Минскому процессу нужен буксир

30 Ноября 2016 3.5

Еще после того, как на переговорах в Берлине 19-20 октября лидеры «нормандской четверки» объявили о создании дорожной карты по урегулированию в Донбассе, большинство экспертов не высказали особого оптимизма. Ведь стороны не согласовали конкретные действия, а лишь «договорились договориться» о них до конца ноября. Но практика показала, что подобный переговорный процесс может длиться бесконечно.

Встреча «нормандской» контрактной группы в Минске 29 ноября подтвердила этот неутешительный вывод. Впрочем, нельзя сказать, что представители России и Украины не смогли прийти к согласию ни в чем. В одном они были единодушны – и Сергей Лавров, и Павел Климкин после встречи заявили, что она не принесла прорыва и прогресса. А вот причины отсутствия результата стороны предсказуемо назвали разные, обвинив друг друга в несговорчивости.

Павел Климкин еще до встречи в «Твиттере» обвинил Россию в невыполнении Минских соглашений и несоблюдении режима тишины. На самих же переговорах камнем преткновения снова стал порядок действий, который должен быть прописан в «дорожной карте». Украинская сторона продолжает настаивать на том, что без перекрытия и контроля границы со стороны ОБСЕ «движения вперед быть не может».

Российская, напротив, убеждена, что сначала должны последовать политические действия со стороны украинского руководства - закон об особом статусе отдельных районов Донбасса, его закрепление на постоянной основе в Конституции Украины, амнистия и проведение местных выборов, и только потом контроль над границей. «Шаги, которые необходимо предпринять, чтобы подготовить все эти реформы, мы, естественно, увязываем с шагами в сфере безопасности, и о последовательности этих действий шла речь», - заявил Сергей Лавров.

При этом, по словам российского министра, «никто даже не помышляет о размещении военизированной миссии ни ОБСЕ, ни какой-либо иной структуры». А ведь, напомним, после октябрьской встречи Петр Порошенко заявил об этом, как о вопросе практически решенном.

Западные коллеги Франк-Вальтер Штайнмайер и  Жан-Марк Эйро тоже признали, что ни о чем серьезном договориться не удалось. Впрочем, еще до встречи они предсказывали, что она будет проходной. Глава немецкого МИДа даже подчеркнул, что позиции сторон стали еще более жесткими, но пообещал, что Франция и Германия не оставят попыток «подтолкнуть реализацию Минских соглашений». «Мы все еще далеки от политической договоренности, которая подготовила бы почву для местных выборов в регионе», - заявил министр.

В виду диаметрально противоположных взглядов на принципиальные вопросы, сторонам осталось только сосредоточиться на вопросах гуманитарных, которые проблему как таковую не решают, но могут немного облегчить жизнь в зоне конфликта. Так, было выдвинуто предложение привлечь Международный комитет Красного креста к вопросу обмена пленными до конца года. Обсуждалось и разведение сил у линии соприкосновения. По словам Штайнмайера, число зон разведения должно увеличиться до семи. Сергей Лавров, в свою очередь, заявил, что было решено возобновить работу экономической подгруппы, которая не собиралась уже с августа.

Украинская сторона может считать позитивным результатом обещание европейских партнеров не смягчать санкции против России. И Штайнмайер, и Эйро заявили о том, что не станут отменять ограничительные меры, пока не будет достигнут прогресс в выполнении Минских соглашений. «На данный момент об обсуждении вопроса санкций речь не может идти. Решения приняты, они связаны с прогрессом в реализации Минских соглашений», - заявил глава внешнеполитического ведомства ФРГ. Так что украинские политики, которые последние несколько месяцев переживали, что санкции будут отменены и обвиняли Европу в «зраде», ненадолго могут успокоиться.

Если не считать этих небольших договоренностей, главным успехом минской встречи стало то, что она вообще состоялась. И в этом стороны также проявили единодушие. «Никаких прорывов у нас сегодня достигнуто не было. Но я считаю позитивным уже то, что договоренности лидеров от 19 октября не подвергаются сомнению», - заявил Сергей Лавров. Штайнмайер назвал переговоры «сложными, но важными и необходимыми». Жан-Марк Эйро сказал, что «отказ от Минских договоренностей будет ошибкой для наших стратегических интересов».

Даже Павел Климкин подтвердил, что не видит альтернативы Минску. «Что касается площадки, то вы видите меня перед собой - я нахожусь в Минске. Ирина Владимировна (Геращенко, - прим. ред.) находится здесь. Сегодняшняя встреча состоялась. Поэтому давайте не сочинять какие-то фантазии в отношении площадок», - ответил украинский министр на вопрос журналистов о том, нет ли альтернативы Минску. Это довольно важное заявление, если учесть, что ранее СМИ со ссылкой на главу комитета по иностранным делам Верховной рады Анны Гопко сообщали о том, что Украина не исключает возможности лишить Минск статуса переговорной площадки по Донбассу.

Но хотя альтернативы Минску никто не предлагает, сами соглашения продолжают буксовать, и пока не понятно, что может заставить одну из сторон хотя бы немного сдвинуться с принципиальных позиций. Дата новой встречи в нормандском формате пока не названа. Но вероятнее всего, очередной раунд переговоров также не принесет прорыва, и стороны, в лучшем случае, будут постепенно договариваться о разведении сил, обмене пленными и о гуманитарных моментах.

Какого-то изменения ситуации можно ждать не раньше 2017 года, когда в США к власти официально придет администрация Дональда Трампа, а во Франции и Германии пройдут президентские и парламентские выборы соответственно. Возможно, изменения во внутриполитической расстановке сил европейских участников нормандского формата, а также США, станут катализатором хоть какого-то движения в Минском процессе и вытолкнут его болота противоречий, в котором он так прочно увяз.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка