическую ракету, которая способна достигнуть американской территории, у китайских и российских властей появилась возможность помочь друг другу. Правда, их подлинные цели и в этом случае расходятся. Для Китая важнее всего лишить США предлога для концентрации крупных военно-морских сил у Корейского полуострова. Руководству России необходимо как можно скорее начать диалог с США на приемлемых для себя условиях. Кремль должен наглядно продемонстрировать крупным экономическим игрокам, что отношения между Россией и Западом уже в ближайшем будущем могут измениться к лучшему.

Если ведущие европейские и американские банки и корпорации не получат подобный сигнал, они начнут сворачивать проекты, предполагающие сотрудничество с российскими структурами (этот процесс, собственно, уже начался). В таком случае Россия и без дополнительных санкций лишится доступа к западным инвестициям и технологиям.

Как стало известно, Путин и Цзиньпин договорились выступить с совместной инициативой, основанной на предложении Пекина обеспечить параллельное замораживание как ракетно-ядерной программы КНДР, вызывающей беспокойство Вашингтона, так и крупномасштабных военных учений США и Южной Кореи, раздражающих Пхеньян.

Россия и Китай являются по сути дела единственными союзниками КНДР. Поэтому их совместное давление неизбежно заставит северокорейскую власть согласиться на условия, которые способны удовлетворить американскую администрацию, оказавшуюся накануне саммита «Большой двадцатки» в сложной ситуации.

С одной стороны, открытое игнорирование северокорейским руководством американских требований заставляет сомневаться в способности Дональда Трампа сохранить американское лидерство, и без того подорванное желанием американского президента пожертвовать интересами геополитических союзников во имя экономической целесообразности. С другой — военные действия США против Северной Кореи непременно создадут угрозу американо-китайского противостояния, что не только резко увеличит глобальную нестабильность, но и нанесет катастрофический удар по мировой экономике.

Трамп еще в январе 2017 г. пообещал, что заставит Пхеньян отказаться от ракетной программы. Многие сторонники американского президента проголосовали за него, поскольку видели в нем сильного лидера, умеющего держать слово. Поэтому решение Ким Чен Ына приурочить испытания межконтинентальной ракеты (КНДР объявила их успешными) ко Дню независимости США может ослабить положение президента не только на международной арене, но и внутри страны.

Если КНР и РФ смогут предложить решение «северокорейской проблемы», которое позволит Трампу выглядеть победителем, не прибегая к военным действиям, то он вполне может пойти на уступки в вопросах, представляющих важность для Пекина и Москвы. И если Китаю необходимо уменьшить военное присутствие США в Юго-Восточной Азии, то для России важнее всего получить перспективу восстановления отношений с Западом и снятия экономических санкций.

Неожиданное признание vs неожиданное поручение

Времена, когда Кремль считал, что этого удастся добиться, не поступаясь собственными интересами, давно в прошлом. Однако российскому президенту (в основном по внутриполитическим причинам) нельзя соглашаться на слишком сильные уступки. Владимиру Путину необходимо выйти из донбасского конфликта не теряя лица, и обеспечить это может только доброжелательная позиция Вашингтона, способного заставить Киев приступить к урегулированию конфликта на приемлемых для Кремля условиях.

Накануне саммита «Большой двадцатки» Москва наглядно продемонстрировала, что готова откровенно обсуждать шаги, направленные на прекращение вооруженного противостояния. При этом российское руководство сделало неожиданное заявление, свидетельствующее о серьезности его намерений: российский министр иностранных дел фактически признал, что Россия является непосредственным участником донбасского конфликта (раньше Москва это неизменно отрицала).

Это произошло 30 июня на втором Международном научно-экспертном форуме «Примаковские чтения» в Москве. Отвечая на вопрос о способности России идти на компромиссы в геополитических вопросах, Сергей Лавров отметил, что участие России в донбасском и сирийском конфликтах было вынужденным (показательно, что в ответе министра действия России на Донбассе и в Сирии открыто сопоставляются).

Но если Россия признает себя (пусть и с оговорками) участником конфликта, она может (и даже обязана) брать на себя ответственность за выполнение тех пунктов Минских соглашений, которые связаны с отводом тяжелого вооружения и прекращением огня. Т. о. Сергей Лавров ясно дал понять: если Киев заставят прекратить огонь, а от Москвы не станут требовать слишком много, на Донбассе быстро установится мир.

Вряд ли подобное заявление (да еще незадолго до саммита «двадцатки») глава МИД России сделал, не имея ясного представления о том, что оно будет услышано в Вашингтоне и получит там благожелательную оценку.

Показательно, что в вопросе, адресованном Лаврову, упоминалось высказывание бывшего госсекретаря Генри Киссинджера, который 29 июня, накануне заявления российского министра, встретился в Кремле с Владимиром Путиным. Киссинджер, который в период правления Никсона существенно помог снизить напряженность в отношениях между СССР и США, на протяжении последних лет неизменно выступал за восстановление российско-американского взаимодействия при условии отказа Кремля от излишних амбиций.

Можно предположить, что накануне саммита «двадцатки» Киссинджер, заявивший после встречи с российским президентом, что у США и России есть перспектива восстановить прежние связи, прилетел в Москву, чтобы обсудить условия и перспективы возможного примирения.

Если это так, то как указания на возможные уступки в пользу России следует рассматривать неожиданное поручение Петра Порошенко подготовить проект изменений Конституции, лишающий Крым статуса территориальной автономии (об этом стало известно накануне встречи Киссинджера и Путина). Если такой законопроект будет принят, то государственно-правовое положение Крыма надолго окажется в «подвешенном» состоянии. Возвращение к той ситуации, которая существовала до проведения в Крыму референдума о присоединении к России, станет принципиально невозможным. Напомним, кстати, что отмена Милошевичем автономного статуса Косова была использована США как повод для того, чтобы признать независимость края от Югославии.

Правда, пока трудно определить, насколько готов сам Трамп отказаться от своей нынешней европейской политики, направленной на укрепление связей со странами Восточной Европы (прежде всего с Польшей), ради того, чтобы восстановить партнерские отношения между США и Россией. Быть может, что стороны еще только выясняют истинные планы и возможности друг друга.

Встреча Путина и Трампа на полях саммита «двадцатки», ознакомительная и непродолжительная, также не позволит дать ответ на этот вопрос. Но эффектная подготовка этой короткой встречи говорит о том, что она способна положить начало новому этапу российско-американского сближения.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Как «Южмаш» берут измором

Американцы не станут искать украинский след на корейских ракетах. Им гораздо...

На пике бодрящей паузы

В Кремле считают, что полный отход Донбасса от Украины принесет России больше вреда,...

Приживаловские миллионы

Почему Институт книги работает в обстановке строжайшей секретности?

Проверка на выходе

Приведет ли смена менеджмента «Укрзалізниці» к смене кланов и группировок,...

То ли комплимент, то ли сигнал

В условиях ухудшения отношений США и Европы возникает вопрос: а не сблизятся ли...

Деградация периферии

Глобальные трансформации охватили не более одной трети из 7 млрд. населения планеты

Загрузка...

Keine Atombombe, Bitte*: Берлин обойдется без ядерного арсенала

Наличие ядерного оружия у одного из членов альянса не означает повышения безопасности...

Влияем на американскую политику — особый путь Киева

Американское издание The Atlantic опубликовало любопытный материал под названием «5...

Пока только тревожно

Новый виток санкций — контрсанкций знаменует собой начало новой фазы втягивания...

Самопоміч: от здравой идеи к «здравому смыслу»

За «Самопоміч» люди голосовали не по идеологическим соображениям, а именно...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
виктор
08 Июля 2017, виктор

Несомненно, по версии автора, 2х часовая встреча с Трампом для Путина полный конфуз на фоне исторического визита Порошенко. Уж угля-то из Пенсильвании Путину не видать как своих ушей. Статью бы очень украсила полит. карикатура в стиле Кукрыниксов в виде вельмишановного в мире П. Поршенко и изгоя карлика В. Путина.

- 8 +

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка