Москва: Михаил Зурабов — сверхэффективный менеджер

№28-29 (469) 10 - 16 июля 2009 г. 10 Июля 2009 0

Сергей МАРКОВ, депутат Госдумы РФ от фракции «Единая Россия», директор Института политических исследований:

— Кандидатура Михаила Зурабова вызвала противоречивые отклики в России. У него есть несколько очевидных плюсов и несколько минусов. Наиболее крупный минус в том, что у него весьма негативная репутация в общественном мнении. В частности, его считают ответственным за закон о монетизации льгот.

Но на самом деле это ошибка. Большую часть политической ответственности за этот закон несут его разработчики и их политический лидер Алексей Кудрин. А Михаил Зурабов занимался тем, что с помощью организационных усилий минимизировал ущерб от закона о монетизации льгот, который предложил и продавил Кудрин.

Вторая претензия в общественном мнении к Зурабову заключается в том, что он выходец из фармацевтических компаний, и когда был министром, многие фармкомпании обогатились, а льготные лекарства продавались временами чуть ли не в два раза дороже, чем на рынке, и за счет государства многие его бизнес-партнеры смогли обогатиться.

Плюсы Зурабова в том, что он сверхэффективный менеджер, очень энергичный, умный, сильный, способный работать по 20 часов в сутки, он очень либеральный и современный человек. В этом смысле он представляет движение современных российских лидеров, современных менеджеров.

И то, что он связывает бизнес и политику, то, что он является таким хитроумным, это перманентно и для украинской элиты, где тоже постоянно обманывают друг друга.

Но если говорить о Зурабове в роли посла, то есть опасность, что он слабо пока подготовлен для идеологической работы. Должность посла — это должность дипломатическая, менеджерская и идеологическая. Ему надо будет научиться устанавливать нормальные отношения с общественным мнением Украины, которая большей частью позитивно относится к России.

У Зурабова может быть несколько ловушек, которые ему, конечно же, готовят.

Первая — «оранжевые», пользуясь его либеральными взглядами, постараются затянуть его в идеологию так называемого евроатлантического выбора. Заменить проевропейский либерализм Зурабова евроатлантическим выбором, натовскими русофобскими настроениями.

Вторая ловушка, которую ему приготовили, — попытка поссорить его с пророссийским общественным мнением в Украине. Подставить как-то, пользуясь его неопытностью.

Третья ловушка — заманить его в бизнес-схемы и опять же подставить.

Поэтому, думаю, ему сейчас максимум внимания нужно уделить идеологическому контексту происходящего в Украине. Поскольку там идет яростная социокультурная борьба, Зурабову нужно в этой борьбе занять правильное место для РФ. Если ему удастся сделать такой рывок в формировании идеологической позиции, налаживании идеологической работы, то он сможет стать очень сильным послом. Но если идеологическую работу он завалит, то это будет провал.

На сегодня это самое главное.

Алексей ВЛАСОВ, политолог, генеральный директор Информационно-аналитического центра МГУ:

— Россия — государство бюрократическое. Поэтому дипломатом у нас может быть в принципе любой государственный чиновник, который: а) имеет серьезные связи, контакты на самом верху, в Кремле, и б) проявил себя как человек лояльный, преданный, способный выполнять серьезные задачи на любом уровне.

Поэтому назначение Михаила Зурабова я рассматриваю не как персонификацию российского вектора на украинском направлении, а как обратное — прежде всего как назначение человека, который, по всей видимости, должен был получить какую-то статусную высокую должность.

Но это не означает, что Москва тем самым показала, что тема Украины для нее не является приоритетной. Возможно, в ближайшем будущем будут поставлены такие задачи, которые прежде всего требуют как раз чиновничьего педантизма. Например, в продвижении интересов российского бизнеса на Украине. Это требует жестких решений, а не былинных заявлений в духе господина Черномырдина.

Не стали подвязываться к персоналиям, назначать ярких фигур еще и потому, что не определено еще, с кем новому послу придется иметь дело. Я говорю о будущих президентских выборах в Украине. Возможно, это такой промежуточный курс. И сколько именно пробудет Зурабов в качестве посла, я на этот вопрос ответить не могу.

Вполне возможно, что когда новая политическая конфигурация в Украине определится более отчетливо, будут приняты какие-то иные кадровые решения. Скажем, через полтора-два года.

За последнее время отношения между Украиной и Россией ухудшились настолько, что системно что-то поменять ни в лучшую, ни в худшую сторону сразу нельзя. Поэтому главная сложность для Зурабова — определить приоритетную повестку дня в своей деятельности. Но ведь это должен не Зурабов решать. Думаю, эти вопросы решаются даже не на уровне главы МИДа, а гораздо выше, в Кремле.

И вот когда Кремль эту повестку дня окончательно сформирует, пропишет инструменты и стратегию, которую Россия в ближайшем будущем хотела бы обернуть к Украине, тогда можно будет сказать, насколько Зурабов соответствует или не соответствует этим задачам.

Евгений МИНЧЕНКО, директор Международного института политической экспертизы:

— Надо понимать, что стратегически политика России в отношении Украины находится под личным кураторством президента и премьер-министра РФ. Занимается Украиной и глава администрации президента. То есть все ключевые решения принимаются в Москве. И роль посла в большей мере техническая. Украина слишком важная страна, чтобы ее поручать дипломату. По степени важности она входит в пятерку самых важных стран для России. Это работа не столько дипломата, сколько политика.

Чем в данной конкретной исторической ситуации хорош Зурабов? У России есть неудачный опыт заключения тактических договоренностей с украинскими политиками и последующее их невыполнение. С некоторыми из украинских политиков договоренности возможны только тактические. С той же Тимошенко, например, стратегически договориться невозможно. Она об этом забудет в лучшем случае через три месяца, в худшем — через 5 минут. Соответственно должны вырабатываться некие механизмы гарантий. Зурабов как достаточно жесткий управленец и переговорщик мог бы реализовывать подобного рода функции.

Если сравнивать Зурабова с Черномырдиным, то Виктор Степанович был хорошим переговорщиком с элитами. Но в контактах с широкими слоями элит, гражданским обществом в силу бекграунда он проигрывал, скажем, американскому послу (у того была широкая сеть поддерживающих организаций, некоммерческих фондов). Черномырдину не хватало инструментов, в том числе и финансовых.

И второе, Виктор Степанович иногда был слишком эмоциональным. Общеизвестна его слабость к Юлии Владимировне Тимошенко. И когда оказалось, что она, мягко говоря, не склонна выполнять взятые на себя обязательства, возникли вопросы в том числе и к Виктору Степановичу.

Поэтому, думаю, сейчас нельзя ждать каких-то прорывов на украинском направлении. Поскольку непонятно, кто будет президентом, какой будет конфигурация. Пока роль посла — обеспечение каких-то тактических договоренностей.

Но вообще стратегически для России принципиально важна сейчас одна вещь — отход от ставок на персоналии. Этот подход себя не оправдал. Надо делать ставку на широкие слои общественности, на работу со вторым эшелоном элит, с гражданским обществом, с экспертным сообществом, со СМИ. Эта работа сейчас ведется недостаточно.

Нужна системная работа в том числе и с людьми, которые завтра войдут в политическую элиту, с молодыми лидерами. Надо, как китайцы, работать на 50 лет вперед. Даже не как американцы. Потому что кого они вырастили? Грубо говоря, одного только Яценюка.

Александр КОНОВАЛОВ, президент Института стратегических оценок:

— Как посла Михаила Зурабова никто не рассматривал. Человек, который будет представлять интересы России в Украине, далеко не рядовой посол. Для России Украина — одно из ключевых направлений внешней политики. Российское руководство очень волнует, как пойдут у вас дела. Но посол — не творец внешней политики, посол — ее исполнитель. Я не знаю, будет ли господин Зурабов как исполнитель хорош или плох.

Но надо еще сильно постараться, чтобы вызвать на себя такое обилие негативной реакции в России, когда он был министром. Хотя за такие непопулярные штуки, как монетизация льгот, которые были проведены не слишком удачно, Зурабов принял на себя все шишки, заслонил своим телом, как матрос амбразуру, прежде всего Путина.

Зурабова все дружно не переваривали, а г-н Путин сочувствовал. Зурабова не выгнали ни из политики, ни из бизнеса, ни из кругов властных. Он оставался в резерве. Сейчас он получает бонус в награду за свое лояльное поведение по отношению к г-ну Путину, как мне кажется.

Но дело в том, что посол на Украине — это не синекура. Политика на Украине должна быть активной, и посол должен быть личностью харизматической, уметь налаживать контакты и строить отношения. Пусть даже так, как это делал Виктор Черномырдин за счет своего красноречия. И этого человека в основном все любили. За его откровенность, умение так сказать по-русски, что никто не знает, за какой конец фразы взяться.

Зурабов совсем другой. Он, наверное, все будет говорить правильно. Но на мой взгляд, это не тот человек, которого я хотел бы видеть на посту посла России на Украине. Мне представляется, что это должен быть человек, который более способен строить компромиссы, продвигать российские интересы.

Правда, насколько я знаю, господин Зурабов очень жесткий человек по бизнесу. И, может быть, ему удастся продвинуть бизнес-интересы России в Украине. Хватка у него хороша, прикус надежный. Для этого, может быть, он подойдет.

Владимир ЖАРИХИН, заместитель директора Института стран СНГ:

— Самое занятное, что в роли посла России на Украине, учитывая всю предысторию наших отношений и будущее, невозможно в органичном виде представить никого. Любая фигура будет выглядеть неорганично. И в этом проблема. Для любого человека, и для Зурабова в том числе, эта работа будет исключительно сложной. В силу того, что чрезвычайный и полномочный посол России на Украине — это такая же условность, как и чрезвычайный и полномочный посол Украины в России. Потому что наши связи настолько многогранны, неоднозначны и сложны, что они не могут в принципе ограничиться только дипломатическими отношениями.

Правда, с приходом Зурабова будет в значительной мере снят личностный фактор. Все-таки для Виктора Степановича (Черномыдина. — Ред.), сколько бы он ни пытался, что называется, влезть в шкуру классического посла, Кучма оставался близким другом и сподвижником по директорской деятельности, а все остальные украинские политики рассматривались им как некие, так сказать, птенцы Кучмы.

Не хватало определенной дистанции от политических фигур в стране пребывания. Всегда присутствовал излишне субъективный фактор. А соблюдать дистанцию для посла необходимо. Что до Зурабова, то он человек все-таки закрытый, который не привык развивать дистанцию ни внутри страны, ни тем более не будет делать этого в другой стране.

При этом, мне кажется, что фактор избрания нового президента на Украине намного перевешивает присутствие того или иного представителя России на посту посла. Именно он будет определяющим. Избрание нового президента, премьер-министра Украины настолько будет превалировать над позитивными или негативными качествами российского посла, что в самом характере взаимоотношений качества Зурабова будут играть отнюдь не первую и даже не вторую роль.

Вячеслав ИГРУНОВ, директор Института гуманитарно-политических исследований:

— Я считаю это назначение настолько неадекватным, что у меня нет слов для комментариев. Дело не только в отсутствии у Зурабова дипломатического опыта. То, как он выстраивал свой имидж здесь, в России, — это пример негативной работы. Как посылать человека с таким ореолом в страну, где он вряд ли сможет вести себя иначе, вряд ли сможет создать другой имидж для себя, а следовательно, и для России? Это, конечно же, парадоксальное решение.

Знаете, иногда бывают чрезвычайно талантливые люди, которые на неожиданном поприще раскрываются как звезды. Поэтому сам по себе факт назначения непрофессионала на эту должность вообще ничего не означает. Но вопрос в том, что за Зурабовым давно закрепилась дурная репутация. И поэтому здесь ждать неожиданностей не приходится.

При этом Зурабов, безусловно, более деятельная фигура, чем Черномырдин. У Черномырдина нет уже каких-то особых личных амбиций, неизрасходованной энергии. Зурабов, наоборот, молод, энергичен, думаю, и с амбициями там все в порядке. Поэтому отношения между Россией и Украиной станут более интенсивными. А более жесткими или нет — вопрос совершенно другой.

Кирилл ТАНАЕВ, генеральный директор Фонда эффективной политики:

— Кого можно было бы назвать идеальным послом России в 2009 году на Украине? Я не знаю такого персонажа. Должен ли это быть харизматичный человек, не могу однозначно ответить. Харизматики в любой стране на вес золота. И в этом смысле отправлять такого харизматика на Украину, когда у нас своих проблем выше крыши, еще большой вопрос.

Поэтому не исключено, что назначение Зурабова в ситуации глубочайшего кризиса на Украине, является вполне разумным и логичным. Потому что совершенно очевидно, что отношения между Украиной и Россией на сегодняшний день находятся на уровне, что называется, ниже плинтуса. И восстанавливать их придется сложно. Это будет большая и важная работа.

Но для того, чтобы начать это делать, с украинской стороны, не с российской, должен появиться субъект, с которым эти отношения можно попытаться выстраивать, с которым можно было бы вести компетентный и конструктивный диалог. На сегодняшний день в Украине такого человека нет.

У Президента Украины в стране рейтинг сколько там — 3, 4, 5%? Он занимает однозначную позицию, которая не поддерживается большинством населения страны. Даже теми, кто поддерживал его в 2004 году. В общем, это не наше дело, какой рейтинг у человека внутри его страны. Но когда мы видим, что решения и договоренности, которые достигаются, не соблюдаются, когда один представитель Украины о чем-то говорит в Москве, а другой представитель Украины в Киеве говорит, что это глупости, вести квалифицированный диалог просто невозможно.

В такой ситуации человек прагматичный и, я б даже сказал, циничный, которым является Зурабов, — не самый худший вариант.

Но у меня есть вопросы. Я, например, ничего не знаю о его компетентности в российско-украинских отношениях, во всех этих нюансах, сложностях, во всей истории, связанной с ними. Но надеюсь, что это восполняемо.

Что такое дипломатический опыт? В отношениях России и Украины слишком много политики, слишком много каких-то чисто человеческих вопросов, связанных с неспособностью держать слово и отвечать за свои поступки. Это, знаете ли, не имеет никакого отношения к дипломатии.

Зеркальный пример — посол Украины в России, который является кадровым профессиональным дипломатом. Ну и, как вы считаете, это сильно улучшило наши отношения?

Безусловно, роль посла между нашими странами крайне важна, так как наши отношения очень многоплановые. Огромное количество ваших сограждан работает в России, огромное количество личных человеческих отношений между людьми, живущими в России и Украине, у нас тесные экономические связи и прочее. Безусловно, это важная работа. Но с другой стороны, и абсолютизировать личность посла я бы не стал.

Пожалуйста, читайте также «Киев: новый посол - жесткий исполнитель воли Кремля».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Предоставление Украине летальных вооружений чревато...

Шумиха по поводу поставок оружия Киеву может быть связана со стремлением как можно...

Боевые роботы для украинского конфликта

9 октября руководство украинской армии и представители оборонной промышленности...

Украина. Аграрный гибрид Маршалла—Моргентау

Эта политика ведет к обнищанию населения и подъему реваншистских настроений

Молодой человек на рельсах

Палаткам возле Верховной Рады посвящается

Влад Троицкий: «Энергия ГогольFestа просто так не...

Культурный контекст через кино, театр, литературу дает чувство достоинства. А...

Лишний повод «не спешить»

5 октября после весьма драматичного обсуждения Рада приняла два закона, связанные с...

Загрузка...

9 лет и 33 112 гривен

99% этого дела — незаконно добытые доказательства

Наследники готов наносят удар по испанской монархии

В бюллетене для голосования поставлен вопрос не только о независимости Каталонии, но и...

Каталонский референдум: ущербная реакция Мадрида

В минувшие выходные на референдум по вопросу независимости Каталонии Мадрид...

Ставка на консервацию

4 октября Петр Порошенко внес в Раду «долгожданный» проект закона «Об...

С Вашингтоном дружим или воюем?

У Вашингтона есть экономическая мотивация для того, чтобы не идти на какое-либо...

Сжечь гимназию и отменить науки?

«Діяльність Російського центру науки та культури в Києві має бути негайно...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка