Общее только название

№37(833) 15—21 сентября 2017 г. 13 Сентября 2017 4.3

Закрученный сюжет с миротворцами в Донбассе продолжает набирать обороты. Из выступлений зарубежных официальных лиц известно, что существуют официальные украинские и российские проекты резолюции СовБеза. Тексты их не опубликованы, однако, как сказал на правительственной пресс-конференции в Берлине 8 сентября спикер МИД Германии Мартин Шефер, общее в этих резолюциях только название. Между тем разница в подходе Москвы и Киева к мандату «голубых касок» выглядит понятной и по выступлениям политиков.

Так, с российской точки зрения, миротворцы могут быть не разделяющей стороны силой, как бывает чаще всего, а только охранниками миссии ОБСЕ. При этом в разговоре с канцлером Германии Ангелой Меркель 11 сентября Владимир Путин заявил, что в такой роли они могут выступать не только на линии соприкосновения, как предлагалось изначально, «но и в других местах, где СММ ОБСЕ проводит свои инспекционные поездки в соответствии с минским Комплексом мер». Такой шаг предполагался в прошлом номере в статье Алексея Попова, где говорилось, что Россия просто приберегает его, чтобы показать готовность к уступкам («Каски вызывали?», см. №36 от 08.09.2017 г.).

Первоначальное предложение России по сути предполагало задействовать миротворцев лишь в ограниченном числе патрулей миссии. Ибо СММ вообще ездит не по самой линии соприкосновения — это крайне опасно, а по ближним и дальним тылам, в частности, посещая пункты перехода границы на неконтролируемом Киевом участке, места обстрелов, склады хранения вооружений обеих сторон, но на всей территории патрулирования сталкивается с вооруженными людьми. А в случае предварительного отвода сил сторон, чего требует Россия, линия соприкосновения просто окажется пустым пространством в военном отношении. Поэтому миротворческая охрана миссии, конечно, логична на всем Донбассе, где проходит наблюдение СММ.

Но ясно, что такая уступка Москвы недостаточна для Киева. Так, развернутая позиция Украины была изложена 7 сентября в послании президента Порошенко Верховной Раде:

«Во-первых, мы выступаем за развертывание полноценной миротворческой Миссии ООН на всем Донбассе. Она должна иметь целью не консервацию российской оккупации и легализацию российского военного присутствия, а обеспечение прочного мира в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины и полное восстановление территориальной целостности нашего государства.

Во-вторых, будущая Миссия ООН должна быть размещена на всей временно оккупированной территории, включая неконтролируемый участок российско-украинской государственной границы.

В-третьих, упомянутая Миссия должна соответствовать руководящим принципам осуществления миротворческих операций ООН, а это априори исключает участие в ней представителей страны-агрессора или стороны конфликта.

В-четвертых, ни о каком согласовании с российскими боевиками параметров участия будущей миссии ООН речи идти не может.

В-пятых, работа над упомянутой инициативой никоим образом не является основанием для отмены существующих международных санкций против России».

Эта позиция по сути совпадает и с мнением Запада: так, 6 сентября официальный представитель госдепа Хизер Науэрт («Википедия» транслитерирует ее фамилию как «Нойерт») сказала: «возможность миротворческих сил ООН для Восточной Украины достойна изучения», но «любая такая сила должна обладать широким мандатом для обеспечения мира и безопасности на всей оккупированной территории Украины, вплоть до границы с Россией, чтобы избежать углубления или институционализации подразделений внутри Украины».

Аналогично представляли мандат миротворческой миссии и заместитель спикера федерального правительства Ульрике Деммер (о чем сказано и в статье Попова), и уже упомянутый Мартин Шефер. А это говорит об общей позиции и МИД Германии, и правительства в целом. Правда, порой представители Запада — например, министры иностранных дел Германии Зигмар Габриэль и Франции Ив Ле Дриан — делали общепозитивные замечания по поводу инициативы Путина, однако их высказывания были очень расплывчаты, поэтому будет существенным домыслом предполагать, что они поддерживают российскую идею в чистом виде.

А когда речь доходит до конкретики, то оказывается, что понимание мандата миссии Украиной и Западом практически идентично. Небольшое различие между ними сводится к тому, что Запад высказывает комплименты по поводу факта российской инициативы и замечания по поводу ее содержания, а украинская сторона обходится без комплиментов.

Тезис о размещении СММ на всей территории самопровозглашенных ДНР и ЛНР, который отстаивают Киев и Запад, означает, что по сути они выступают за мандат, аналогичный мандату войск ООН в Сербской Краине в 1992—1995 гг. Тогда по мирному плану бывшего госсекретаря США Сайруса Вэнса предполагалось, что вся территория этой непризнанной республики делилась на три зоны безопасности, защищенные ООН.

На территории этих зон размещались «голубые каски», предполагался вывод оттуда войск югославской армии и сдача оружия местными военными формированиями, тогда как сохранялась местная полиция, вооруженная стрелковым оружием, которая действовала вместе с полицейскими ООН. Также предусматривался и контроль «голубых касок» над границей (т. е. над неконтролируемыми Хорватией участками ее границы с Сербией и Боснией) и возвращение беженцев (а это были в основном хорваты, изгнанные сербами). В итоге предполагалось, что в ходе переговоров властей самопровозглашенной республики с Загребом будет определен некий статус сербов в Хорватии.

Югославские войска покинули Краину, и местные сербские формирования поначалу сдали немало оружия на склады, которые оставались под двойным контролем — их и миротворцев. Но нападения хорватской армии привели к тому, что сербы в основном забрали это оружие обратно без сопротивления «голубых касок». Миротворцы же в основном разделяли враждующие стороны и не занимались активным разоружением краинских сербов, которые сохраняли свою армию и государственные институты (впрочем, ликвидация последних не предполагалась резолюцией СовБеза). Это раздражало Загреб, и он ставил вопрос о прекращении миротворческого мандата. В итоге, как известно, хорватская армия заняла территорию самопровозглашенной республики в 1995 г., и миротворцы, уступавшие ей числом и техникой, этому не препятствовали.

Т. е. опыт Краины на самом деле показал неспособность «голубых касок» выполнить как свой типичный мандат (быть эффективным буфером между противниками), так и мандат нетипичный (провести разоружение одной из сторон).

Поэтому российское предложение реализовать проще. Кроме того, оно является более экономным. В Хорватии численность миротворцев достигала 15 тыс. Операции с таким числом контингента сейчас обходятся в миллиард долларов в год. Но на неподконтрольной Украине территории Донбасса проживает в 8,5 раза больше населения, нежели проживало в Сербской Краине, да и сама эта территория больше. Т. е. очевидно, что в миллиард ООН бы не уложилась. Платят же за эти операции ведущие страны. Например, на США приходится четверть миротворческого бюджета организации, и американцы постоянно говорят, что хотели бы сократить затраты на миротворческие операции.

Тем не менее в настоящее время Запад не исходит из соображений экономии. Однако пока невероятно, чтобы Россия согласилась с его концепцией. С другой стороны, теоретически возможно, что Запад поймет: российский проект — это все же лучше, чем ничего, и поэтому будет уговаривать Киев, чтобы он согласился на такой вариант хотя бы для начала. Но вероятность таких уговоров невелика, а вероятность согласия с ними Киева — еще меньше.

Как отметил 6 сентября Мартин Шефер, еще много воды утечет в Гудзоне, прежде чем будет принято какое-то решение по поводу миротворцев. То есть фактически он сказал другими словами ту же мысль, которой наш автор завершил в прошлом номере статью на миротворческую тему: «в любом случае конец этому дипломатическому квесту пока не просматривается».

Сергей БУРЛАЧЕНКО

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Да ниспошлет Аллах взамен этого горя благо вам!

12 ноября на западе Исламской Республики Иран (ИРИ), недалеко от границы с Ираком,...

«Киевобляне» поставили диагноз БПП

Чем ближе зона АТО, тем весомей админресурс

Станет ли Варшава оперативным центром НАТО?

Польша радикально наращивает расходы на оборону

«Войти в Абхазию вынудили Россию мы сами!»

Если Тбилиси будет руководствоваться собственными национальными интересами, при этом...

Удар по офшорам и штабам

Офшорная схема с российским сжиженным газом — это, конечно, не полет на Луну в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка