Минские соглашения: украинские трудности, европейские перспективы

№43(793) 28 октября — 3 ноября 2016 г. 27 Октября 2016 4.1

Пресс-служба Президента Украины сообщила 26 октября об очередном телефонном разговоре между Петром Порошенко и вице-президентом США Джо Байденом. АП также отметила, что украинский лидер призвал укреплять трансатлантическое единство, необходимое для продолжения политики санкций против России.

Будет ли оно использовано для продолжения политики санкций, зависит прежде всего от Киева. Если Евросоюз сочтет, что Киев саботирует реализацию Минских соглашений, то Вашингтон может пойти на смягчение или даже снятие санкций, введенных в связи с вмешательством России в конфликт на Донбассе. Причем американская администрация пойдет на это ради сохранения того самого трансатлантического единства, о котором так тревожится украинский президент.

Москва в ожидании «холодного мира»

Кремль не рассчитывает, что новая американская администрация пойдет на снятие санкций. Отношения между США и Россией останутся напряженными и после победы Клинтон (в подобном исходе американских выборов вряд ли можно сомневаться). Более того, вполне возможен новый всплеск напряженности между Москвой и Вашингтоном.

Межгосударственные противоречия между РФ и США останутся теми же, что и при Обаме. Россия хотела бы, чтобы часть постсоветского пространства признали зоной ее влияния, а ситуация на Ближнем Востоке определялась бы при непосредственном российском участии.

Очевидно, что новая администрация США, как и нынешняя, не согласится с подобными требованиями. Поэтому противоречия в российско-американских отношениях никуда не денутся. Но это не значит, что они будут все больше обостряться. Вашингтон не желает, чтобы Москва оказалась в объятиях Пекина, а потому не станет доводить дело до новой «холодной войны». Намного выгоднее для него сохранить нынешний формат отношений, позволяющий, когда это необходимо, взаимодействовать с российской властью по отдельным вопросам, но в то же время делающий невозможным внешнеполитическое сближение между Россией и Западом.

В ситуации, когда альянс с европейскими государствами принципиально невозможен, США становится главным партнером России среди государств западного мира. При этом экономическое взаимодействие между Евросоюзом и Россией сохраняется, блокируя провозглашенный Москвой еще в 2014 г. «разворот к Азии».

В Москве готовятся к сохранению нынешнего «холодного мира», а потому российские политики сознательно посылают американскому руководству разнонаправленные сигналы. Так, 25 октября заместитель главы МИД России Сергей Рябков выступил с прогнозом о том, что Москва и Вашингтон в ближайшем будущем не смогут нормализовать отношения, а потому антироссийские санкции сохранятся и при новой администрации США. Таким образом, российское внешнеполитическое ведомство дало понять, что не питает надежды на то, что после победы Клинтон удастся договориться с американской администрацией на устраивающих Россию условиях.

При этом 24 октября Сергей Иванов (бывший руководитель кремлевской администрации, а ныне спецпредставитель российского президента по вопросам природоохранной деятельности) заявил, что Москва после президентских выборов будет готова к «реальной политике» в отношениях с Вашингтоном. Одновременно российский политик, который, как считается, принадлежит к группировке, выступающей за жесткую позицию в конфликте с Западом, выразил желание, чтобы во внешнеполитическом курсе США «возобладал американский прагматизм».

Насколько «прагматичной», по российским меркам, окажется администрация Клинтон, пока предсказать трудно. Однако нет сомнения в том, что новое американское руководство будет отличаться куда большей внешнеполитической активностью, чем нынешнее. На протяжении долгого времени Барак Обама стремился сократить участие США в международной жизни. В результате Вашингтон упустил из-под контроля ситуацию на Ближнем Востоке, что привело к росту противоречий между стратегическими союзниками США — Саудовской Аравией и Турцией и к резкому повышению их внешнеполитической самостоятельности. А в Юго-Восточной Азии усилилось экономическое лидерство Китая, которое может привести к изменению сил и на геополитическом уровне.

Поэтому администрация Клинтон вынуждена будет проводить активную политику как в наиболее значимых геополитических регионах, так и на глобальном уровне. Однако главные цели американского курса будут все же сосредоточены в экономической плоскости. Мировая экономика балансирует на грани затяжного кризиса. И для Вашингтона важно не только остановить его развитие (как показала высокая поддержка Дональда Трампа и Берни Сандерса, в США растут протестные настроения, и американская политическая система может не выдержать снижения уровня жизни), но и сохранить глобальное лидерство.

А для этого нужно добиться подписания соглашений о Транс-Тихоокеанском и Транс-Атлантическом партнерстве. Это будет очень непросто, и администрации Клинтон наверняка придется идти на политические уступки, чтобы сделать лидеров других государств более сговорчивыми и заодно продемонстрировать стремление США поддерживать международную стабильность. А для Европы сейчас крайне важно восстановить спокойствие в Украине.

Личные «дорожные карты» для европейских партнеров

То, что думают по этому поводу европейские лидеры, стало понятно после саммита ЕС, проходившего в Брюсселе 20-го и 21 октября. На повестке дня стояли вопросы, представляющие наибольшую значимость: подписание торговых соглашений с экономическими партнерами Евросоюза, миграция и политика по отношению к России, в том числе реакция на действия РФ в Сирии.

Экономические проблемы для Евросоюза сейчас наиболее болезненны: богатые европейские страны опасаются утратить нынешний уровень благосостояния, а наиболее бедные члены ЕС протестуют против эгоистической политики более успешных государств. Поэтому Евросоюз должен показать, что может действовать как единое целое. Пока это не всегда удается. Особенно показательна в этом отношении ситуация вокруг договора о свободной торговле между ЕС и Канадой, которая, кстати, также обсуждалась на последнем саммите. Как известно, бельгийская провинция Валлония заблокировала подписание этого соглашения, к тому времени уже одобренного всеми членами Евросоюза, включая Бельгию.

Очевидно, что добиться единой позиции относительно соглашения о свободной торговле с США будет еще труднее. Тем более что между Вашингтоном и Берлином сохраняются острые разногласия по ряду вопросов, и ни одна из сторон не желает уступать (нужно отметить, что требования Германии поддерживают и другие европейские государства).

Но в российском вопросе европейским лидерам все же удалось прийти к согласию. В итоговых документах отмечается, что Евросоюз не хотел бы обострять напряженность в отношениях с Россией, но будет противодействовать российской политике, направленной на ослабление ЕС. При этом главы европейских государств подтвердили свою готовность к диалогу с Россией, однако отметили, что не собираются отказываться ради этого от своих «ценностей и принципов».

Впрочем, если действия России в Сирии подверглись общему осуждению, то столь же однозначная оценка ситуации, сложившейся на Донбассе, в итоговых документах отсутствует.

По всей видимости, это может служить доказательством того, что Евросоюз заинтересован не столько в ослаблении российского влияния на постсоветском пространстве (и в частности в Украине), сколько в сохранении стабильности у своих границ.

Это понимают и в Москве, которая также заинтересована в скорейшем урегулировании конфликта при условии, что ей удастся сохранить влияние в самопровозглашенных республиках и после того, как они войдут в состав Украины.

Как известно, в ходе последней встречи в «нормандском формате», прошедшей в Берлине 19 октября, Петр Порошенко, Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Владимир Путин так и не смогли выработать единый сценарий мирного урегулирования. Однако украинскому президенту ясно дали понять, что он не сможет отложить шаги в политической сфере, которые Киев должен сделать в соответствии с Минскими договоренностями, до тех пор, пока Украина не восстановит полный контроль над своей границей с Россией.

Это значит, что украинская власть должна добиваться принятия законов, необходимых для перехода к мирному урегулированию. Причем делать это как можно быстрее, иначе вместо отвергнутой в Берлине украинской «дорожной карты» Франция и Германия могут одобрить российскую, если Москва сумеет их убедить, что она позволяет положить кратчайший путь к прочному миру.

Сразу после европейского саммита представители самопровозглашенных республик предложили собственное видение «дорожной карты» выполнения Минских соглашений. Донецк и Луганск настаивают на сохранении за собой особого статуса в составе Украины, которую они предлагают превратить в конфедерацию. Европейскому политическому сообществу продемонстрировали, что наряду с украинской существует и другая, противостоящая ей, «дорожная карта». И роль России и Евросоюза в таком случае состоит в том, чтобы помочь поиску компромисса.

Компромисс во имя политического выживания

Если Кремлю удастся навязать Франции и Германии подобное понимание процесса мирного урегулирования, то украинскую власть ожидает политическая катастрофа. Она должна будет либо отказаться от выполнения Минских соглашений, либо приступить к прямым переговорам с руководством самопровозглашенных республик.

В первом случае Киев рискует надолго испортить отношения не только с ЕС, но и с США. Евросоюз нуждается в реализации Минских договоренностей, поскольку нестабильность в Восточной Европе может использоваться США и как предлог для увеличения своего военного присутствия на Европейском континенте (что ставит под угрозу внешнеполитическую самостоятельность стран ЕС и фактически хоронит проект создания «европейской армии»), и как средство давления при разрешении торговых противоречий. Европа, которая вынуждена считаться с угрозой военного конфликта, вынуждена будет с большим вниманием относиться к предложениям сверхдержавы, гарантирующей ее безопасность. Зато в случае урегулирования противостояния на Донбассе и восстановления прочного мира в этом регионе ведущие страны Евросоюза получают дополнительные возможности для маневра как во внешнеполитических, так и во внешнеэкономических вопросах.

Но прямые переговоры представителей украинской власти с теми, кого она официально объявила «террористами», непременно вызовут острый политической кризис. В таком случае правящая партия, и без того теряющая популярность, утратит большую часть сторонников, а ее конкуренты получат шанс добиться проведения досрочных парламентских (и, возможно, президентских) выборов, изменив расстановку сил в высшем руководстве или вообще отстранив от власти президента.

Поскольку АП не может выйти из Минских соглашений, ей придется искать способ выполнить взятые на себя обязательства. Президент после неудачи в Берлине ясно понимает это. Петр Порошенко в воскресенье, 23 октября, в ходе интервью украинским телеканалам заявил, что Украина, отказавшись выполнять Минские соглашения, безнадежно испортит отношения с Западом и вынуждена будет добиваться решения конфликта военными средствами, вступив в открытую конфронтацию с Россией.

Соответственно, Минские договоренности Киеву придется выполнять. А это значит, что президентская администрация должна будет искать голоса для принятия законов, без которых невозможно политическое урегулирование, прежде всего об амнистии и о проведении выборов.

Поскольку основным соперником Порошенко становится Тимошенко, расстановка политсил может вернуться к привычному формату: власть в альянсе с «донецкими» против Тимошенко и ее ситуативных союзников.

Что касается американской администрации, то она, безусловно, сумеет использовать восстановление мира на Донбассе для того, чтобы добиться компромисса с ЕС в торговых вопросах в обмен на смягчение антироссийских санкций.

Похожий сценарий наверняка будет реализован и в случае, если Киев все же заблокирует выполнение Минских договоренностей. Только ЕС придется согласиться с более тяжелыми условиями торгового соглашения.

А действующей украинской власти — приготовиться к чрезвычайно неприятным последствиям.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Крупные западные компании накачивают Россию...

Ikea в ближайшие годы намерена довести объем произведенных в России товаров до 80%

На 56-й параллели

Венгрию могло бы спасти только ядерное оружие, но «ценой разрушения страны,...

Разменная пешка

Людей на Майдан вывело не абстрактное сочувствие к пострадавшим, а то, что они...

Молодая кровь для евроинтеграции

До замминистров вчерашние студенты у нас еще не дослуживались

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка