Нострадамус от математики

№17-18(737) 28 августа — 3 сентября 2015 г. 27 Августа 2015 4.3

Специальный советник ЦРУ, консультант ряда компаний из списка Fortune 500 и американского министерства обороны Брюс Буэно де Мескита
Брюс Буэно де Мескита

Можно ли предсказывать будущее с помощью, на первый взгляд, маргинальной математической теории? Специальный советник ЦРУ, консультант ряда компаний из списка Fortune 500 и американского министерства обороны Брюс Буэно де Мескита считает, что математика позволяет точно прогнозировать будущее.

Профессор уверяет — разработанная им и усовершенствованная за 25 лет компьютерная модель способна предсказать исход практически любого международного конфликта — при условии ввода корректных исходных данных. Более того, прогнозы математика пугающе конкретны. В клуб его поклонников входят политики, чиновники, известные бизнесмены и разведслужбы. Естественно, он не испытывает недостатка и в людях, невысоко оценивающих работу прогнозиста.

Буэно де Мексита опубликовал свыше 2000 поразительно точных предсказаний по самым разным темам — от террористической угрозы Америке до мирного процесса в Северной Ирландии. Всех их объединяет одно: они основаны на теории игр — эзотерической отрасли математики. «Теория игр — это математическое описание стратегического поведения людей», — считает Мескита.

Так, в марте 2004 г., когда теракт «Аль-Каиды» в Мадриде оказал влияние на ход голосования на общенациональных выборах, проходивших тремя днями позднее, представители американских спецслужб занервничали. Опасаясь, что «Аль-Каида» попытается повторить нечто подобное в ноябре, накануне президентских выборов в США, Пентагон нанял Буэно де Мескиту, чтобы тот с помощью своей модели спрогнозировал грядущие события.

«Я заверил их — терактов в США не будет. Я также отметил, что Завахири — второе лицо в «Аль-Каиде» — проявится примерно ко Дню благодарения», — вспоминает он. И действительно, сразу после завершения ноябрьских выборов Завахири опубликовал очередное видеообращение. В данном случае Мескита оказался прав во всем.

Удивительно, но Мескита вовсе не знахарь-лунатик, гадающий на кофейной гуще в запущенной тиши какого-нибудь подвала. Он заведует кафедрой политики Нью-Йоркского университета, работает старшим научным сотрудником Гуверовского института в Стэнфорде и является автором множества авторитетных академических монографий. Этот человек регулярно консультирует ЦРУ и министерство обороны, в том числе по таким горячим темам, как Иран и Северная Корея, а в 2007 г. выпустил очередную книгу «Стратегия построения предвыборной кампании» в соавторстве с Кондолизой Райс. Его резюме с перечислением академических регалий и званий, членств в редакционных советах, названий научных работ, а также полученных наград, премий и грантов занимает 17 страниц печатного текста.

Несмотря на это, деятельность Мескиты вызывает самые противоречивые оценки. Он как один из ведущих представителей теории игр, или «теории рационального выбора», как ее предпочитают называть политологи, неизменно оказывается в эпицентре жарких споров, ведущихся в наиболее престижных научных учреждениях США.

Эксклюзивная, чрезвычайно сложная с математической точки зрения и мессианская по своему характеру теория рационального выбора меняет не только стиль преподавания политологии, но и саму суть этой дисциплины.

Чтобы проверить точность модели Мескиты, ЦРУ провело своеобразную «очную ставку», сравнив предсказания математической модели с выводами самых опытных аналитиков Лэнгли. Тестирование проводилось по реальным вопросам относительно грядущих событий, и результаты оказались впечатляющими: точность прогнозов модели Мескиты неизменно составляла 90%.

В ходе другого эксперимента разведчики оценили степень достоверности предсказаний Мескиты по поводу 21 политического решения, принятого Европейским Союзом, и точность достигла невероятных 97%. При этом прогнозы математика гораздо конкретнее выводов обычных аналитиков.

Как работает модель Мескиты

Как ему это удается? С помощью математики, уверяет Мескита. «Как и всегда, все начинается с набора предпосылок. Они вводятся в модель строго математическими методами. Затем на их основе составляются уравнения, а дальше следует работа, позволяющая понять, что логически вытекает из этих предпосылок», — поясняет он.

Предпосылки, о которых говорит математик, определяют мотивы каждого из «игроков». Эти мотивы трансформируются в уравнения или логические посылки на основании теории прогнозирования поведения человека с теми или иными мотивами. Дальнейшие действия «игроков» определяет заранее разработанная математическая модель.

Принцип прогнозирования поможет понять так называемая «дилемма узника» — базовая концепция теории игр. Двое грабителей задержаны вблизи места преступления. Полиция допрашивает их по очереди отдельно друг от друга. Правоохранители уверены в их вине, но им не известно, как именно совершено преступление, а потому они предлагают каждому из уголовников заключить сделку. Если оба сознаются и начнут сотрудничать со следствием, они получат по минимальному сроку — 5 лет лишения свободы. Если предпочтут не сознаваться, то им придется провести в тюрьме по году (за то, что при аресте у них обнаружена часть награбленного). Но самым заманчивым выглядит третий вариант: тот, кто сознается во всем, тотчас выйдет на свободу, а второй грабитель будет отбывать максимальный срок наказания — 10 лет.

Какой вариант предпочтут эти люди? Доверятся ли они друг другу и выберут ли то, что явно в их интересах, а именно — не сознаваться? Нет, математическая модель, построенная на основе теории игр и знаний о природе человека, однозначно говорит, что уголовники сдадут друг друга.

Анализируя какую-либо проблему международных отношений, Буэно де Мескита не обращает ни малейшего внимания ни на местную культуру, ни на историю, ни на экономику — факторы, постоянно учитываемые традиционными прогнозистами. Более того, поклонники теории рационального выбора к таким традиционным подходам относятся со снисходительностью, граничащей с пренебрежением. Их интересуют только следующие моменты: чего именно хотят политические игроки, что они говорят о своих желаниях (на словах они часто хотят совершенно другого) и как может повлиять на их карьеру все множество существующих вариантов развития событий. Собранные данные Мескита вводит в свою компьютерную модель, и та вскоре выдает ответ.

Несмотря на враждебное отношение академического сообщества, его модель пользуется немалой популярностью в частном секторе. Консультируя ведущие американские предприятия, компания Мескиты — Mesquita Roundell — берется за проекты минимум с двумя вопросами, а минимальная сумма за такой заказ составляет $50 000. Большинство клиентов обращаются сразу со множеством вопросов.

«Я не торгую своими знаниями, я продаю инструмент, помогающий им добиться максимально возможных результатов. Модель и есть этот инструмент, — поясняет Мескита. — Как правило, если речь идет о судебной тяжбе, мы выдаем им вариант решения, который на 40% выгоднее самого лучшего совета наиболее опытного юриста».

О своих действующих клиентах математик не говорит, но перечень предприятий, воспользовавшихся в свое время его услугами, впечатляет: среди них Carbide, гигантская юридическая фирма Arthur Andersen и British Aerospace.

Тем не менее спектр возможностей компании преднамеренно ограничен. Так, Мескита никогда не скажет, кто станет следующим американским президентом. «Согласно нашей корпоративной политике, мы никогда не используем свою модель в ходе предвыборных кампаний на коммерческой основе. Мы не считаем возможным манипулировать результатами демократического процесса. Мы также никогда не станем обслуживать клиента, желающего манипулировать политикой правительства США, даже если нам понравится такая манипуляция. И мы никогда не подпишем договор с иностранным клиентом, чьи цели противоречат целям правительства США», — говорит Мескита.

Неизменно оригинальные решения

Вероятно, оценивая по достоинству такую лояльность, государство регулярно прибегает к помощи Мескиты и его модели. Так, в свое время он получил задание спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации с ядерной программой Северной Кореи. Свой анализ Мескита начал с предпосылки о том, что лидер КНДР более всего заботится о собственном политическом выживании. По его мнению, главная цель ядерной программы сводится к сдерживанию желания США сместить его с поста — он просто повышает ставки. «Иными словами, решением проблемы может стать создание механизма, одновременно гарантирующего нам, что он не воспользуется ядерным оружием, и убеждающего его в том, что мы не станем препятствовать его выживанию в политике», — уверен математик.

Удивительно, но смысл соглашения, заключенного тогда Соединенными Штатами с Северной Кореей, совпал с выводами Мескиты: Ким согласился демонтировать существующее ядерное оружие, но сохранил ядерный потенциал, а Вашингтон взамен пообещал выделять ему ежегодно определенную сумму в качестве «иностранной помощи». Самое важное в этом соглашении, подчеркивает математик, что оно само по себе обеспечивает свое соблюдение, поскольку каждая сторона имеет стимул выполнять свою часть договоренностей.

Не так давно ученый с помощью своей модели предложил достаточно новаторский подход к разрешению палестинско-израильского конфликта. «Давайте представим себе мирную ситуацию. Что в этом случае палестинцы будут считать главным источником своей экономической состоятельности? Туризм. По крайней мере об этом говорится в их документах.

При этом израильтяне получают немалые доходы за счет туризма, и эти поступления очень легко отследить. В качестве отправной точки в деле построения доверия и взаимовыгодного сотрудничества я бы предложил делить все доходы от туризма по фиксированной формуле, основанной на численности населения региона: это примерно 40% палестинцев и 60% израильтян. Деньги автоматически перечислялись бы каждой стороне. Ведь теперь, когда там бушует насилие, туда не едут туристы. Следовательно, объем доходов от туризма автоматически зависит от уровня агрессивности каждой из сторон конфликта. Этим сторонам достаточно согласовать, кто будет отвечать за распределение доходов — некая юридическая фирма, ООН или кто-либо еще. Подобное соглашение жизнеспособно по сути: оно не требует никакого сотрудничества, за исключением готовности израильтян дать согласие на передачу части доходов на основе упомянутой формулы некоей международной структуре».

Начало карьеры нового прорицателя

Первой попыткой ворваться в мир предсказаний и прогнозов стала публикация в 1984 г. громкой статьи в журнале PS — ведущем издании Американской ассоциации политических наук: в этом материале Мескита назвал имя преемника аятоллы Хомейни. На основе своей модели, тогда находившейся еще в зачаточном состоянии, он спрогнозировал, что после смерти Хомейни на посту его сменит аятолла по имени Хаменеи, который будет править страной совместно с мелким на тот момент клерком Акбаром Хашеми Рафсаджани. В те времена Рафсаджани был настолько «темной лошадкой», что его имени не знали даже репортеры New York Times.

Важнее всего то, что на тот момент Хомейни уже назвал имя своего преемника. Это был совершенно другой человек, а авторитет Хомейни в Иране был настолько велик, что представить себе вариант, когда правящая элита не согласится с выбором лидера, было просто невозможно. Именно поэтому на заседании ассоциации сразу после выхода упомянутой статьи Буэно де Мескиту подвергли форменной обструкции, назвав шарлатаном от математики.

«По сути они назвали меня идиотом, а мою работу — оскорблением и злом, которое нужно давить в зародыше, — вспоминает математик. — Очень непростым было это время для моей карьеры». Тем не менее 5 годами позже — после смерти Хомейни — правящая элита Ирана выбрала руководителями государства именно аятоллу Хаменеи и Хашеми Рафсаджани. Уже на следующем заседании ассоциации самый ярый критик Буэно де Мескиты попросил слова и принес математику публичные извинения.

Успех Мескиты стал толчком к резкому росту популярности теории рационального выбора и приходу математики в политологию. Сторонники этой теории буквально сметали всех и вся на своем пути. К 2000 г., по некоторым оценкам, почти 40% материалов, публиковавшихся в престижном политологическом издании American Political Science Review, так или иначе были связаны с темой рационального выбора. Медленно, но уверенно идеи Брюса Буэно де Мескиты начали завоевывать мир.

Поразительная точность прогнозов Буэно де Мескиты:

  • Он спрогнозировал вторую интифаду и развал мирного процесса на Ближнем Востоке за два года до этих событий;
  • поставил в тупик российских специалистов, назвав имя преемника Брежнева. Модель Мескиты идентифицировала Андропова — человека, чью кандидатуру тогда всерьез не воспринимали;
  • предсказал поражение Даниэля Ортеги и сандинистов на выборах в Никарагуа за два года до голосования;
  • за четыре месяца до трагедии на площади Тяньаньмэнь опубликовал прогноз о готовности китайских ястребов жестко подавлять диссидентов;
  • спрогнозировал, что Франции с огромным трудом удастся принять Маастрихтский договор об учреждении Европейского Союза;
  • точно предсказал дату подписания Белфастского соглашения 1998 г.;
  • спрогнозировал возврат Гонконга Китаю и точно описал процесс передачи за 12 лет до события.

Предлагаем вниманию читателей статью Буэно де Мескиты (написанную в соавторстве), опубликованную более года назад на сайте журнала Foreign Affairs и посвященную Украине. Она хорошо помогает понять логику действий Запада в отношении нашей страны. И в этой части прогнозы авторов безусловно сбылись. Что же касается логики действий украинской власти, то судите сами, как сбылось то, о чем их предупреждали.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Разменная пешка

Людей на Майдан вывело не абстрактное сочувствие к пострадавшим, а то, что они...

Молодая кровь для евроинтеграции

До замминистров вчерашние студенты у нас еще не дослуживались

Война с Холодом, дырка Бублика и совесть Мамая

Полтавщина.... Бурление административно-управленческих страстей здесь значительно...

Бумажный передел токсических миллионов

Почему команде президента очень нравятся древние коррупционные схемы

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка