Открытый финал украинской драмы

№13(766) 1 — 7 апреля 2016 г. 31 Марта 2016 1 4.8

Джон Керри заявил, что несмотря на наметившееся сближение, между Вашингтоном и Москвой остаются противоречия, связанные с российскими действиями в Донбассе и в Крыму // clubz-bg.ru

Во влиятельном журнале «Атлантик» опубликована статья Джеффри Голдберга, одного из самых известных журналистов-международников, написанная им на основе нескольких интервью с президентом Обамой. Точнее говоря, статья должна выйти в апрельском номере журнала, но она уже появилась на сайте издания и наделала много шума.

Украинские просчеты и американские планы

Барак Обама, которому уже незачем скрывать свое подлинное отношение к событиям международной жизни, достаточно откровенно рассказал о своей позиции по наиболее важным вопросам. В беседе с Джеффри Голдбергом он дал понять, что донбасский конфликт (и предшествовавший ему украинский политический кризис) нельзя рассматривать в отрыве от всего комплекса взаимоотношений между Украиной, Россией и Западом.

Позиция американского президента по украинской проблеме выглядит простой и логичной: Украина представляет огромную важность для России, но не имеет особого значения для национальных интересов США.

Поэтому он считает необходимым сдерживать российскую экспансию, вынуждая Москву руководствоваться в отношениях с Украиной нормами международного права, но выступает против того, чтобы использовать для этого слишком жесткие экономические меры (и уж тем более вступать в военный конфликт с Россией по этому поводу).

Джеффри Голдберг обобщил те мысли, которые Обама высказывал на протяжении длительного времени. Речь идет именно о геополитической доктрине американского президента, т.е. об устоявшейся системе взглядов, которая определяла его деятельность на международной арене. Правда, до этого она не излагалась столь откровенно, но ее все же можно было проследить. Однако украинское руководство предпочитало строить свои планы на основании собственных представлений о том, какие цели должна ставить перед собой американская администрация в украинском конфликте.

Киев в своих действиях исходил из того, что главная задача США в том, чтобы нанести Кремлю тяжелое внешнеполитическое поражение, которое подорвет позиции российской власти как на международной арене, так и внутри страны. А значит, Вашингтон-де будет всеми средствами добиваться того, чтобы Украина вышла победительницей из столкновения с Россией. Поэтому нужно только проявить твердость и доказать свою готовность стать главным внешнеполитическим противником Кремля. И тогда Украине будет гарантирована не только перспектива интеграции в ЕС на выгодных для нее условиях, но и значительная поддержка со стороны Запада — как финансовая, так и военно-политическая.

В действительности Украина, видящая себя стратегическим врагом России, не представляет интереса ни для США, ни для ЕС. Безусловно, ведущие страны Запада хотели бы включить Украину в собственную сферу влияния. Но при этом им важно, чтобы существовали тесные украинско-российские отношения (в особенности в сфере экономики). Только в этом случае можно гарантировать, что украинская экономика сохранит инвестиционную привлекательность, а разногласия между Киевом и Москвой, создающие пространство для геополитической игры и потому в целом выгодные Вашингтону и Берлину, не перейдут в плоскость военного конфликта.

Таким образом, стремление Киева придать украино-российским отношениям характер стратегического противостояния самым неблагоприятным образом сказалось на европейских перспективах Украины, которые два года назад, после бегства Януковича и формирования новой власти, выглядели намного лучше, чем сегодня.

Еще в ноябре 2014 г., выступая на международной конференции, министр иностранных дел Павел Климкин заявил, что Украину не устраивает «евроинтеграция без вступления в НАТО».

Судя по всему, европейские лидеры с пониманием отнеслись к позиции руководства украинского МИДа: процесс европейской интеграции Украины фактически остановлен, страна так и не стала частью европейского экономического пространства и даже по уровню и качеству культурных связей с ЕС сильно отстает от России.

Справедливости ради нужно сказать, что новая украинская власть в этом отношении только продолжала тот курс, который проводился в последние годы правления Яунковича. Вследствие тяжелых социальных противоречий и постоянной междоусобной борьбы между олигархическими кланами Украина утратила способность самостоятельно справляться как с внешними, так и с внутренними вызовами. Власть была вынуждена добиваться, чтобы за нее это сделали другие.

При Януковиче Киев еще мог выбирать между Западом и Россией. У нынешней власти нет даже этого выбора: ее внешнеполитическая стратегия строится на надеждах на западную помощь просто потому, что какую-либо иную доктрину она неспособна выработать. Украина в своем нынешнем виде по сути ничего не может предложить Западу, кроме конфликта с Россией.

Но США и ЕС не собираются конфликтовать с Россией: они готовы пойти на компромисс с Кремлем, если он откажется от своих внешнеполитических амбиций (чрезмерных — с американской и европейской точки зрения).

На протяжении последних трех лет многие эксперты (как украинские, так и зарубежные) говорили о том, что Украина утрачивает не только внешнеполитическую, но и внутриполитическую субъектность (подобные предупреждения неоднократно звучали и со страниц «2000»). Процесс утраты субъектности завершился, но главная проблема теперь в том, что Запад, вопреки расчетам украинской власти, не собирается заниматься управлением экономикой и помогать выстраивать отношения с соседями. А заниматься этим самостоятельно нынешний Киев не умеет.

Сближение как главная угроза

Добровольная десуверенизация, на которую пошла украинская власть под грузом внутренних противоречий, привела к тому, что Киев больше не может оказывать влияние на геополитические процессы, в том числе непосредственно связанные с Украиной.

Соответственно, Украина лишилась возможности самостоятельно извлекать выгоду из событий на международной арене. Киев может рассчитывать только на то, что другие игроки примут нужные ему решения или договорятся между собой на условиях, которые устраивали бы Украину.

Но тут возникает вопрос: а чего, собственно говоря, добивается украинская власть? Возврата Крыма? Но почему тогда ничего не делается для распространения соответствующих взглядов на полуострове? Напротив, организовав экономическую блокаду, отказавшись поставлять электроэнергию, объявив о планах по превращению Крыма в национальную автономию крымских татар, украинская власть только настроила против себя крымчан. Регулярная гуманитарная помощь нуждающимся и агитационная деятельность, учитывающая особенности крымского массового сознания, гипотетически давали бы шанс изменить обстановку в Крыму в пользу Украины. Но Киев явно не собирается этим заниматься.

Может, Киев хотел бы вновь интегрировать в украинское экономическое и политическое пространство ту часть Донбасса, которую занимают сегодня самопровозглашенные республики? Но зачем же тогда рвать экономические связи и всеми средствами затруднять нормальные коммуникации с этой территорией?

Внешнеполитический курс украинского руководства ясно свидетельствует: больше всего ему хотелось бы получить возможность объявить о своей победе в противостоянии с Кремлем. Российская власть должна не просто отказаться от своего курса: Киев желал бы, чтобы она пошла на такие уступки, которые ясно говорили бы о том, что она побеждена и разгромлена. Поскольку сам он добиться этого не в состоянии, он ожидает подобного результата от своих западных партнеров.

Как показывает визит в Москву 24 марта госсекретаря Джона Керри, эти упования останутся бесплодными.

Посещение российской столицы главой американского внешнеполитического ведомства состоялось вскоре после возобновления переговоров между участниками сирийского конфликта (это произошло 14 марта), который во многом определяет американскую политику на Ближнем Востоке. Поэтому Керри нужно было прежде всего продемонстрировать, что между США и Россией по сирийской проблеме достигнуто принципиальное взаимопонимание. Американской администрации это требовалось, чтобы показать другим игрокам: им не стоит рассчитывать, будто, сорвав переговоры, они смогут, играя на российско-американских противоречиях, решить собственные проблемы.

Еще одна важная цель Вашингтона заключалась в том, чтобы продемонстрировать: за сирийские договоренности он не собирается расплачиваться уступками по украинскому вопросу. Секретарь государственного департамента по итогам своих переговоров с РФ заявил, что несмотря на наметившееся сближение, между Вашингтоном и Москвой остаются противоречия, связанные с российскими действиями в Донбассе и в Крыму.

Но Киев подобная позиция госдепа не устраивает, поскольку любое сотрудничество между Россией и США представляет смертельную угрозу для интересов украинской власти. Кремль ради достижения компромисса с Вашингтоном может пойти на реализацию минских договоренностей, которые предусматривают создание механизмов, позволяющих российской власти если не оказывать влияние на формирование государственного курса Украины, то по крайней мере предупреждать его антироссийский характер.

С точки зрения украинских стратегических интересов это, наверное, неплохо. Появляется возможность избежать повторения в будущем нынешнего российско-украинского конфликта, который нанес Украине огромный экономический ущерб и поставил под вопрос ее территориальную целостность. Но для действующей украинской власти реализация Минских соглашений в их нынешнем виде — очевидное поражение, поскольку они во многом отражают российские требования. Соответственно, будут необратимо подорваны позиции власти, требовавшей жертв от украинского общества ради победы в конфликте в Донбассе и не сумевшей обеспечить эту победу.

Последствия катастрофы

Украина, утратившая внешнеполитическую субъектность, фактически отстранена от принятия решений, от которых зависит ее собственная судьба. И это означает, что ее могут заставить пойти на компромисс на невыгодных для нее условиях. Точнее говоря, трудно сомневаться в том, что это непременно произойдет.

В настоящее время перспективы политического урегулирования донбасского конфликта зависят от отношений, складывающихся между США и Россией. Важной целью политики американской администрации на «российском» направлении было снижение роли Германии в европейской системе безопасности. Эта задача полностью решена: США вновь стали главным гарантом безопасности для стран Восточной и Северной Европы. А значит, американское влияние на Европейском континенте неизбежно возрастет, что перечеркнет планы Германии стать не только экономическим, но и политическим лидером ЕС. Впрочем, Ангела Меркель, судя по всему, смирилась с подобным развитием событий. Германия, занимавшая самостоятельную позицию во время противостояния Януковича и оппозиционной коалиции, отказалась от собственной игры и поддерживает (иногда с некоторыми оговорками) действия США.

Даже если Вашингтон пойдет на расширение формата переговоров по урегулированию украинского кризиса и согласится, чтобы к ним присоединились восточноевропейские страны, ситуация не изменится. Важнейшие решения все равно будут приниматься на основании договоренностей между РФ и США. Причем представители этих стран будут вести поиск компромисса за пределами официальных переговорных площадок. Более того, уже сейчас понятно, что основой для американо-российского соглашения по Украине могут стать только минские договоренности, которые в принципе устраивают обе стороны.

И здесь для украинской власти возникает непреодолимое противоречие. С одной стороны, она не может отказаться от пассивной роли во внешнеполитическом процессе и выступить в качестве самостоятельного игрока на международной арене. Факторы, вызвавшие процесс десуверенизации Украины, так и не были устранены. С другой — украинское руководство не может выполнить минские договоренности в полном объеме: для него это означало бы политическое самоубийство.

Не стоит забывать, что украинская власть больше не в состоянии самостоятельно управлять и внутриполитическими процессами: противоречия между олигархическими группировками не исчезли после поражения «донецкого» клана и частичного раздела его наследства. Напротив, по мере развития экономического кризиса междоусобная борьба между крупнейшими собственниками только обостряется: прибыльных объектов становится все меньше, а финансовые потоки все сильнее сокращаются.

Если бы не внешнее управление, сдерживающее амбиции и претензии соперничающих группировок, то Украина переживала бы сегодня столь же жесткий политический кризис, как и осенью 2013 г., который также мог бы завершиться силовым противостоянием. Причем в этот раз конфликт шел бы не по линии «власть — оппозиция»: главными соперниками стали бы президент и премьер. Это значит, что в конфликте внутри украинской власти и с той, и с другой стороны были бы задействованы правоохранительные структуры. Поэтому речь шла бы не просто о серьезной дестабилизации, но о распаде всей системы государственного управления.

Администрация США старается не допустить прямого столкновения Арсения Яценюка и Петра Порошенко, который, видимо, пока не получил благословения Вашингтона на продвижение своего ближайшего союзника Владимира Гройсмана на пост премьер-министра. Впрочем, США, судя по всему, больше не верят в политические перспективы Яценюка, которому даже его жесткая антироссийская позиция не помогла вернуть доверие прежних сторонников. Поэтому вполне возможно, что Порошенко все же привезет из своей американской поездки (она продлится с 30 марта по 2 апреля) разрешение на смену премьера. Он вполне может его получить, если даст гарантию, что отставка Яценюка не приведет к досрочным выборам.

Скорее всего, президент всерьез на это рассчитывает: чтобы продемонстрировать американской стороне свою добрую волю, он накануне визита в США пошел на отставку генпрокурора Виктора Шокина, увольнение которого 29 марта одобрила Верховная Рада.

Этот шаг вызвал благосклонные отзывы в Вашингтоне: представитель госдепартамента Марк Тонер заявил, что отставка генпрокурора свидетельствует о серьезном отношении Киева к процессу реформ. Положительно оценил уход Шокина и американский посол в Украине Джеффри Пайетт.

Безусловно, в случае отставки Арсения Яценюка ситуация несколько упростится. Исчезнет острое противостояние внутри власти, поэтому президент сможет приступить к выполнению минских договоренностей, не рискуя потерпеть политическое поражение.

Однако какое бы решение ни приняли в Вашингтоне, драма, связанная с утратой Украиной внешнеполитической субъектности и способности самостоятельно справляться с вызовами, подходит к концу. Администрация США, использовавшая украинский кризис для решения собственных задач, ясно осознает, что дальнейшее поддержание политической стабильности в Украине будет требовать все больших усилий и приносить все меньше практической пользы.

Финал украинской драмы пока остается открытым. Но развитие событий будет зависеть не от воли украинского общества, а от позиции внешних игроков, прежде всего США и России. Если Москва и Вашингтон договорятся, то Киев либо заставят принять законопроекты, необходимые для реализации минских договоренностей, либо (если в парламенте, несмотря на американское давление, все-таки не удастся найти голоса в поддержку этих законов) вынудят согласиться на превращение Донбасса в новое Приднестровье.

Клинтон давно рассталась с иллюзиями

Если компромисс между США и РФ так и не будет достигнут, то урегулирование украинского кризиса администрация Обамы оставит на усмотрение следующего президента. Скорее всего, на предстоящих выборах победит Хиллари Клинтон, которая может занять по отношению к России более жесткую позицию. Но вряд ли можно сомневаться, что новая хозяйка Белого дома также не будет принимать во внимание ни стратегические интересы Украины, ни пожелания украинской власти.

Украина не будет ее любимой геополитической игрушкой. Даже в детстве лидер класса и президент школьных клубов, отличница и религиозная активистка Хиллари редко находила время на игры с любимыми куклами, а нелюбимых и в руки не брала. Только если для снимка на память.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Долгопятов
02 Апреля 2016, Владимир Долгопятов

Украинские внешние да и внутренние дела так же сильно запахли нафталином. Посмотрим несколько позже, чем закончится эта игра.

- 8 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка