Неизбежные перемены и бессмысленные действия

№6(759) 12 — 18 февраля 2016 г. 11 Февраля 2016 1 4.9

Контуры близкого будущего

Праймериз в Нью-Гемпшире (первые в этой избирательной кампании) 9 февраля еще больше осложнили ситуацию в двух главных американских партиях.

Пока трудно сказать, кому достались голоса «независимых» (т.е. не имеющих устойчивых электоральных предпочтений) избирателей, которые могли участвовать в праймериз, прошедших в «гранитном штате». Утверждают, что большую часть голосов «независимых» получили республиканцы (на президентских выборах 2008 г. в Нью-Гемпшире победили демократы). Но к ноябрю ситуация, конечно же, может измениться.

В победе Трампа у республиканцев и Сандерса — у демократов не было ничего неожиданного. Их безусловное лидерство подтверждалось всеми соцопросами. Отставание Хиллари Клинтон от Берни Сандерса было столь большим (по некоторым данным, оно достигало 30%), что ее поражение могло приобрести катастрофический характер. Это, безусловно, сильно осложнило бы кампанию Клинтон, породив сомнения у ее сторонников в других штатах.

Но чета Клинтон (в Нью-Гемпшир агитировать за бывшего госсекретаря прибыл бывший президент), приложив огромные усилия, сумела в день голосования несколько выправить ситуацию. Согласно предварительным данным, Клинтон проиграла Сандерсу чуть больше 17% (40,4% против 57,6%). Это, конечно же, не катастрофа. Но теперь Сандерс, еще не так давно малоизвестный сенатор, придерживающийся радикальных взглядов (исключительно по американским меркам; в Европе Сандерс считался бы умеренным левым), стал, проиграв с небольшим отрывом в Айове и выиграв в Нью-Гемпшире, лидером в борьбе за номинацию от Демократической партии.

Победа Сандерса, выступающего за ограничение деятельности корпораций и резкое увеличение социальных расходов (вплоть до появления бесплатной медицины и высшего образования), безусловно, приведет к серьезному изменению экономического курса американского правительства.

Но столь же серьезными могут оказаться изменения во внешней политике страны. Прежде всего Сандерс собирается отказаться от соглашений о создании зон свободной торговли, в том числе и от проекта Транстихоокеанского партнерства, реализация которого заставила действующую администрацию начать борьбу с Китаем за возможность определять правила экономической жизни Тихоокеанского региона.

В то же время стремление Сандерса создать в США новые рабочие места в промышленности непременно приведет к ограничению китайского импорта. Для КНР, которая и без того сталкивается с серьезными экономическими проблемами, это станет тяжелым ударом. Но в результате Пекин обретет большую свободу действий на международной арене (разумеется, если сумеет преодолеть внутренние проблемы), поскольку избавится от необходимости любой ценой сохранять нынешний уровень экономических связей с США.

В ходе своих первых дебатов с Хиллари Клинтон 4 февраля Сандерс назвал главной угрозой для США «Исламское государство» (Клинтон считает, что самую большую опасность представляет Россия). При этом Сандерс выступает против участия американских войск в наземной операции. Клинтон же считает, что нужно быть готовым к тому, что «Исламское государство» потребуется разгромить военными средствами.

В день голосования в Нью-Гемпшире позиция Клинтон получила поддержку со стороны двух высокопоставленных представителей американской разведки. Руководитель Разведывательного управления министерства обороны генерал-лейтенант Винсент Стюарт заявил, что «Исламское государство» в 2016 г. может организовать теракты в США. А директор Национальной разведки (в его обязанности входит координация работы всех ведомств, занимающихся разведкой) предсказал активизацию связанных с ИГ террористических групп на глобальном уровне.

Несмотря на то что эти сведения вроде бы подтверждают правильность оценки Сандерса, необходимость скорейшего предотвращения террористической угрозы заставляет задуматься о том, что США потребуется лидер, обладающий (в отличие от вермонтского сенатора) опытом решения международных проблем.

Кроме того, обнаружилось, что Клинтон была совершенно права, и столкновение с «Исламским государством» неизбежно. Неизвестно, насколько сильно повлияли подобные откровения разведчиков на настроения избирателей Нью-Гемпшира (неопытность Сандерса в международных делах — одна из главных претензий, высказываемых в его адрес сторонниками Клинтон).

Но ясно, что в случае победы Клинтон ей придется увеличить американское военное присутствие в Ираке и Сирии. А это предполагает сотрудничество (по крайней мере, по региональной проблематике) с Россией. Впрочем, для этого Клинтон не придется отказываться от своих представлений о «российской угрозе». Фактически она собирается проводить в отношении России примерно ту же «политику сдерживания», что и нынешняя администрация, ограничиваясь военной поддержкой восточноевропейских государств, которым может угрожать российская экспансия.

Примерно такой же курс предлагает проводить и губернатор Огайо Джон Кейсич, который неожиданно занял второе место у республиканцев, получив около 16% голосов (у Трампа, выигравшего республиканские праймериз в Нью-Гемпшире, чуть меньше 34%).

Фактически у республиканцев сейчас идет борьба за статус главного соперника Трампа. Скандальный магнат выбрал практически весь свой потенциальный электорат, поэтому в случае, если какие-то другие кандидаты покинут избирательную гонку, их сторонники перейдут не к Трампу, а к его главному сопернику.

Эта технология позволяет практически гарантированно предотвратить номинацию Трампа от Республиканской партии. Но теперь нужно определить, кто обладает самыми большими шансами победить Трампа.

До недавнего времени считалось, что главными соперниками Трампа станут Тед Круз или Марко Рубио. Но Кейсич очень убедительно выглядел на республиканских дебатах, прошедших за три дня до голосования в Нью-Гемпшире, и в результате занял второе место. Круз стал третьим (12%), а Рубио — пятым (10), уступив немного Джебу Бушу (пока рано говорить о появлении у бывшего губернатора Флориды шансов на номинацию, но, как выяснилось, окончательно списывать Буша все-таки не стоит).

Но кто бы ни победил у республиканцев (за исключением Трампа, который вряд ли станет придерживаться сколько-нибудь последовательного курса), основным внешнеполитическим противником Вашингтона, скорее всего, станет Пекин. Особенно жесткие формы противостояние между КНР и США может принять в случае победы Кейсича, который рассматривает Транстихоокеанское партнерство как «стратегический альянс против Китая» и собирается бороться с КНР за контроль над акваторией Южно-Китайского моря.

В случае победы кандидата от республиканцев будут восстановлены в прежнем объеме связи между США и Израилем, существенно ослабевшие в последние годы. Это неизбежно приведет к новому противостоянию с Ираном, против которого в случае победы Трампа или Круза вновь могут быть задействованы экономические санкции.

Безусловно, приход к власти республиканцев сделает практически невозможным партнерство на глобальном уровне между США и Россией (единственным исключением может стать Трамп, который вполне способен прийти к соглашению с российским руководством). Но необходимость противостоять Китаю, поддерживать баланс сил на Ближнем Востоке и бороться с иранским влиянием в регионе заставят республиканского президента взаимодействовать с российской властью при решении отдельных международных проблем.

А политика сдерживания в такой ситуации станет не только средством ограничить российскую экспансию, но и способом предотвратить возникновение острого конфликта, который мог бы потребовать американского вмешательства. Примерно такую же политику проводили США в отношении СССР в середине 1970-х при республиканских президентах Ричарде Никсоне и Джеральде Форде, когда жесткое публичное противостояние сочеталось со скрытым взаимодействием. Впрочем, в нынешней международной ситуации подобный курс, скорее всего, будет проводить и Хиллари Клинтон.

Приятная миссия Киссинджера

Позицию Генри Киссинджера разделяют не все лидеры республиканской партии // svopi.ru

3 февраля Москву посетил Генри Киссинджер, занимавший должность госсекретаря при Никсоне и Форде (с 1973-го по 1977 г.). Он считается главным творцом политики сближения (и скрытого взаимодействия) между США и Советским Союзом.

Визиту Киссинджера в Кремле было придано большое значение. С бывшим госсекретарем, к мнению которого до сих пор прислушиваются в высших эшелонах американского руководства, встретился Владимир Путин. О встрече сообщили в новостных выпусках все ведущие российские телеканалы.

Причина подобного внимания объясняется довольно просто. Она заключается в позиции Киссинджера, выступающего за развитие партнерских отношений между США и Россией. Точнее, не столько в самой позиции одного из творцов «разрядки» (она хорошо известна и остается неизменной в течение долгого времени), сколько в том, что взгляды Киссинджера, по всей видимости, разделяют высокопоставленные представители руководства Республиканской партии. А они, если следующим президентом станет республиканец, смогут оказывать влияние на курс будущей администрации.

Только уверенностью Москвы в том, что ей не угрожает обострение противостояния с США, можно объяснить относительно спокойную реакцию российской власти как на военные приготовления коалиции арабских государств во главе с Саудовской Аравией к военной операции в Сирии, так и на планы американской администрации увеличить военное присутствие США в Восточной Европе. Сам Киссинджер выступил со статьей (она была опубликована на русском языке сразу же после его визита), в которой призвал рассматривать Россию как ключевой элемент будущего глобального равновесия.

К этой статье Киссинджера следует внимательно присмотреться. То, что она была опубликована на русском языке, говорит о том, что представляет собой прежде всего обращение к российскому политическому сообществу.

Киссинджер дает понять, что угрозы конфронтации между США и РФ не существует, а потому не стоит считать, что американская внешняя политика направлена на разрушение России или на выдавливание ее с международной сцены.

Вполне возможно, что миссия Киссинджера в Москве как раз и состояла в том, чтобы донести данную мысль до российского руководства и дать соответствующий сигнал российской политической элите.

В статье бывшего госсекретаря говорится, что ключевое значение для отношений между Россией и США имеет не столько позиция Москвы и Вашингтона, сколько диалог на глобальном уровне, направленный на формирование нового мироустройства (о необходимости такого рода сотрудничества неоднократно говорил Владимир Путин). Действующая администрация, как указывает Киссинджер, за оставшееся в ее распоряжении время уже не успеет наладить такой диалог. Но уже сейчас Москва и Вашингтон должны «перешагнуть через свои обиды и недовольства», чтобы создать предпосылки для будущего взаимодействия.

Конечно, позицию Киссинджера наверняка разделяют не все влиятельные представители республиканского руководства. Многие видные республиканцы высказываются о России достаточно жестко и, по всей видимости, будут протестовать не только против открытого сотрудничества, но и против взаимодействия за пределами публичной сферы.

Однако нужно учитывать, что для республиканцев союзнические отношения с европейскими государствами (да и вообще присутствие США на европейском континенте) представляют меньшую важность, чем для демократов. В нынешней ситуации в центре внимания республиканской администрации окажутся конфликты на Ближнем Востоке и положение дел в Юго-Восточной Азии. Поэтому обострения отношений с Россией при республиканцах явно не произойдет. И даже в случае победы Теда Круза возникнет шанс на компромисс между Кремлем и Белым домом.

Конечно, практически идеальным вариантом для Кремля стала бы победа Сандерса, который во времена «холодной войны» выступал за сотрудничество с Советским Союзом. Будучи мэром вермонтского города Берлингтон, Сандерс совершил поездку в Советский Союз (по его инициативе побратимом Берлингтона стал Ярославль).

Однако, несмотря на то, что политическая верхушка и руководство крупнейших корпораций вызывают все возрастающее раздражение американских избирателей (причем, как у демократов, так и у республиканцев), взгляды Сандерса выглядят слишком радикальными для американского политического пространства. Поэтому его избрание представляется все-таки маловероятным. Хотя праймериз в Нью-Гемпшире показали, что Сандреса теперь поддерживают не только молодые избиратели, но и представители других возрастных групп. А главное — на сторону Сандерса стали переходить женщины, поддерживающие Демократическую партию, на чьи голоса рассчитывала Клинтон.

Эти социологические данные вызвали неприкрытое раздражение как у самой Хиллари Клинтон, так и у агитирующей за нее Мадлен Олбрайт, что, по-видимому, только укрепило позиции сенатора от Вермонта. Так что вполне возможно, что окончание нынешней избирательной кампании окажется, мягко говоря, неожиданным.

Украинская власть в поисках невозможного

Но Киев ведет себя так, словно мир обречен оставаться неизменным, и никаких перемен ни в американской, ни в европейской внешней политике в ближайшем будущем не предвидится.

Между тем, как победа Клинтон, так и успех одного из республиканских кандидатов может привести к изменениям, которые неблагоприятно скажутся на международном положении Украины (а приход к власти Трампа вообще может обернуться внешнеполитической катастрофой).

Прежде всего Украина больше не будет находиться на «переднем крае» противостояния между США и Россией (хотя в случае победы Кейсича Украина, скорее всего, получит американское тяжелое вооружение). Основными участниками политики сдерживания, которую собираются проводить в отношении к России республиканцы, станут скандинавские государства и страны Восточной Европы. Клинтон, скорее всего, сделает ставку на усиление экономического давления.

Кроме того, украинская власть продемонстрировала полную неспособность к какой-либо внешнеполитической игре. Вся международная стратегия Киева сводится по сути дела к требованию поддержки со стороны западных держав. Если сразу после падения режима Януковича подобные претензии еще могли хотя бы отчасти удовлетворяться, то в нынешней ситуации Киев, ищущий западной помощи, не имеет никаких шансов обрести желаемое.

И не только потому, что в период спада глобальной экономики даже лидеры западного мира обладают ограниченными ресурсами. Главная причина того, что США и ЕС все меньше прислушиваются к требованиям Украины, в том, что Запад утрачивает интерес к судьбе украинского государства.

С точки зрения Вашингтона, все задачи, которые можно было решить, используя украинский политический кризис и последующее противостояние между Москвой и Киевом, в нынешней ситуации утратили актуальность.

Больше не существует угрозы того, что Берлин и Москва от экономического сотрудничества перейдут к геополитическому союзу. Поэтому украинский конфликт утратил для Вашингтона значение в качестве средства, позволяющего противопоставить друг другу Германию и Россию.

Украина так и не стала страной, позволяющей хотя бы в медийном пространстве продемонстрировать благотворность американского влияния. Очевидно, что украинская власть (несмотря на неоднократные рекомендации представителей администрации США) так и не начнет показательную борьбу с коррупцией, что позволило бы утверждать, что украинское руководство, опираясь на поддержку Запада, отказалось от коррупционных схем.

Экономическая ситуация в обозримом будущем будет становиться все более тяжелой, и бессмысленно ждать, что появятся хоть малейшие признаки того, что ориентация на Запад оказала благотворное влияние на украинскую экономику.

У украинской власти, пассивно ожидающей западной поддержки, так и не появилось собственной внешнеполитической игры, которая могла бы помочь Вашингтону в достижении его целей. Более того, украинская правящая верхушка, в которой все сильнее обостряется междоусобная борьба, в ходе внутреннего противостояния сознательно разрушает каналы коммуникации с Россией.

Понятно, что это делается потому, что две главные противоборствующие группировки — президентский БПП и премьерский НФ пытаются перещеголять друг друга в патриотизме. Поскольку представители украинского руководства плохо понимают, в чем состоит патриотическая идеология, они пытаются подменить ее антироссийской позицией.

Каналы коммуникации с Россией могли бы заинтересовать будущую американскую администрацию. И если бы Украина их сохранила, это могло бы серьезно улучшить ее международное положение. Разрушая же связи с Россией, Украина несет огромные экономические потери. Так, согласно докладу технической миссии МВФ в Киеве, опубликованному 8 февраля, предприятия военно-промышленного комплекса Украины от разрыва сотрудничества с Россией потеряли 80% своих доходов.

Но все же самую большую угрозу подобная политика представляет для места Украины в системе международных отношений. Очевидно, что Киев (не сумевший даже воспользоваться конфликтом между РФ и Турцией) так и не смог стать самостоятельным внешнеполитическим игроком. Но каналы коммуникации с Россией могли бы представлять интерес для США и ЕС (а в перспективе — и для Китая).

Если бы Украина продолжала поставлять в Крым продовольствие и электроэнергию, то у будущей американской администрации появились бы дополнительные аргументы для скорейшего разрешения «крымской проблемы».

Сохранение экономического сотрудничества и производственной кооперации между украинскими и российскими структурами позволило бы воздействовать на позицию руководства крупных российских банков и корпораций. И это могло бы представлять огромный интерес как для США, так и для ЕС, особенно в свете возможного американо-китайского противостояния.

Если будет принят законопроект Парубия, ликвидирующий безвизовый режим между Украиной и Россией, то Киев утратит даже теоретическую возможность стать одним из центров внешнего (прежде всего информационного) воздействия на Россию. Судя по всему, главная цель этого законопроекта, который угрожает серьезно снизить внешнеполитические возможности Украины, состоит в том, чтобы столкнуть БПП с Оппозиционным блоком и «Волей народа».

В окружении премьера, насколько можно судить, опасаются, что БПП может установить взаимодействие с этими силами, и это позволит ему разорвать коалицию с НФ и поменять правительство.

Если же президентский блок, пытающийся перещеголять НФ в патриотизме, поддержит законопроект Парубия, то «оппозиционеры» и «народовольцы», ориентирующиеся на избирателей юго-востока, будут вынуждены отказаться от какого бы то ни было взаимодействия с президентской фракцией.

Украинская власть так и не осознала, что антироссийские выходки не имеют ни малейшего смысла для американской администрации и ее европейских союзников, на помощь которых Киев продолжает рассчитывать.

Они только свидетельствуют о полном отсутствии стратегического видения, о непонимании глобальных тенденций и надвигающихся перемен, которые непременно затронут Украину.

И уже нет никакого сомнения в том, что украинская власть не сможет справиться с новыми вызовами и угрозами.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Анатолий Гонтар
14 Февраля 2016, Анатолий Гонтар

Все сводится к одному единственному правилу : "Ребята,давайте жить дружно!"

- 3 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка