Милосердие первого сорта

№41–42(749) 20 — 26 ноября 2015 г. 19 Ноября 2015 1 5

Об ушедших в мир иной принято говорить или хорошо, или ничего. И, разумеется, о погибших в ужасающих терактах парижанах, которые проводили пятничный вечер на музыкальном концерте, отдыхали с друзьями в ресторане или пошли на футбол, можно говорить только с болью и любовью, выражать сочувствие их родным и близким. И это сочувствие охватило весь земной шар, являясь естественной реакцией на трагедию.

Но есть в проявлении даже столь искреннего и всеохватывающего человеческого чувства нюансы, которые вызывают вопросы к этому цунами сострадания, через социальные сети и СМИ наматывающего круги вокруг нашей потрясенной планеты.

И тут вспоминаются не только слова булгаковского Воланда о милосердии, которое «иногда... проникает в самые узенькие щелки», сколько мысль еще одного персонажа о людях, которых порой, как жулик-буфетчик осетрину, делят на сорта: одни первой, а другие второй свежести.

Такими же «разносортными», судя по реакции человечества, бывают и жертвы терактов. Они, оказывается, могут стать жертвами важными, главными, достойными вселенской скорби, или жертвами второстепенными, подобной скорби недостойными.

О французах скорбят, потому что они — французы?

  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №1
  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №2
  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №3
  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №4
  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №5
  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №6
  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №7
  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №8
  • Милосердие первого сорта, фото №9

    Милосердие первого сорта, фото №9, фото №9
  • Милосердие первого сорта, фото №10

    Милосердие первого сорта, фото №10, фото №10
  • Милосердие первого сорта, фото №11

    Милосердие первого сорта, фото №11, фото №11
  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №12
  • Милосердие первого сорта, фото №13

    Милосердие первого сорта, фото №13, фото №13
  • Милосердие первого сорта, фото №14

    Милосердие первого сорта, фото №14, фото №14
  • Милосердие первого сорта, фото №15

    Милосердие первого сорта, фото №15, фото №15
  • Милосердие первого сорта, фото №16

    Милосердие первого сорта, фото №16, фото №16
  • Милосердие первого сорта, фото №17

    Милосердие первого сорта, фото №17, фото №17
  • Милосердие первого сорта, фото №18

    Милосердие первого сорта, фото №18, фото №18
  • Милосердие первого сорта, фото №19

    Милосердие первого сорта, фото №19, фото №19
  • Цветы у посольства Франции в Киеве

    Цветы у посольства Франции в Киеве, фото №20
  • Милосердие первого сорта, фото №21

    Милосердие первого сорта, фото №21, фото №21
  • Милосердие первого сорта, фото №22

    Милосердие первого сорта, фото №22, фото №22
  • Милосердие первого сорта, фото №23

    Милосердие первого сорта, фото №23, фото №23
  • Милосердие первого сорта, фото №24

    Милосердие первого сорта, фото №24, фото №24
  • Милосердие первого сорта, фото №25

    Милосердие первого сорта, фото №25, фото №25
  • Милосердие первого сорта, фото №26

    Милосердие первого сорта, фото №26, фото №26
  • Милосердие первого сорта, фото №27

    Милосердие первого сорта, фото №27, фото №27
  • Милосердие первого сорта, фото №28

    Милосердие первого сорта, фото №28, фото №28
  • Милосердие первого сорта, фото №29

    Милосердие первого сорта, фото №29, фото №29
  • Милосердие первого сорта, фото №30

    Милосердие первого сорта, фото №30, фото №30
  • Милосердие первого сорта, фото №31

    Милосердие первого сорта, фото №31, фото №31
  • Милосердие первого сорта, фото №32

    Милосердие первого сорта, фото №32, фото №32
  • Милосердие первого сорта, фото №33

    Милосердие первого сорта, фото №33, фото №33
  • Милосердие первого сорта, фото №34

    Милосердие первого сорта, фото №34, фото №34
  • Милосердие первого сорта, фото №35

    Милосердие первого сорта, фото №35, фото №35
  • Милосердие первого сорта, фото №36

    Милосердие первого сорта, фото №36, фото №36
  • Милосердие первого сорта, фото №37

    Милосердие первого сорта, фото №37, фото №37
  • Милосердие первого сорта, фото №38

    Милосердие первого сорта, фото №38, фото №38
  • Милосердие первого сорта, фото №39

    Милосердие первого сорта, фото №39, фото №39
  • Милосердие первого сорта, фото №40

    Милосердие первого сорта, фото №40, фото №40
  • Милосердие первого сорта, фото №41

    Милосердие первого сорта, фото №41, фото №41
  • Милосердие первого сорта, фото №42

    Милосердие первого сорта, фото №42, фото №42
  • Милосердие первого сорта, фото №43

    Милосердие первого сорта, фото №43, фото №43
  • Милосердие первого сорта, фото №44

    Милосердие первого сорта, фото №44, фото №44
  • Милосердие первого сорта, фото №45

    Милосердие первого сорта, фото №45, фото №45
  • Милосердие первого сорта, фото №46

    Милосердие первого сорта, фото №46, фото №46
  • Милосердие первого сорта, фото №47

    Милосердие первого сорта, фото №47, фото №47
  • Милосердие первого сорта, фото №48

    Милосердие первого сорта, фото №48, фото №48
  • Милосердие первого сорта, фото №49

    Милосердие первого сорта, фото №49, фото №49
  • Милосердие первого сорта, фото №50

    Милосердие первого сорта, фото №50, фото №50
  • Милосердие первого сорта, фото №51

    Милосердие первого сорта, фото №51, фото №51
  • Милосердие первого сорта, фото №52

    Милосердие первого сорта, фото №52, фото №52
  • Милосердие первого сорта, фото №53

    Милосердие первого сорта, фото №53, фото №53
  • Милосердие первого сорта, фото №54

    Милосердие первого сорта, фото №54, фото №54
  • Милосердие первого сорта, фото №55

    Милосердие первого сорта, фото №55, фото №55
  • Милосердие первого сорта, фото №56

    Милосердие первого сорта, фото №56, фото №56
  • Милосердие первого сорта, фото №57

    Милосердие первого сорта, фото №57, фото №57
  • Милосердие первого сорта, фото №58

    Милосердие первого сорта, фото №58, фото №58
  • Милосердие первого сорта, фото №59

    Милосердие первого сорта, фото №59, фото №59
  • Милосердие первого сорта, фото №60

    Милосердие первого сорта, фото №60, фото №60
  • Милосердие первого сорта, фото №61

    Милосердие первого сорта, фото №61, фото №61

Всем памятно нападение на редакцию «Шарли Эбдо» и последовавший за этим медиарезонанс. А что же с реакцией на подобные теракты в других городах и странах? Сообщения об этих трагедиях не всегда попадают на ленту главных новостей. Особенно если речь идет о странах, отдаленных от мировых столиц.

Мой знакомый, занимающийся интернет-СМИ и давно мыслящий в кликах и глубине просмотров, пояснял, что дело тут даже не в том, что это неинтересно журналистам, а просто эти новости не читает аудитория: она безразлична к терактам в Йемене или Нигерии, сколько бы людей там ни погибло. Можно даже составить своеобразную шкалу, какое количество погибших иракцев или ливанцев «эквивалентно» жертвам теракта в Европе. Коэффициент их «ценности» и последующего «сострадания» — как минимум десять.

Для того чтобы сострадать парижанам, созданы все условия. Фейсбук предлагает окрасить аватарку во французский триколор; по всему миру приняли цвет французского флага исторические здания — от Оперного театра в Сиднее до Биг-Бена и Останкинской башни, склоняют головы в Монреале перед игрой НХЛ, а в европейских столицах — перед футбольными матчами, участвуют во всеевропейской минуте молчания и, конечно, несут цветы и свечи к посольствам.

И причина не в том, что погибли французы, говорит в недавнем телерепортаже москвичка, мы пришли бы, если бы погибли и сирийцы, любые другие люди. Однако к посольствам Сирии и Ирака не приходят и не несут цветы, хотя в Ираке от терактов ежемесячно гибнут значительно больше людей, чем недавно в Париже. К примеру, только в октябре, по данным Миссии ООН по оказанию содействия Ираку (МООНСИ), в этой стране в результате терактов, насилия и в вооруженных столкновениях погибли 714 иракцев, в том числе 559 мирных жителей.

Да, теракты в Ираке продолжаются с начала войны 2003 г., все привыкли. В конце концов, «не носить же цветы к посольству каждую неделю»? Но вот накануне трагедии в Париже был еще один теракт, только в пригороде Бейрута. Два смертника подорвали себя на улице ливанской столицы, погибли 43 человека, 240 — ранены и травмированы. Почему ливанская трагедия по уровню сочувствия оказалась несопоставимой с парижской?

Красили ли аватарки в турецкий флаг, когда месяц назад от взрывов перед митингом в Анкаре погибли почти 100 человек?

В апреле боевики «Аш-Шабаба» убили 147 студентов-христиан в кенийском городе Гарисса. А два года назад в торговом центре в столице Кении Найроби был убит 61 заложник — террористы убивали тех, кто не знал имени матери Мухаммеда и не мог цитировать Коран. Какие цвета на флаге Кении?

А какие цвета на флаге Нигерии? За день до сдачи этого номера в печать в городе Йола прогремел мощный взрыв. В результате теракта погибли более 30 человек, 81 получил ранение. В какой западной столице несли цветы к посольству этого африканского государства?

Не думайте, что на Западе подобными вопросами не задаются. Например, британская журналистка Сара Юэн, проживающая в Таиланде, очень хорошо написала, почему не ставит в профиль французский флаг. «Потому что то, что накануне произошло в Париже, ежедневно происходит в Йемене с молчаливого согласия западных сил. Потому что то, что произошло в Париже, регулярно происходит в Ираке и Афганистане. И как-то не слышно общемирового протеста, когда 200 человек погибли при взрыве бомбы на рынке буквально неделю назад. Потому что все молчат о жестокости в Палестине. И Нигерии. А мы — современный западный мир — просто наблюдаем со стороны, как будто не несем за это ответственности».

Кстати об окрасах. В Египте пирамиды подсветили цветами флагов России, Ливана и Франции. Там милосердия хватило на все три страны, пострадавшие от ужасных терактов.

Да и можно ли ждать сочувствия граждан США по отношению к жертвам бесконечных терактов в Ираке, если американцы сами пришли в эту страну с войной под абсолютно надуманным предлогом наличия оружия массового поражения у Багдада? Пришли нести туда «демократию» так, как они ее понимают. Кстати, первая бомба после оккупации страны взорвалась в кинотеатре, где в духе привнесенных в Ирак «свобод» демонстрировался порнофильм.

Когда под американскими, французскими и английскими бомбами, обрушившимися на Ливию, погибли внуки Каддафи, кто скорбел в Нью-Йорке, Париже или Лондоне?

Запад никак не поймет (или не желает понять?), что человечество — это не корпорация «Макдональдс», в ресторанах которой по всему миру можно насадить одни и те же стандарты и правила. Нации развиваются с разной скоростью и последовательностью. Саддам или Каддафи были подобны тем монархам средневековой Европы, которые силой и кровью лепили нынешние европейские нации из разрозненных племен и феодальных деспотий. Диктатура была требованием того времени и, возможно, остается насущной необходимостью для некоторых развивающихся народов и сейчас. И имеют ли какое-либо моральное право скорбеть по тысячам жертв Саддама те, чье вмешательство привело к гибели сотен тысяч?

«Париж, который мы себе представляем»

А была ли вселенской скорбь по погибшим в российском самолете над Синаем? Кажется, такой скорби не проявили даже некоторые россияне, те, которые сейчас несли цветы к французскому посольству. И это не только российские фотомодели, для которых Париж является местом работы. Просто выразить соболезнования по случаю мировой трагедии куда важнее, чем откликнуться на боль соотечественников. Точно так же мыслят многие московские обитатели Фейсбука.

К примеру, некоторые российские СМИ после парижской трагедии убрали развлекательный контент, а когда последовали критические отзывы о том, что такого не происходило после катастрофы аэробуса над Синаем, от имени GQ колумнист Александр Беленький написал дословно следующее: «Мы быстро забыли о катастрофе самолета в Египте, в которой погибли больше двухсот наших соотечественников. Но не потому, что мы черствые и злые. Просто Россия — это такая привычная территория беды, где всегда что-то происходит. Кроме того, мы как-то не представляем себе ни тот самолет, ни тех людей, фантазии не хватает, а Париж мы представляем себе все».

Что ж, чрезвычайно точно и откровенно сказано. И в этом глубочайший моральный ущерб всех людей, и в их числе и французов, и русских, и украинцев, не представляющих себе горя афганцев, которых «случайно» разбомбили на свадьбе или в больнице их американские союзники, иракцев или сирийцев и ливийцев, благодаря «инъекциям демократии» погрузившимся в гражданскую войну. Но они представляют себе Париж и солидарны с французским горем. Потому и имеем европейскую скорбь первой категории, которая явно куда более востребована, чем сочувствие по поводу «второсортных» азиатских или африканских трагедий, да даже и собственного горя, которое за окном.

Ведь киевляне несли цветы к голландскому посольству после сбитого «Боинга» и причисляли себя к «шарли» вместе со всем прогрессивным человечеством в январе 2015-го, когда Донбасс накрывал снаряд за снарядом. И, не исключено, те же киевляне активно делились в соцсетях сомнительной шуткой о снаряде, который попал в донецкую больницу, чтобы «они поправлялись».

Наверное, те, кто видел в этом свою моральную — пусть и своеобразную — поддержку, действительно не представляли и не представляют себе жизнь под артиллерийскими обстрелами.

Пианист Давид Мартелло проехал 600 км, чтобы исполнить на специально привезенном пианино Imagine Джона Леннона у парижского театра «Батаклан». Джон Леннон предлагал вообразить, что нет стран и нет религий и еще много всего такого. Но это очень трудоемко — гораздо проще покрасить аватарку.

«Шарли Эбдо» и после

Кстати о «Шарли Эбдо». Казалось бы, минута славы и взлет тиражей этого издания уже позади. Но реакция из России на отвратительные рисунки о синайской авиакатастрофе оказалась неожиданным подспорьем редакции. Так что в журнале приободрились и перед самым 13 ноября нарисовали уж совсем гнусную картинку.

Когда говорят, что этот эпатажный журнал — еще не вся Франция, это, безусловно, так. Франция — это не «Шарли», но «Шарли», бесспорно, Франция. Читатель сайта «2000» Вероника в комментарии к материалу Сергея Лозунько «Теракты в Париже....», публикуемом в этом номере, точно написала: «Своим молчанием по поводу кощунственных карикатур французы приравняли себя к Шарли».

Так же молчаливо, но с откровенным болезненным любопытством, как острое реалити-шоу, обычно смотрят наши «западные партнеры» репортажи с юго-востока Украины. И с цветами к нашим посольствам не спешат.

Разделение трагедий на достойные сочувствия, или равнодушия, или даже осмеяния — это вполне по-европейски. Это давние двойные стандарты. Российский журналист Виктор Мараховский вспоминает, как был в командировке в Брюсселе во время захвата «Норд-Оста». «Нас водили по штаб-квартире НАТО. Мы идем, и вдруг шум, оживление, какие-то люди, включая генсека НАТО Робертсона, торопятся к большим плазменным панелям, передающим Си-эн-эн в прямом эфире. В Москве в здании ДК на Дубровке захвачены зрители мюзикла «Норд-Ост»! Смотрят с веселым интересом, лопочут. Так вот. Сначала телевизор с перепугу назвал было захватчиков «Норд-Оста» «террористами». Потом очень быстро, через минуту, они превратились в «вооруженных людей». Наутро они стали «ребелз», то есть «повстанцами». Потом «чечен файтерз», то есть «чеченскими бойцами, требующими прекращения войны на их родине». И наконец — когда наш табунчик журналистов уже улетал из Брюсселя — мы узнали, что «в результате штурма театра в Москве российским спецназом погибли больше ста человек».

Двойные стандарты реакции на подобные трагедии давно уже стали нормой, привычной для нас. Мы уже не замечаем их. Франсуа Олланд ввел чрезвычайное положение, в числе прочего предполагающее и определенный «контроль над СМИ». Логика этого решения не только абсолютно понятна любому мыслящему человеку, оно получило и безусловное одобрение общественности. Но вспомните, сколько было стенаний о «защите свободы слова» в России в ходе чеченских войн?

«Это нечестно, что одни жизни стоят дороже других. Если мы все сегодня французы — тогда мы все должны стать сирийцами, курдами, иракцами, йеменцами. Нам стоит уже сейчас запастись фотографией в профиле, чтобы в нужную минуту аватар поменять. Это может потребоваться уже сегодня. И, что самое важное, нам нужно остановить все это. Остановить рост числа погибших. Без этого нам нужно признать, что мы сами являемся причиной всех этих бед и трагедий. Мы — близорукое население западного мира, и нам интересны только мы сами — наш стиль жизни, наши люди», — пишет Сара Юэн. И ее выступление остается гласом вопиющего в пустыне.

Хотя реакция на трагедию является и ключом к разгадке скорби «разной свежести». Это нежелание «представить себе». Представить себе жителей Ливии, по мановению чьей-то волшебной палочки переместившихся из вполне комфортной для проживания страны в хаос, сирийцев, потерявших родных и близких среди атак различных боевиков и в европейских морях при попытке достигнуть ЕС-Эдема. Если для вас не существует всех этих людей из разрушенных стран, то и не удивляйтесь их ненависти, отчаянию и желанию мстить за своих матерей, жен и детей, убитых при насаждении в их странах демократии по западным образцам.

Пока ты не встречаешься с этими людьми лицом к лицу.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
татьяна солохина
21 Ноября 2015, татьяна солохина

Всё очень правильно написано.

- 6 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка