Как нельзя лечить страх перед террором

№1–2(755) 15 — 21 января 2016 г. 14 Января 2016 5

Представьте себе — вы панически боитесь пауков. Если вы обратитесь за помощью к профессионалу, психотерапевт постарается убедить вас в иррациональности ваших страхов. Вновь и вновь он будет повторять вам: эти жуткие на вид длинные лапки совершенно безопасны, а «черные вдовы» встречаются крайне редко. Он даст вам простой, но дельный совет — игнорируйте существ, ползающих по вашему чердаку, просто наслаждайтесь собственной жизнью.

Так, по крайней мере, обязан действовать врач, хорошо разбирающийся в своем ремесле. Неумеха же, напротив, поведает, что пауки представляют огромную угрозу для вашей безопасности. Ваши страхи начнут развиваться по спирали, вырвутся из-под контроля и могут нанести серьезный удар по здоровью.

Лидеры Запада в ответ на агрессию, демонстрируемую «Исламским государством», действуют подобно психотерапевтам-неумехам, раскручивая, а не приглушая угрозу. Они даже используют ее в качестве оправдания практики разжигания ксенофобии.

Страх перед террором способен пустить под откос наши жизни вообще без какого-либо реального теракта, что уже ощутили на себе жители Лос-Анджелеса. В прошлом месяце лишь одно послание, поступившее по электронной почте из анонимного источника, стало причиной закрытия всех школ города, а сумма нанесенного ущерба превысила $20 млн.

Израильтяне слишком давно хорошо с этим знакомы. Во время самых мрачных месяцев второй палестинской интифады (когда смертники периодически подрывали самих себя в публичных местах) террор и связанный с ним ужас, а не терроризм лишил Израиль общественной жизни. Выход в ресторан или театр тогда считался чем-то сродни самоубийству.

Тем не менее объективная вероятность стать жертвой теракта в ресторане или театре вовсе не превышала риск попадания в ДТП во время обычной поездки с работы домой на авто. Туризм практически умер в те дни — и это несмотря на то, что количество случаев насильственной смертности в Вашингтоне в тот период было гораздо выше, чем суммарное число израильтян, погибших за то же время от рук убийц или террористов.

В 2004-м — на последнем году интифады — в Новом Орлеане и окрестностях было убито больше людей, чем во всем Израиле (и это с учетом гражданских жертв интифады).

Занимаясь лечением испытывающего страхи пациента, грамотный терапевт советует ему максимальным образом отвлекать внимание от источника страхов. Боитесь пауков? Так не думайте о них вообще!

А вот политики действуют прямо противоположно. Они никогда вслух не говорят о том, что у жителя Запада гораздо больше шансов утонуть в собственной ванной, чем погибнуть во время теракта. Им больше по душе смаковать подробности биографии каждого террориста, каждой жертвы. Вести себя так — все равно, что развлекать сборище ипохондриков мрачными описаниями интерьеров больничных палат.

Лечение страха перед террором заключается вовсе не в профилактике терактов. Точно так и лечение энтомофобии (болезненной боязни насекомых) состоит не в уничтожении всех насекомых, а терапия ипохондрии вовсе не подразумевает искоренения всех болезней на свете.

И это так, ведь мы просто не в состоянии предотвратить все теракты, истребить всех насекомых или искоренить все болезни. Тем не менее у нас есть инструменты борьбы со страхом, генерируемым упомянутыми проблемами. Увы, правительства продолжают настойчиво навязывать нам террор, как уличный торговец — порнографию.

Террористы жаждут возникновения паники, изменений в коллективном менталитете, а наши нерадивые политики невольно помогают им в достижении этих целей.

Главы правительств активно участвуют в истерии разжигания страхов, поскольку в такой ситуации у них появляется возможность изображать себя спасителями наций. Свою выгоду не упускают и СМИ, ведь сенсации продаются лучше всего. Террористы от этого в восторге — еще бы, ведь их работу за них выполняют другие. Единственной проигравшей стороной во всей этой чрезвычайно странной ситуации остается общество.

Да, и психотерапевт-неумеха, даже разжигая страх пациента перед пауками, по крайней мере при этом не провоцирует размножение пауков. А вот распространение страха перед терроризмом, к сожалению, генерирует еще больше террора. Когда террористы видят, что их действия приводят к желаемым последствиям, они воодушевляются и планируют новые теракты.

Если бы теракты освещались в СМИ в таком же объеме, как, скажем, бытовое насилие (куда более смертоносная угроза), скорее всего, они бы давно уже стали темой для обсуждения историков. Их бы просто не было смысла организовывать, поскольку себестоимость проведения теракта неизменно оказывалась бы выше предполагаемых выгод для его организаторов. Именно это и произошло в 80-е годы с такими террористическими группировками, как «Фракция Красной Армии» и «Красные бригады», когда европейские СМИ начали терять к ним интерес.

Насилие в любой форме — вне зависимости от мотивов — уничтожает жизни и разрушает семьи. Но несмотря на то что постоянное подробное освещение бытового насилия в СМИ действительно могло бы сократить частоту его проявления, такое же освещение терактов служит лишь инструментом их активной пропаганды.

©2015 Los Angeles Times/TNS

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка