Мигрантоапокалипсис Европы

№19–20(738) 4 – 10 сентября 2015 г. 03 Сентября 2015 4.7

1 сентября 2015 г. Ежедневно потоки нелегальных мигрантов прибывают в страны Евросоюза
1 сентября 2015 г. Ежедневно потоки нелегальных мигрантов прибывают в страны Евросоюза

Не успел Европейский Союз разобраться с греческими проблемами, как на первый план вышел новый кризис — нелегальной миграции из стран Африки и Ближнего Востока. На самом деле новой эту проблему можно считать с большой натяжкой, однако ввиду затишья в Греции и падения интереса к Украине именно вопрос растущего числа беженцев-нелегалов доминирует в повестке как европейских СМИ, так и политиков.

Тем более что последняя неделя принесла несколько громких информационных поводов, которые помогли осознать, что проблема нелегальной иммиграции растет подобно снежному кому, который того и гляди погребет под собой весь Евросоюз. На одной из австрийских дорог неподалеку от границы с Венгрией был обнаружен грузовик с телами семидесяти нелегалов, предположительно из Сирии, которые задохнулись из-за недостатка кислорода. К моменту страшной находки люди были мертвы уже почти двое суток.

Менее чем через 24 часа после этого стало известно, что недалеко от ливийского города Зувара в море столкнулись два судна, перевозящие мигрантов. На борту находилось около 500 человек, не менее ста погибли в результате крушения. Но несмотря на ужасные условия доставки и вполне реальный шанс погибнуть как в результате крушения, так и задохнувшись в трюме, поток мигрантов в Европу только усиливается.

Эксперты в один голос признают, что нынешний кризис беженцев стал крупнейшим со времен Второй мировой войны. Если посмотреть на цифры, они растут чуть ли не в геометрической прогрессии. Например, в этом году в Венгрии зарегистрировано уже более 110 тыс. беженцев. В прошлом году в страну прибыло около 43 тыс. мигрантов, а еще годом ранее — всего несколько тысяч. И дело не в том, что выходцы из Северной Африки и Ближнего Востока мечтают поселиться в стране гуляша и Ференца Листа. Просто Венгрия стала очень удобной дверью в ЕС с Балкан, куда и прибывают нелегалы.

К началу августа на границе с ЕС во временных лагерях скопилось 107,5 тыс. мигрантов — рекорд с 2008 г., когда такая статистика вообще начала вестись. Всего в этом году, по данным приграничного агентства Евросоюза Frontex, непосредственно на территории ЕС официально зафиксировано 340 тыс. нелегалов по сравнению со 123,5 тыс. за аналогичный период 2014-го.

Более 300 тыс. попали в Европу по Средиземному морю — 200 тыс. высадились в Греции и еще 110 тыс. — в Италии. Большинство беженцев выбирают относительно короткий путь с территории Турции до греческих островов Кос, Лесбос, Самос и других (по слухам, Турция даже финансирует переправку мигрантов, чтобы побыстрей избавиться от них). Путь в Италию из Ливии дольше и опасней. Именно здесь случались самые резонансные трагедии, например крушение судна у итальянского острова Лампедуза в апреле этого года, в результате которого погибли около 800 человек. Только в этом году до Европы не добрались 2400 беженцев. В прошлом году количество погибших составило около 5,5 тыс. человек.

Согласно тому же Frontex, большая часть мигрантов бежит из Сирии. Далее идут выходцы из Афганистана, Эритреи. Причем в последнее время это не только беднейшие беженцы, чьи дома были разрушены войной. Путь в Европу обходится недешево — бандам, которые занимаются людским трафиком, нужно платить тысячи долларов за сомнительную переправку на другой континент. Многие беженцы принадлежат к среднему классу и считают, что раз Европа помогла в дестабилизации их стран, теперь она обязана их содержать.

Если говорить не только о нелегалах, но и о тех, кто официально прибыл в ЕС и попросил убежища, цифры будут намного выше. Только Германия ожидает в этом году до 800 тыс. заявок на предоставление убежища. В прошлом году все 28 стран ЕС вместе взятые приняли 626 тыс. мигрантов. Именно ФРГ является одной из самых привлекательных стран для переселенцев благодаря сильной экономике и социальным программам.

Вообще на территории ЕС действует так называемая Дублинская система приема беженцев, основанная на одноименной конвенции, которая гарантирует иностранным гражданам право просить статус беженца в любой стране ЕС на одинаковых условиях в соответствии с Женевской конвенцией и правилами Евросоюза. Согласно последним изменениям, ответственность за беженца несет первая страна ЕС, в которой он сдал отпечатки пальцев и попросил убежища.

Но относительно беженцев существуют и национальные законодательства разных стран. И если в Германии им платят пособие в районе 400 евро в месяц, гарантируют бесплатное медицинское обслуживание и другие льготы, то, к примеру, в Польше ничего подобного нет. Именно поэтому нелегалы больше всего рвутся в Германию и Северную Европу, а такие страны, как Италия, Греция и Венгрия, куда они прибывают, охотно закрывают глаза на правила о сдаче отпечатков и позволяют нелегалам ехать дальше.

Все больше европейских политиков говорят о том, что Дублинская система не работает и пора что-то менять. «Думаю, нужно найти быстрое решение, в противном случае все страны будут действовать в одиночку и больше не будет духа Европейского Союза», — заявил министр иностранных дел Австрии Себастьян Курц. И не он один разделяет такие настроения — все чаще политики заявляют о том, что нужно ограничивать Шенгенскую зону и возвращаться к старым добрым границам, таможенному контролю и прочим «прелестям».

Пока что политики высшего уровня — Ангела Меркель, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и другие — резко выступают против таких предложений. По их словам, это может поставить под угрозу само существование ЕС. Проблему нужно решать сообща и всем нести бремя приема беженцев. Они выступают за равное распределение мигрантов между странами Евросоюза. Должны быть разработаны квоты, согласно которым каждое государство обязано будет принять то или иное количество беженцев в зависимости от собственного экономического положения. По словам Меркель, Европа — континент богатый и с такой нагрузкой справится. Правда, на саммите ЕС в июне это решение не удалось принять из-за резкой критики ряда стран.

По мрачной иронии судьбы, грузовик в Австрии был обнаружен как раз в день экстренной встречи лидеров европейских государств с балканскими коллегами в Вене, посвященной проблеме нелегальной иммиграции. Ангела Меркель признала, что шокирована новостями о том, как погибли люди, прибывшие в Европу в поисках безопасности. Она призвала членов ЕС сплотиться и проявить солидарность в решении проблемы. Но, похоже, именно с солидарностью все не так гладко.

«Младоевропейцы» вроде Венгрии, Словакии, Хорватии и других находятся в особенно неприятном положении. Их экономический запас прочности не так велик, как у Германии или Франции, но именно к ним сначала прибывает большой поток мигрантов с Балкан. Кроме того, далеко не все представители этих стран считают, что должны нести ответственность за каких-то беженцев. То, что у всех на уме, еще в июле высказал премьер-министр Словакии Роберт Фицо, известный своими резкими заявлениями.

«Какое отношение Словакия имеет к тому, что произошло в Ливии, Ираке или Сирии? Абсолютно никакого. Это мы бомбили Ливию? Это мы ликвидировали режим в Ираке? Мы дестабилизировали ситуацию в Сирии? Какое отношение мы имеем к этим территориям? Мы не несем ответственности за ситуацию в этих странах. Поэтому мы не хотим, чтобы нас заставляли заботиться об этих людях», — заявил Фицо в интервью Radio Slovakia International. (en.rsi.rtvs.sk)

Со словацким премьером трудно поспорить. Но если Словакия может считать, что не имеет отношения к дестабилизации ситуации, то Евросоюз в целом вместе со своим союзником США как раз таки несет ответственность за упомянутые события.

В экспертной среде существует определенный консенсус, что нынешний миграционный кризис обусловлен кумулятивным эффектом. Точкой отсчета можно считать начало военной операции в Афганистане после терактов 11 сентября. Затем было свержение, может, и не самого демократичного, но стабильного режима Саддама Хуссейна в Ираке. В 2010 г. по Северной Африке прокатилась активно поддержанная американцами и европейцами «арабская весна», которая развалила еще несколько худо-бедно устойчивых режимов.

Процесс дестабилизации ускорился с военной интервенцией международных сил в Ливию и свержением Муаммара Каддафи. После этого одна из без преувеличения самых процветающих стран региона, в которой люди неплохо жили и по среднеевропейским меркам, погрузилась в хаос. И сегодня ее территория фактически разделена на несколько частей и с переменным успехом контролируется военными, чиновниками и полевыми командирами.

Гражданская война в Сирии, в которой США активно поддерживали «умеренную оппозицию», окончательно подорвала хоть какое-то подобие системы безопасности в регионе. «Умеренная оппозиция» очень быстро превратилась в экстремистское «Исламское государство», которое называют одной из главных угроз мировой безопасности.

Все это и породило снежный ком миграции, о чем говорилось выше. Нужно еще отметить, что хаос в Ливии привел не только к тому, что часть местного населения решила перебраться в Европу в поисках лучшей жизни. Эта не так давно благополучная страна благодаря своему расположению стала «окном в Европу» для десятков тысяч беженцев со всей Африки. Естественно, при «диктаторе» Каддафи такой трафик был невозможен.

Исполнительный директор международной благотворительной организации Save The Children Джастин Форсайт после инцидента с грузовиком в Австрии заявил, что европейцам должно быть «стыдно за то, что они позволяют детям умирать на пороге». По его мнению, ни одна страна ЕС не может решить проблему самостоятельно. Нужен комплексный подход — борьба с бандами перевозчиков, но в то же время открытие легальных каналов для беженцев и усовершенствование системы предоставления убежищ с равномерным распределением беженцев.

Но на практике, несмотря на постоянные экстренные совещания руководства Евросоюза, решение проблемы развивается в двух прямо противоположных направлениях. С одной стороны, разрабатываются квоты и выделяются средства государствам для размещения мигрантов (по мнению того же Орбана, выделяются неравномерно и унизительно, обделяя новых членов). Лидеры ЕС напоминают, что европейские ценности заключаются в том числе в гуманизме и помощи ближнему.

Но с другой — ужесточается контроль на границах и режим приема мигрантов. Евросоюз еще в конце весны увеличил бюджеты пограничных служб в Средиземном море и принял решение о затоплении кораблей контрабандистов (к счастью, не вместе с людьми, как поначалу писали некоторые СМИ). Венгрия уже сообщила, что планирует построить 175-километровый забор с колючей проволокой на границе с Сербией (не только нашим политикам приходят в голову такие светлые идеи) и рассматривает возможность привлечения армии к патрулированию границы. Это, кстати, вызвало у местных интернет-остряков не вполне политкорректные сравнения с фильмом «Мировая война Z», в котором Израиль во время зомби-апокалипсиса пытался отгородиться от нашествия живых мертвецов стеной. Конечно же, напрасно.

Ужесточила контроль на границе Чехия. Бельгия и Финляндия также рассматривают вопрос возвращения некоторых пограничных инструментов. Все это потенциально может привести если не к краху, то к ограничению Шенгенского режима. Ряд стран, не только вышеупомянутая Словакия, вообще не желают принимать беженцев. Например, польский президент Анджей Дуда объяснил отказ от приема мигрантов тем, что в Польше, дескать, ждут сотни тысяч беженцев из Украины (хотя официальный статус беженцев в этой стране был предоставлен единицам).

Но все чаще можно услышать мнение, что ни стенами, ни размещением всех желающих на территории Европы проблему не решить. Нужно бороться не со следствиями, а с причиной беспрецедентной волны миграции, то есть сделать все для стабилизации ситуации на Ближнем Востоке и севере Африки. Но если ломать легко, то на восстановление уйдут годы. В мае Нидерланды объявили о выделении 50 млн. долл. на проекты развития в нескольких африканских странах — Сенегале, Гане и других. Повышение уровня жизни способствовало бы уменьшению притока мигрантов в Европу.

Но другие страны не спешат присоединяться к программам. Да и вкладывать деньги в раздираемые войной страны вроде Сирии — дело бесполезное, сначала нужно прекратить насилие. Тем более что пока европейские лидеры, может, и чувствуют ответственность за расшатывание региона, но прямо предпочитают об этом не говорить.

Еще в апреле на совещании после крушения судна у Лампедузы президент Франции Франсуа Олланд в неожиданную минуту просветления задался вопросом: «Почему происходит так, что через более чем три с половиной года после западного военного вмешательства в Ливии не было никаких размышлений о том, что должно произойти дальше?» Но глава правительства Люксембурга Ксавье Беттель «расставил все по местам».

«Если бы я следовал вашим рассуждениям, то можно спросить, был ли Саддам Хусейн лучшим решением, чем то, что мы имеем сейчас? Был ли Каддафи лучшим решением? Нет. Я думаю, что важно иметь демократию. Дело в том, что мы хотим большей демократии, и мы думали, что переход пройдет лучше» (www.bfm.ru), — заявил он.

Вот и приходится политикам вроде главы Европейского парламента Мартина Шульца обвинять правительства отдельных стран в цинизме и нежелании сотрудничать. (www.trust.org) Но к реальному решению проблемы все слова о демократии и европейских ценностях Брюссель не приблизят. Если Евросоюзу не удастся выработать эффективную миграционную политику, не исключено, что через несколько лет Украине будет просто некуда евроинтегрироваться.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка