Новая эра террора

№45–46(751) 4 — 10 декабря 2015 г. 03 Декабря 2015 1 3.4

Сегодня «Исламское государство» перехватило у «Аль-Каиды» «титул» самого опасного проводника идеологии экстремистского джихада. Но в настоящее время ИГ предпочитает отступать а не драться. Всего за несколько часов до того, как небольшая группа экстремистов провела в Париже серию терактов от имени ИГ, в Сирии развернулась практически односторонняя битва.

«Одностороннее» сражение

Силы курдов и езидов установили контроль над Синджаром — ключевым городом на трассе, связывающей фактическую столицу ИГ Ракку с иракским Мосулом, — фактически лишив террористическую группировку главного канала снабжения. До наступления, предпринятого 12 ноября, позиции боевиков на протяжении нескольких дней подвергались мощным авианалетам коалиционных сил. Когда курды вошли в город, количество его защитников можно было пересчитать по пальцам.

«Двигаясь в направлении города, мы не сделали ни единого выстрела. Там было не более 20 боевиков ИГ», — заявил боец пешмерга (вооруженных формирований курдов) в интервью газете The National.

После себя боевики оставили мины, а на шоссе на выезде из города организовали имитацию контрнаступления. Воспользовавшись своим неистощимым, постоянно пополняющимся ресурсом — религиозными фанатиками, — они прикрутили стальную плиту к капоту старого грузовика, начинили его взрывчаткой, посадили за руль боевика-камикадзе и направили авто в сторону позиций курдов.

Те ожидали подобного развития событий и даже принялись возводить земляной вал поперек шоссе. Первый выстрел из противотанкового гранатомета — перелет. Второй попал точно в цель, однако единственной жертвой оказался водитель-смертник.

По сути главной причиной поражения стала избранная ИГ тактика. После захвата Синджара в августе 2014-го боевики убили сотни (а может, и тысячи) подростков и стариков, стреляя им в затылок или сбрасывая их со скал. Многих молодых женщин насиловали или продавали в рабство. Десятки тысяч мирных жителей спасались бегством.

Так что руководству и пилотам западных ВВС не пришлось беспокоиться, что под бомбежки попадут ни в чем не повинные люди.

События под Синджаром — лишь последние в серии обескураживающих поражений, вынуждающих ИГ запускать в действие остатки своих резервов в Ираке и Сирии. В конце января текущего года группировка потерпела первое значимое поражение, проиграв затяжное сражение у города Кобани сирийским курдам. Месяцами пешмерга методично отбивали у ИГ все больше и больше территории, отрезая террористам выход к внешнему миру вдоль сирийско-турецкой границы. «Халифат», провозглашенный в прошлом году Абу Бакром аль-Багдади, сократился до отдельных изолированных форпостов, а предполагаемая численность боевиков ИГ — по оценкам, 60 тыс. — внезапно оказалась раздутой и преувеличенной.

Сталкиваясь с неуклонно нарастающим сопротивлением в Сирии и Ираке, «Исламское государство» взяло на вооружение новую тактику, инспирируя масштабные теракты по всему миру. Сегодня оно перехватило у «Аль-Каиды» «титул» самого опасного проводника идеологии экстремистского джихада. С начала 2015 г. группировка постоянно наращивала масштабы международной активности, нанося точечные удары в Ливии, Египте, Йемене и Бангладеш. А ее мрачные «достижения» недавнего времени — 224 погибших в Синае (имеется в виду крушение самолета А321. — Ред.), 43 в одном из районов Бейрута, а также 129 убитых (и более 300 раненых) в столице Франции — наверняка далеко не последние. Война Запада против терроризма вступила в новую фазу, но конца пока не видно.

«Исламское государство» всегда было большей частью миражом. Завахири — один из лидеров «Аль-Каиды» — неоднократно говорил, что мусульманский мир все еще не готов к настоящему халифату. Бен Ладен призывал в первую очередь к длительной, упорной священной войне — и лишь после ее завершения предлагал заняться созданием контролирующего весь мир исламского правительства.

Однако времена меняются — когда-то, в первые дни иракской войны, когда «Исламское государство» было всего лишь одним из младших партнеров по джихаду, оно именовалось «Аль-Каида в Ираке». Иорданский основатель этой группировки — аз-Заркави — во многих вселял ужас, а его боевики славились чрезвычайной жестокостью. Но после гибели этого деятеля в 2006-м его террористический бренд — пытки и обезглавливание оппонентов, — похоже, помаленьку стал выходить из моды.

Лишь с 2010 г., когда во главе боевиков встал аль-Багдади, началось становление нынешнего ИГ, основанного на простой и жестокой логике — на разжигании религиозной войны против шиитов. Как показал дальнейший опыт, стратегия вбивания клиньев между этническими и религиозными группами сработала даже лучше, чем ожидалось. В конце 2012 г. группировка начинает активно действовать не только в Ираке, но и в Сирии.

Окончательный разрыв с «Аль-Каидой» произошел весной 2013-го: тогда аль-Багдади объединил свои войска в Сирии и Ираке и объявил о создании Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ). На протяжении нескольких последующих месяцев его группировка, возглавляемая опытными бойцами из Ирака, в том числе бывшими офицерами армии Саддама, умело воспользовалась безумием и смутой сирийской гражданской войны и установила контроль над огромными территориями в обеих странах. Этот впечатляющий успех привел к радикальной мобилизации глобального содружества сторонников джихада. К концу июня 2014 г. аль-Багдади объявил о создании халифата, и в его ряды начали активно вступать боевики из всех регионов мира.

Перекрыть кислород не так просто

Вот уже более года лидеры стран Запада решительно осуждают зверства ИГ и обещают остановить его продвижение. Но при всех клятвенных заверениях и браваде особых успехов на этом направлении пока не заметно.

Одна из главных сложностей состоит в том, что ИГ остается одной из наиболее хорошо финансируемых террористических группировок мира, получая ежедневно миллионные доходы из самых разных источников, чем радикально отличается от большинства террористических организаций. С первых дней существования «Исламское государство» практически полностью само себя финансировало, а его члены оказались одновременно как предприимчивыми, так и беспощадными в поиске источников дохода.

Боевики ИГ угоняют домашний скот, грабят банки, обкладывают данью национальные меньшинства, фермеров и дальнобойщиков. На собственной территории они активно используют методы вымогательства и рэкета, а также добились огромных успехов в организации похищений иностранцев ради выкупа. По некоторым данным, Франция весной 2014 г. выплатила $14 млн. за освобождение четверых журналистов, а итальянцы в январе 2015-го заплатили $12 млн. за свободу двух сотрудниц гуманитарной миссии.

Мародерство и торговля древностями, добытыми на археологических раскопках в Ираке и Сирии, оказались весьма прибыльным бизнесом. Большинство раритетов вывозится через Турцию и Иорданию, попадая в конце концов в руки богатых западных коллекционеров.

И все же главным источником доходов ИГ остается экспорт нефти на «черный рынок». На этом потоке (приносящем, по оценкам министерства финансов США, около $500 млн. в год) практически не сказались месяцы американских бомбардировок, поскольку инженеры стремительно ремонтируют скважины и нефтеперерабатывающие заводы. Пути контрабанды тщательно продуманы и организованы — сегодня они функционируют так же безупречно, как и во времена Саддама.

И только в конце октября коалиция всерьез взялась за борьбу с этим «бизнесом», поставив задачу уничтожить как минимум восемь крупных нефтяных месторождений и две трети контролируемых ИГ перерабатывающих заводов. Американцы 15 ноября, т. е. за два дня до терактов в Париже, уничтожили на востоке Сирии 116 бензовозов с нефтью. Такой шаг свидетельствует о резком пересмотре своей политики Соединенными Штатами, ранее предпочитавшими не наносить удары по транспорту, чтобы избежать гибели водителей — гражданских лиц, непричастных к военным действиям.

Борьба против источников финансовой поддержки ИГ также оказалась куда сложнее, чем предполагали. Организация Объединенных Наций забила тревогу по поводу распределения в Сирии гуманитарных средств — без какого-либо контроля и документальных подтверждений. Согласно данным ООН, по состоянию на конец 2014 г. крупные доноры из богатых нефтяных стран Персидского залива пополнили казну террористической организации как минимум на $40 млн. Значительная часть этих средств поступала через Кувейт и Катар, где местное законодательство не запрещает подобных сделок.

Эта проблема может оказаться даже более масштабной. Как сообщил Владимир Путин, выступая на саммите G20 в Турции, российская разведка установила, что в финансировании ИГ участвуют 40 стран, в том числе ряд государств «большой двадцатки».

Судя по всему, выработанный план борьбы с ИГ уже ни на что не годится. Стремительность, с которой группировка трансформировалась в силу, способную организовывать масштабные теракты по всему миру (или по меньшей мере содействовать их организации), напугала мировых лидеров.

Масштаб военной кампании против халифата нарастает резкими темпами — как на земле, так и в воздухе. Недавно в Вене США, Россия и более десятка других заинтересованных стран разработали план проведения мирных переговоров между правительством Асада и повстанцами — они должны начаться 1 января. Данный план предусматривает прекращение огня, формирование временного «правительства единства» за шесть месяцев, принятие новой конституции, а в середине 2017 г. — проведение свободных и открытых выборов под контролем ООН. Столь быстрые темпы стабилизации выглядят не слишком реалистичными, но есть как минимум один повод для оптимизма. За столом переговоров присутствовали представители Саудовской Аравии и Ирана — региональных конкурентов, оказывающих поддержку противоборствующим сторонам сирийского конфликта.

Сложнее всего, говорят аналитики, преодолеть последствия региональных конфликтов и конкуренции между Ираном и Саудовской Аравией по сирийскому вопросу. Нелегко также снять постоянно растущее недоверие между россиянами и американцами. Принятое Путиным в конце сентября решение о том, что РФ начнет собственными силами наносить авиаудары — как против ИГ, так и в поддержку сил Асада, — в одночасье изменило суть этой войны, обеспечив лидера РФ немалым числом рычагов влияния за столом переговоров.

Россияне давно бьют тревогу, говорят аналитики. Более всего их беспокоят вероятность нового пожара на Кавказе и возможность проникновения боевиков ИГ в такие регионы, как Чечня. Россиянам сложно понять, какой смысл изгонять Асада, не подыскав ему соответствующей замены, а Запад, видимо, так и не усвоил уроков Ливии и Ирака.

Самый эфемерный халифат

«Исламскому государству», вероятнее всего, суждено стать самым «недолгоживущим» халифатом в мировой истории. Его оппоненты уже организованы и получают помощь от иностранных партнеров. В этой связи ему становится все сложнее удерживать под своим контролем огромные территории. Однако источником поддержки ИГ все еще остаются арабы-сунниты, поскольку у них практически нет других сторонников или какой-либо альтернативы.

«Нас всех обвиняют в терроризме... А я больше боюсь курдов, чем ИГ. Я бы лучше жил под властью ИГ, поскольку они по крайней мере хоть что-то делают для суннитов», — заявил в интервью журналу Maclean's в июне прошлого года один из арабских беженцев. Десятки арабских семей придерживаются такой же точки зрения: для них ИГ — наименьшее зло из всех возможных вариантов...

И эти люди — вовсе не жестокие экстремисты: это семьи с малыми детьми, страстно говорящие о своем стремлении к миру; это бедные земледельцы, желающие вернуться на свои наделы и мечтающие, чтобы их оставили в покое. Но сложившиеся обстоятельства вынуждают их выбирать, какую из сторон поддерживать.

По данным отчета конгресса США, подготовленного в конце апреля текущего года, за период с 2011 г. в ряды боевиков ИГ вступили не менее 20 тыс. иностранцев, причем около 3400 из них — граждане стран Запада. Последние сведения, обнародованные правительством Франции, свидетельствуют, что в составе этой группировки сегодня воюют 520 французов.

И если халифат, существующий на территории Ирака и Сирии, действительно распадется, такой исход в перспективе окажется еще более опасным для всего мира.

Вывод советских войск из Афганистана в 1989 г. позволил тысячам моджахедов вернуться в родные края и мечтать о дальнейшем участии в джихаде. Крах «Исламского государства» станет поводом для радости — но эта победа вполне может обернуться еще более страшными событиями.

По материалам публикации в Maclean's (Канада),
подготовил 
Константин ВАСИЛЬКЕВИЧ

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Крым: когда аннексия — не совсем аннексия

«Ни одно из государств Тихоокеанского региона, поддержавших проведенный РФ...

Ремонт клетки

Если сотрудник каждый рабочий день встречает десятки, сотни преступников с...

Острижем себя сами

Президент не смог побороть блокаду оккупированных территорий, так он этот процесс...

Не надо правдоподобности!

Блокада Донбасса совершенно очевидно зашла в тупик, и каждый день наносит...

Гонка истощений

МИД Украины понадеялся, что в Международном суде не отличат крымских татар от татар...

Голландские выборы под звуки «турецкого марша»

По рейтингам правящей партии заметно ударила позиция правительства относительно...

Вперед с Макроном, в изоляцию с Ле Пен: выбор за...

Со времен де Голля ни одному кандидату не удалось победить на президентских выборах...

Болгары желают «Наздраве!»

В минувшую среду, 1 марта, в зале «Европейский» отеля «Президент», что в...

Читая Трампа: опасность излишне усердного...

Сделка в духе Фауста: прибыльные экономические связи с самым мощным государством...

Ответственность в рамках альянсов США: разделять, а не...

Если странам Балтии или Польше требуются гарнизоны войск НАТО, обеспечивать их...

Ртутные истории

Покушение на Кононенко может стать важным массмедийным фактором

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
niky

по сообщениям Генштаба РФ -в ноябре бомбежками СУ-24 -разбито 1080 штук-трак-танкеров с нефтью от ИГИЛ в Турцию..явно что числа несопоставимые....и нужна Сила для наземной Войсковой операции..после бомбежек

- 1 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка