Наливайченко — российский шпион?

№33–34(745) 23 — 29 октября 2015 г. 22 Октября 2015 2 5

Прошло 8 месяцев с резонансного заявления г-на Наливайченко (на тот момент главы СБУ) о наличии доказательств «российского следа» в расстрелах на майдане. Громкое обвинение оказалось пшиком, нанесшим урон репутации Украины и причинившим вред расследованию.

Как подтвердил на днях Генпрокурор Виктор Шокин, в расстрелах на майдане нет российского следа, а Наливайченко так и не предоставил доказательств причастности россиян к расстрелам на майдане.

«Если вы помните, экс-глава СБУ Валентин Наливайченко в свое время заявлял, дескать, некий российский чиновник зимой 2014 г. находился в Киеве, отдавал команды силовикам стрелять по митингующим. Я попросил Наливайченко предоставить нам хоть какие-то документы, подтверждающие это. До сих пор их нет. Поэтому сейчас я не располагаю данными, что в расстреле Небесной сотни есть российский след. Из материалов, которыми мы сейчас обладаем, невозможно сделать такой вывод. Не потому, что мы не можем или не хотим это доказать, у нас просто сегодня нет оснований об этом говорить», — сказал Генпрокурор в интервью изданию «Факты».

Напомним, 19 февраля в эфире «1+1» тогдашний глава СБУ не просто заявил о «российском следе», но вменил в вину помощнику Путина Владиславу Суркову непосредственное руководство снайперскими группами, которые отстреливали протестующих.

Наливайченко отметил, что данную информацию на допросах сообщили сотрудники спецподразделения СБУ «Альфа». «Они дали конкретные свидетельства о местонахождении иностранных снайперских групп, которые целились и в митингующих... и в сотрудников Министерства внутренних дел», — сказал он.

И подчеркнул, что у правоохранителей имеются документальные подтверждения их противоправной деятельности на Украине: «В рамках этого производства есть должности, фамилии, копии паспортов, даты их въезда-выезда, какой связью они пользовались, в каких помещениях находились, как советник президента Путина Сурков ими руководил в Киеве...»

Информацию, озвученную Наливайченко, ретранслировали многие высокопоставленные украинские чиновники, включая Порошенко.

Уже на следующий день, 20 февраля, президент во время церемонии вручения наград героям Небесной сотни среди прочего заявил: «Генеральная прокуратура и СБУ установили четкий российский след в расстреле майдана. Следствие, наконец, получило доступ к записям частных телефонных разговоров Януковича с представителями российских силовых структур. Они вместе заранее готовились к расстрелу. Буквально на днях руководство Службы безопасности проинформировало меня о том, что допрошенные ею бойцы «Альфы» дали показания, что помощник президента России Владислав Сурков руководил организацией снайперских групп иностранцев на майдане».

Впоследствии Петр Порошенко — опираясь на якобы полученные СБУ доказательства — не раз заявит о «российском следе» и на встречах с иностранными партнерами.

Еще тогда вызывало удивление то, что громкое «разоблачение» со стороны Наливайченко было приурочено к годовщине расстрелов на майдане. Так сказать, «раскрытие преступления под дату». Не раньше, не позже, а именно в годовщину трагедии.

Против «руководителя снайперов» (Суркова) никто не возбуждал уголовного дела, не объявлял его в розыск. То же и в отношении «расстрельной команды» из России. И это при наличии такой огромной, как следовало из бравурных заявлений Наливайченко, массы доказательств (и показания, и документы, и паспорта, и записи телефонных переговоров, и даты въезда-выезда...)

Для Генпрокуратуры это «приуроченное к годовщине расстрелов на майдане» «разоблачение» Наливайченко стало полной неожиданностью. Следователи перерыли многочисленные тома уголовного дела, но ничего из перечисленных главой СБУ «доказательств» в материалах следствия не обнаружили.

Спустя две недели тогдашний замгенпрокурора Алексей Баганец развел руками. «По состоянию на сегодняшний день в тех материалах, касающихся событий на майдане, с которыми я ознакомился, я не увидел никаких показаний, никаких доказательств, которые касаются причастности к расстрелам людей спецназначенцев или сотрудников ФСБ России. И фамилии «Сурков» я нигде не видел в материалах уголовного дела», — заявил он 4 марта в интервью агентству «Интерфакс-Украина», попутно призвав г-на Наливайченко представить ГПУ имеющиеся у него данные.

Однако доказательств «российского следа», а равно и участия Владислава Суркова в руководстве «снайперскими группами» следствие так и не получило.

Более того, выяснилось, что Сурков даже физически не мог руководить расстрелами на майдане, поскольку — вопреки заявлениям Наливайченко — отсутствовал в Киеве.

Напомним. По версии Наливайченко, Владислав Сурков в феврале 2014 г. проживал вместе с тогдашним главой СБУ Александром Якименко на объекте СБУ в Киеве и руководил расстрелами на евромайдане.

16 апреля в своем блоге на «УП» депутат от БПП Сергей Лещенко со ссылкой на свои источники сообщил: Сурков прибыл в Киев 20 февраля 2014 г. рейсом №1818 из Шереметьево и прошел пограничный контроль в терминале D в 19.19. К моменту приезда Суркова в Киев на майдане уже погибли более 70 человек. Соответственно и руководить расстрелом из некоего бункера СБУ, как утверждает Наливайченко, Сурков не мог.

Вряд ли такая элементарная информация — когда приезжал-уезжал (в Киев — из Киева) помощник президента РФ — не была известна СБУ (сложно представить, что Лещенко лучше информирован, чем руководитель спецслужбы). И тем не менее Наливайченко выходил на публику с громкими «разоблачениями».

Собственно, он и теперь продолжает упорствовать в своих «разоблачениях». 16 октября, комментируя заявление Генпрокурора в интервью «Фактам», Наливайченко назвал адреса, по которым следует искать «доказательства российского следа».

«Я могу сказать и Генеральному прокурору, и главное — журналистам и украинцам, где находятся эти материалы, чтобы скорее Генеральная прокуратура их нашла и привлекла к делу. Эти материалы находятся на ул. Банковой, оригиналы, я президенту лично докладывал», — сказал экс-глава СБУ. Он добавил, что эти документы официально находятся в канцелярии Генеральной прокуратуры с его подписью, а также «с фамилиями и датами, когда, на даче у кого, а конкретнее — на даче у бывшего руководителя СБУ жил Сурков».

Кроме того, Наливайченко заявил: «Недостаточно этих двух адресов? Называю третий адрес: стадион «Динамо», российский «Витязь» учит убивать Небесную сотню. Уважаемые прокуроры, обнародуйте эти допросы и не обманывайте людей».

Полагаю, оговорка Наливайченко относительно главных адресатов, к кому он обращается, — «журналистам и украинцам», — как говорят, по Фрейду. Правовых последствий никаких, зато пиар накануне выборов.

О пребывании Суркова в Киеве, казалось бы, все точки над «i» расставлены еще в апреле: не было его в украинской столице в момент расстрелов на майдане! Не мог он руководить снайперами. А то, что в какой-то отрезок времени жил на даче у бывшего руководителя СБУ, — так что в этом криминального? Что этот факт доказывает?

Если российский «Витязь» проводил какие-то совместные учения или тренировки с украинской «Альфой» (хоть на стадионе «Динамо», хоть еще где-то) — в чем тут крамола? На тот момент спецслужбы двух стран активно сотрудничали на основе действовавших международных соглашений. Сами по себе такие совместные тренировки (если они, конечно, имели место) ни о чем не говорят и ничего не доказывают.

Да и само по себе это нелепо звучит: «российский «Витязь» учит убивать Небесную сотню...» Что, в украинской «Альфе» стрелять (убивать) не умели? В то же время нельзя не заметить, что нынешняя версия экс-главы СБУ существенно трансформировалась по сравнению с февральской. Тогда он настаивал, что российские снайпера сами убивали, а теперь говорит, что учили убивать украинских. Согласитесь, разница большая. Или просто Валентин Александрович уже и сам запамятовал — какая была его изначальная версия «к годовщине расстрелов на майдане»?

К слову. Сейчас американские инструктора обучают украинских военных и членов добровольческих батальонов. Несут ли они ответственность за преступления бойцов «Айдара», «Торнадо» и членов других добровольческих батальонов, по которым возбуждены уголовные дела?..

Что в сухом остатке от этой истории с голословными обвинениями, которыми разбрасывался бывший глава СБУ?

Во-первых, вред расследованию. Первое лицо Службы безопасности занималось не чем иным, как направлением следствия по ложному следу. Как минимум впустую потрачено время на разбирательства с несуществующими «доказательствами».

Во-вторых, Наливайченко подставил президента, а поскольку тот представляет Украину на международной арене, то и государство в целом. После такого рода «пустышек» к любой информации, исходящей из Украины, теперь есть основания относиться с сомнением.

В-третьих, подорвал доверие к украинским правоохранительным структурам — как у общественности Украины, так и за рубежом. Если обвинения Наливайченко были голословными, то можно предположить, что такими же были и другие.

Ну и, конечно, Наливайченко своими «разоблачениями» преподнес огромный подарок России, в частности, коварным кремлевским пропагандистам, с которыми ведут самоотверженную борьбу Министерство г-на Стеця, «Информационное сопротивление» и т. д. и т. п.

Россиянам не надо ничего выдумывать, тем более обманывать: знай транслируй заявления Наливайченко о «российском следе» в расстрелах на майдане, а вслед за ними — опровержения украинской Генпрокуратуры. Более чем убедительно для граждан— как российских, так и иностранных.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Paolo Bucci
22 Октября 2015, Paolo Bucci

Ух какая забористая статья. Во истину сталинские времена. Все агенты и потенциальные предатели Родины. Нездоровенькая такая атмосфера.

- -11 +
Евгений
02 Ноября 2015, Евгений

"Во истину" - неправильно, нужно писать воистину...

- 3 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка