Партия регионов готовится к реабилитации УПА?

№43 (435) 24 - 29 октября 2008 г. 23 Октября 2008 0

После недавних заявлений г-на Колесникова, предложившего на пять лет забыть об официальном статусе русского языка, другой «регионал» — г-н Колесниченко пытается снискать лавры в роли адвоката нацистского прислужника атамана Бульбы-Боровца.

13 и 14 октября за подписью Вадима Колесниченко КИД (zadonbass.org) опубликован материал «Украинское освободительное движение и «бандеровщина». Статья перепечатана в ряде СМИ. Размещена она и на официальном сайте Партии регионов.

Честно говоря, от кого не ожидал подобного текста, так это от Вадима Колесниченко: ведь он, казалось бы, антифашист, идейный антагонист Ющенко. Являясь председателем Всеукраинского совета российских соотечественников, он позиционирует себя сторонником общего российско-украинского прошлого, включая Великую Отечественную войну. Но... То ли изменился Вадим Васильевич (такое случается, особенно среди «регионалов» — г-жа Богатырева тому примером), то ли кто-то сочинил текст, а депутат, не разобравшись, подмахнул его. Но факт есть факт: Вадим Колесниченко пропел оду петлюровцам и Бульбе-Боровцу.

«Регионалы» не хотят забвения героев

Начинает г-н Колесниченко именно с Великой Отечественной войны: «Сейчас, когда открываются архивы и наружу выходит правда о недавних событиях из истории украинского народа, особенно актуальной оказывается опасность политически обусловленной мифологизации одних исторических фигур и намеренного забвения других — настоящих, хотя и «политически неудобных» для нынешних властей, героев Украины... Если послушать украинских историков, выполняющих заказ украинских властей, то покажется, что во время Второй мировой войны на территории Украины, кроме гитлеровских войск, Красной Армии, подразделений бандеровской ОУН и красных партизан, никто не воевал. Однако это не совсем так. В течение более чем двух лет на Полесье, в самом центре современной Украины, действовали вооруженные силы правительства Украинской Народной Республики».

То, что депутат фактически признал бандеровцев воюющей стороной во Второй мировой войне, еще не все. Оказывается, была еще одна воюющая сторона — аж целые вооруженные силы УНР! Два года воевали! В самом центре Украины (куда г-н Колесниченко почему-то определил волынское Полесье)! И как этого прежде не замечали историки?

Что же это за «настоящие герои»? По мнению Вадима Васильевича, это петлюровцы, которые, оказывается, отстаивали «идею консолидации всех творческих сил украинской нации». Но с чего вдруг депутат-«регионал» решил, что эти «герои» «политически неудобны» для нынешних властей?

Ющенко еще 16 мая 2005-го подписал указ «Об увековечении памяти выдающихся деятелей Украинской народной республики и Западно-Украинской народной республики», в числе которых был назван и Симон Петлюра. Бывая во Франции, Виктор Андреевич обязательно посещает могилу Петлюры. В Полтаве пропрезидентские силы который год пытаются реализовать идею установки памятника этому кровавому атаману. «Регионалы», как помнится, не были среди поклонников данной идеи, но теперь, после панегирика Вадима Колесниченко, ПР самое время присоединиться к увековечиванию «настоящих героев».

О подвигах и героизме петлюровцев Вадим Васильевич пишет так: «В 1921 году, не дав Красной Армии захватить боевые знамена и штаб, отступающая 40-тысячная петлюровская армия с боем форсировала реку Сбруч, будущую польско-советскую границу». Потом судьба их разбросала. «Те же солдаты УНР, которые остались под коммунистической оккупацией (! — Авт.), пошли в народные массы, став ремесленниками, учителями или священниками», — пишет г-н Колесниченко.

Таким образом, Колесниченко полностью солидаризировался с президентом Ющенко в вопросе «коммунистической оккупации». Кстати, как и Ющенко (коммунист с 23-летнего возраста, выпускник высшей партшколы), г-н Колесниченко в свое время как раз и был тем самым «оккупантом», коль уж он ведет речь о «коммунистической оккупации». С 1982 г. Колесниченко — первый секретарь Владимир-Волынского горкома ЛКСМУ, в 1989—1991 гг. — инструктор, председатель контрольной комиссии Ялтинского горкома Компартии.

Подчеркивает г-н Колесниченко и то, что «в период между войнами правительство УНР в изгнании особое внимание обращало на военную подготовку украинских эмигрантов... составлялись стратегические планы военных операций, по которым, кстати говоря, позже и действовал почти три года в лесах и болотах Полесья в окружении врагов без поддержки извне Максим Боровец, больше известный общественности под псевдонимом «Тарас Бульба».

Насчет «стратегических планов», это, видимо, для того, чтобы оправдать сотрудничество петлюровцев с иностранными разведками и армиями — дескать, это такой хитрый ход был во имя военной подготовки украинских эмигрантов. В частности, автор сообщает: «Часть офицеров-петлюровцев служила по контракту в польской армии»... Добавим: и весьма значительная часть. И не только офицеров, но и младших чинов. Причем выполняли петлюровцы, служившие в польской армии, самую грязную работу — например, подавляли восстания рабочих.

Но если г-н Колесниченко допускает такую «службу по контракту», то чем ему тогда бандеровцы не нравятся? Тот же Шухевич? Последний ведь — именно «по контракту» — повышал боевую выучку в лесах Белоруссии в составе 201-го шуцманшафтбатальона. А ранее в «Нахтигале». И СС «Галичина» — чем плохие парни? Проходили боевую подготовку в интересах будущей «украинской армии».

«Мужі надзвичайного міряла»

Прямо умиляет образ Бульбы-Боровца, как его расписал г-н Колесниченко: «Максим Дмитрович Боровец родился в один день с Тарасом Шевченко — 9 марта 1908 года... в бедной сельской семье... Больше 4 классов сельской школы закончить ему, будущему камнетесу экстра-класса, не удавалось в силу политики полонизации, которую проводило государство Пилсудского (что, заметим, не мешало «героям-петлюровцам», этим «рыцарям без страха и упрека», служить в польской армии. — Авт.). Потому в дальнейшем Боровец занимался самообразованием».

Для описания внешности своего героя г-н Колесниченко цитирует одного «из самых умелых стилистов украинской литературы» Уласа Самчука.

Особую «умелость» Улас Самчук, редактор газеты «Волынь» времен нацистской оккупации, проявил, «стилизуя» Адольфа Гитлера. В августе 1941 г. в статье «Адольф Гитлер» Самчук писал: «Наше єдине бажання дійсно допомогти германської армії досягти наміченої мети. Віримо твердо і непохитно в її перемогу, тому що во главі її стоїть муж надзвичайного міряла та надзвичайної духовної сили — Адольф Гітлер».

Таким же мужем «надзвичайного міряла» в описании Самчука предстает и Бульба-Боровец. Г-н Колесниченко с явной симпатией цитирует: «Высокий и стройный, с провокационной рыжеватой бородкой монастырского послушника, господин в старой, линялой шинели советского пехотинца, с лапидарно выставленной желто-синей лентой на левом рукаве... этот гибкий, с ясными глазами несторовского херувима отрок скорее был похож на последователя сартровского экзистенциализма, чем на толстущего, как его рисуют, славного полковника и рубаку Запорожской сечи Тараса Бульбу... Его лицо напоминает монаха... и анархиста...»

На фото вы можете видеть Бульбу-Боровца. Он действительно самый высокий, с закатанными по локоть рукавами, с мощной растительностью на лице, стоит прямо под свастикой. И под плакатами «Воля Україні — смерть Москві», «Хай живе німецька армія!»

Кстати, удивляет, что депутат, процитировав гитлеровского адепта Самчука, не внес поправку — знаменитого иконописца звали Михаил Васильевич Нестеров (должно быть «нестеровского херувима»), а Нестором звали Махно.

Бульба-Боровец, этот «талантливый полищук» (по Колесниченко), оказывается, еще с молодости «придерживался либеральной, центристской идеологии», а «примером для наследования ему служили офицеры вооруженных сил УНР». Т. е. Вадим Васильевич считает, что петлюровцы, на чьей совести расстрелянные рабочие «Арсенала» и еврейские погромы, — это сплошь либералы!

Кто, как не «либерал», мог написать в мемуарах, что вождистский национализм «вначале мне очень импонировал масштабом размаха, прекрасной организованностью и образцовой дисциплиной». Т. е. фашистским орднунгом. Конечно, вождистский национализм атамана Бульбу-Боровца должен был привлекать — он ведь и сам в вожди рядился. А вот как проиграл борьбу за власть более ловким вождям вроде Бандеры — так его и отвратило от вождизма и национализма.

«Осень 1939 года Боровец встречает в Холме, где и получает санкцию правительства УНР перейти границу и готовить вооруженную борьбу на несколько фронтов за независимость Украины... В ноябре 1939 года на совещании правления УНВ в Холме Боровец настаивал на том, что кто-то из руководства должен вернуться на территорию УССР и выставил свою кандидатуру. Боровец пишет: «Мои рассуждения были таковы: военные события каждую минуту могут перенестись с запада на восток...»... Т. е. уже с конца 1939-го атаман ждет немецкого нападения на СССР (так и указывает — «с запада на восток»).

Колесниченко продолжает: «Было решено приготовить подробный план политической и военной акции демократических сил (?! — Авт.) в Украине на случай немецко-советской войны». И вот в мае 1940-го эти «демократические силы», представителем которых был Бульба-Боровец со своими подручными, подали этот план «на утверждение Президенту УНР Андрею Левицкому». С большой буквы этого «президента» де-факто несуществующей УНР называет г-н Колесниченко.

Во время правления Директории УНР Андрей Левицкий побывал министром юстиции, зампредседателя Рады Народных Министров УНР, главой МИД. С конца 1919-го в составе дипломатической делегации петлюровского «правительства» находился в Варшаве, где разрабатывал условия украинско-польского договора, Последний и был подписан в 1920 году: Петлюра с Левицким сдали Польше Западную Украину. После гибели Петлюры стал его преемником и возглавил Директорию УНР. Жил в Варшаве под постоянным надзором польской полиции.

Во время Второй мировой войны этот лидер «демократических сил», как представляет его г-н Колесниченко, активно сотрудничал с гитлеровцами — с санкции немецких властей участвовал в деятельности Украинского центрального комитета, возглавлял Украинский национальный совет, в 1944-м вошел в состав Украинского национального комитета (все структуры контролировались нацистами). После Второй мировой войны создал «Украинскую Национальную Раду в изгнании». Умер в Мюнхене.

Против кого «восставали»?

По заданию Левицкого Бульба-Боровец в августе 1940-го отправляется в СССР, где, как пишет г-н Колесниченко, начинает «интенсивную работу по реорганизации и обучению личного состава, а также по сбору оружия». «Но положение было трудным. Из рядов УНВ выбыло много активистов на периферию. Кое-кто уже мучился в застенках НКВД», — сообщает автор... О мучениях в застенках НКВД ныне знают все. Но это не значит, что каждого бывшего там автоматически следует зачислить в «невинные мученики». Были там и проштрафившиеся перед режимом украинские энкаведисты, и маршалы, заливавшие Россию крестьянской кровью. В том числе и «бульбовцы», которые занимались не чем иным, как организацией бандформирований. В любой стране они оказались бы «в застенках» соответствующих органов.

И вот долгожданный для этих «демократических сил» момент — грядущее нападение нацистской Германии на СССР. Как сообщает г-н Колесниченко, «за год до начала ВОВ, УНВ подготовило план, согласно которому с первым днем военных действий красных против нацистов эта организация трансформировалась в УПА».

И не удивляет Вадима Васильевича, почему трансформация банд Бульбы-Боровца в УПА (т. е. начало восстания) планировалась на первый день военных столкновений третьего рейха и СССР? Против кого «восставали»? На чьей стороне и с какой целью (если отбросить декларативную шелуху вроде «борьбы за независимость»)? С чьей помощью? Ответы, по-моему, очевидны: УПА фактически выступала в качестве диверсионного подразделения нацистской военной машины.

Да, собственно, сам автор в дальнейшем повествовании раскрывает функциональное предназначение формирований Бульбы-Боровца: «Первой акцией УПА можно назвать инцидент в Сарнах. Во время отступления советских войск Боровец и еще четверо его сподвижников лишь с одним пистолетом обезоружили всю советскую милицию в этом городке»... Герои! С одним пистолетом! Это, видимо, сам Бульба-Боровец о себе сочинил. Но главное, конечно, в ином: УПА действует на стороне гитлеровцев, «зачищает» территорию там, где у нацистов руки не дошли. А г-н Колесниченко этим восхищается.

Просто смешно читать следующие пассажи: «Первые полгода войны нацисты побаивались соваться в лес, территория которого официально была под военной юрисдикцией. Чтобы не было лишних жертв, Боровец в сложных переговорах смог добиться от генерала Кицингера, который отвечал за эту часть фронта, права на самоуправление подконтрольной ему территории. Под юрисдикцией Бульбы находилась прифронтовая полоса, а его вооруженное формирование получило статус полиции, но не с такими правами, как везде на оккупированной немцами территории (1 полицейский на 100 душ населения без прав и хорошего оружия), а фактически с полной автономией».

Интересно, за какие заслуги именно этой полиции нацисты разрешили ношение «хорошего оружия»? За что такое доверие?

Совершенно очевидно, что нацисты никого не «побаивались». Достаточно сказать, что осенью 1941-го по первому требованию немецких оккупационных властей Бульба-Боровец распустил свою банду («демобилизовал») — после того, как она выполнила отведенную ей нацистами роль. «Статус особой полиции», конечно же, они заслужили делом.

Вадим Колесниченко описывает и «ратные подвиги»: «Обогнув Полесье, немцы оставили у себя в тылу несколько недобитых советских дивизий, отрядов НКВД и актива компартии, общее количество которых составляло порядка 15 тысяч человек. Было решено (нацистами! — Авт.) очистить территорию Полесья от этих советских войск в кооперации с Белорусской Самообороной, во главе которой стоял капитан Всеволод Родзька и его заместитель, поручик Михаил Витушка. Они действовали под политическим руководством профессора Радослава Островского, который потом был избран президентом Белорусского центрального совета. Белорусы выставили для проведения операции около 5 тысяч человек, а Боровец, которого на тот момент вся Центральная Украина знала как Тараса Бульбу — десять тысяч сечевиков».

А ведь в составе этих «недобитых советских дивизий, отрядов НКВД и актива компартии» были, в частности, тысячи украинцев. Но, видимо, для г-на Колесниченко, выступающего теперь с позиций «советской оккупации», это тоже враги. Тогда как фашистский прихвостень Бульба-Боровец, стрелявший в спины нашим воинам, которые вели Великую Отечественную войну против захватчиков, — освободитель! Характерно, что в рассказе о событиях тех лет депутатом без кавычек используется лексика абверовцев (советские банды, движение Бульбы, движение Бандеры. — Авт.).

Надо заметить, что на всем протяжении своего материала г-н Колесниченко дает понять, что Красная Армия («красные», «советы») -- это для него враги. Он просто в восторг приходит от той «героической» борьбы с «красными» Бульбы-Боровца. Такого и от Ющенко-то не услышишь. Тот хотя бы делает вид, что бойцы Красной Армии для него свои. «Для большего укрепления и разработки идеологической платформы вооруженных сил УНР Генштабом Боровца, сменившего уже на тот момент партийную кличку Байда на Тарас Бульба, был разработана политическая платформа УПА», — сообщает автор. И обильно цитирует целые куски этой «платформы». Некоторые даже выделяет жирным шрифтом, дабы подчеркнуть -- какие благороднейшие цели были у «бульбовской» УПА (написать можно что угодно, бумага, как говорится, все стерпит).

Особенно, видимо, г-ну Колесниченко нравится вот этот пункт: «5. УПА стоїть на становищі безкомпромісової боротьби з кожним загарбником України. Свою діяльність УПА не підпорядковує жодним чужим силам». И почему же УПА не восстала против гитлеровцев? Почему Бульба-Боровец бросился зачищать Полесье от советских войск, но не обернул оружие против нацистов? Или Бульба-Боровец не считал гитлеровцев «загарбником України»? Видимо, так.

Бульба-Боровец — по версии Колесниченко — не просто «настоящий герой» Украины. Он герой планетарного масштаба, «подвигами которого вдохновлялись... «Че Гевара и Фидель Кастро». Подобное — без комментариев.

«Город Солнца» среди болот Полесья

Дошла очередь у Колесниченко и до «Олевской республики», которую учредил Бульба-Боровец.

Но для начала надо было выбить «красных», и депутат сообщает об очередных боевых свершениях «бульбашей»: «Центром сопротивления советских войск на Полесье стал городок Олевск, где оставались остатки гарнизона, уцелевшего после столкновения с одной из эсесовских дивизий. В конце августа 1941-го украинские и белорусские отряды, провернув ряд боевых операций, захватывают Олевск и вытесняют остатки «красных» в черниговские леса. До конца декабря, когда в эти края пришла гражданская администрация немцев под руководством Эриха Коха, на огромном треугольнике Слуцк-Гомель-Житомир существовала так званная «Олевская республика».

Вадим Васильевич в экстазе: «Олевск стал настоящей столицей, чем-то вроде суверенной украинской республики. Она имела свою отдельную территорию, которую сама добыла в борьбе с врагом (с каким врагом?! Ясно: с Красной Армией. — Авт.), свою администрацию, свое войско, свое законодательство военного времени, свой суд, свою исполнительную власть. Вся Полесская котловина на протяжении полугода (до прихода нацистов, пока те были заняты захватом Киева и остальной части Украины. — Авт.) жила своей отдельной, суверенной жизнью. Из этого отрезка времени три месяца прошли в напряженной борьбе с советскими диверсантами (!!! — Авт.), а вторая половина перед появлением немецкой оккупационной администрации проходила в условиях настоящей свободы и свободного творчества во всех сферах жизни... Вокруг Олевска возродилась общественная жизнь, административное самоуправление, хозяйство, культура, образование, пресса, издательства, здравоохранение — одним словом все, что хоть на некоторое время вырвалось из-под гнета серпа с молотом или белого орла».

Кстати о прессе. Колесниченко восторгается: «Местная газета «Гайдамаки» без немецкой цензуры, была очень популярной по всей Украине». Как и в случае с «хорошим оружием» уместен вопрос: за какие заслуги именно этой газете нацисты разрешили издаваться без цензуры и распространяться по всей территории оккупированной Украины?

Прямо «город Солнца» какой-то возник среди болот Полесья, и не снившийся Кампанелле. «Отстраивались фабрики и заводы. На глазах вырастали новые индустриальные трубы, электростанции, железнодорожные и другие предприятия, автоколонны. Появились трактора, комбайны, жатки, молотилки, амбулатории, врачебные кабинеты, стекловарни, фарфоровые заводы, мебельные фабрики, кирпичные заводы и бумажные фабрики»...

И откуда что взялось?! За три месяца (!) на пустом месте — электростанции, заводы и фабрики! Вдруг — откуда ни возьмись — трактора, комбайны, жатки. А кругом война. Вадиму Васильевичу самому не показалось это нелепым — все то, что он написал, не приснилось ли?

Какое счастье — «Нигде никто никого не агитировал к «соцсоревнованиям». Нигде никто никого не судил за «прогул» и «саботаж», — живописует г-н Колесниченко... Т. е. хочешь — работай, не хочешь — иди гуляй, никто не накажет, не спросит. А «новые индустриальные трубы, электростанции, железнодорожные и другие предприятия, автоколонны» — сами как-нибудь возведутся.

И вот это, конечно же, важно: «Ленины, Сталины и все другие «вожди трудящихся» исчезли с площадей, учреждений и улиц «Олевской республики». На их месте появились портреты украинских князей, гетманов и других выдающихся деятелей Украины, а больше всего было везде портретов Симона Петлюры. Все улицы местечка были переименованы управой именами украинских деятелей»...

Предупреждение Эриху Коху

Но вот учрежден рейхскомиссариат «Украина». И что же делает Бульба-Боровец? Г-н Колесниченко пишет: «Немецкие силы вступают на территорию Олевской республики и 16 ноября 1941 года Бульба-Боровец официально демобилизирует свое 10-тысячное формирование».

Позвольте, а что же этот «повстанец» не боролся «бескопромиссно» с оккупантом, в соответствии с выделенным г-ном Колесниченко жирным шрифтом пунктом 5 «программы УПА»: «5. УПА стоїть на становищі безкомпромісової боротьби з кожним загарбником України». Почему объявил «демобилизацию»?.. Распустил банду — так точнее.

Но весной 1942-го, по мнению г-на Колесниченко, Бульба-Боровец «начинает партизанскую борьбу с нацистами». Откуда известно? Да сам Бульба-Боровец и сообщил — в своих мемуарах, которые он сочинял после войны. Особенно трогательно выглядит письмо Бульбы-Боровца рейхскомиссару Украины Эриху Коху, «в котором он предостерегал немецкую власть от последующих репрессий против украинского населения. Иначе Бульба угрожал начать широкомасштабные боевые действия».

Надо же! Самого Коха предупредил! Не побоялся. И ведь письмо дошло!.. Представляю себе аналогичное послание Коху от Сидора Ковпака или Александра Медведева. Нет, все-таки и представить не могу. Ибо оккупанта надо бить и изгонять без всяких «предупреждений». Но Бульба-Боровец, что следует из факта, приводимого г-ном Колесниченко, считал вполне приемлемым договориться с Кохом. Почему писал? Да потому что народ роптал — власть Бульбы-Боровца, державшаяся благодаря гитлеровским штыкам, становилась непопулярной из-за немецких репрессий — потому и сообщал Коху о своих печалях.

Кох, сообщает г-н Колесниченко, Бульбу-Боровца не послушал, и «террор нацистов лишь усилился». А потому «со второй половины июля (1942 г. — Авт.) началась новая фаза борьбы. Значительным боевым успехом стала «Шепетовская операция», которую провели в ночь на 19 августа 1942 года объединенные в одну оперативную группу несколько «летучих бригад» УПА на узловой железнодорожной станции Шепетовка (Хмельницкая область)». «Шепетовская операция»! Не меньше! Почему-то Вадим Васильевич умолчал о боевых итогах этой «операции». Сколько немцев уничтожено? Какое количество техники выведено из строя? И откуда взято?..

Нет никаких объективных данных о каком бы то ни было существенном уроне, нанесенном гитлеровцам бандами УПА Бульбы-Боровца. А под «борца с гитлеровскими оккупантами» он просто вынужден был рядиться, особенно под конец войны — иначе трудно было бы объясняться с населением, вкусившим плоды немецкого орднунга, установленного на Украине (в т. ч. при помощи таких, как Бульба-Боровец, с согласия нацистов).

Например, в марте 1943 г. Бульба-Боровец подписывает с фашистами «План по боротьбі з більшовицькою партизанкою», в котором принципы взаимодействия с гитлеровцами изложены следующим образом:

«1. Акцію веде українська партизанка на підставі тихого порозуміння з німецькою владою.

2. Німецька влада офіційно поборює одну і другу партизанку, а неофіційно підтримує українську партизанку і таємно постачає її воєнним матеріалом.

...4. В порозумінні з німецькою владою українська партизанка опановує деякі міські центри для організації там своїх шпиталів, постачання і т. п.» (http://www.kpu.net.ua/zlochini_oun_upa_na_volini_z_kim_i_proti_kogo_voni _vojuvali/).

Впрочем, Вадим Васильевич и сам признает, что реальной борьбы с нацистами со стороны УПА Бульбы-Боровца не было. «...наученный горьким опытом борьбы за независимость в 1918—1921 годов (годов — так в оригинале. — Авт.), Президент УНР в изгнании Андрей Левицкий запретил широкомасштабное пролитие украинской крови, и потому УПА УНР лишь оборонялось от атак «бандеровцев» и нацистов». Каким образом кровь нацистов стала украинской, известно лишь г-ну Колесниченко.

Грызня за власть

Продолжая свое увлекательное повествование о «боевом пути», депутат пишет: «Бульбовцы» постепенно...переходят под юрисдикцию УПА («бандеровского» уже. — Авт.), ведут бои еще полтора десятилетия». С кем «ведут бои», чья кровь при этом «широкомасштабно» лилась, Вадим Васильевич благоразумно умалчивает.

Абсолютно не выдерживают критики пассажи о том, как противны Бульбе-Боровцу были репрессии бандеровцев в отношении поляков и нелояльных украинцев.

Да у этого атамана Бульбы-Боровца у самого руки по локоть в крови! О чем — масса документальных свидетельств. Даже такие ангажированные профессора, как С. Кульчицкий, которые по заданию власти обеляли т. н. «визвольний рух», и те признавали ответственность «бульбашей» за расправы над мирным населением.

Об этом идет речь и в известном отчете группы историков (под руководством Станислава Кульчицкого), на основе которого Ющенко впоследствии принимал решения о прославлении ОУН-УПА: «Одразу після 22 червня 1941 р. повстання у Галичині і на Волині підняли боївки ОУН(Б), на Буковині — боївки ОУН(М). Тим часом у Поліссі активізували свої дії після проходження фронту загони січовиків Т. Бульби-Боровця. Діючи енергійно, але без узгодження з німецькими чиновниками, націоналісти встановили свою владу в 187 (з 200) районах західних областей і в 26 районах Правобережної України...

Звіти керівників підрозділів УПА перегукуються зі звітами командирів радянських партизанських загонів, які були безпосередніми свідками цієї трагедії. В донесенні секретаря Рівненського підпільного обкому КП(б)У В. Бегми до УШПР від 11 квітня 1943 р. підкреслювалося: «Націоналісти проводять масовий терор проти польського населення. В селах райцентрів Степань, Деражно, Рафалівка, Клевань бульбівці не вбивають, а вирізають поголовно старих і малих та цілком спалюють польські поселення»...

У липні 1943 р. у відозвах ОУН(Б) до польського населення перед кожним польським селом була поставлена вимога, щоб його мешканці «за 48 годин вибралися за Буг або Сян — інакше смерть!» Польське підпілля видало наказ: «Сидіти на місці, бо Польща втратить Волинь». 11 липня відбулися скоординовані напади загонів ОУН(Б), ОУН(М) і Т. Боровця-Бульби одночасно на 167 польських поселень. У масових винищувальних акціях брали участь цивільні з косами і сокирами» («Обоз», 05.07.05; 15.08.05).

Впрочем, тут Колесниченко выступает как «подлинный патриот» и напоминает: «польское подполье по-шовинистически и далее считало Западную Украину неотъемлемой составной частью Польши». Но не сам ли Вадим Васильевич клеймит освободителей Западной Украины как «оккупантов» и «советских бандитов»! Так почему же поляки должны были признать ту «оккупацию», с которой мужественно боролся атаман «с лицом херувима»?

Бульба-Боровец долгое время координировал свои действия с бандеровцами, а особенно — с мельниковцами (при штабе Бульбы-Боровца находился представитель мельниковцев Олег Штуль, впоследствии преемник А. Мельника на посту лидера ОУН(М)).

Тот факт, что бандеровцы уничтожали «бульбашей», не может служить оправданием для деяний Бульбы-Боровца и его банды. Как не обеляет ОУН(М), т. е. мельниковцев, то, что и они стали жертвами более ловкой и организованной ОУН(Б). Мельник от этого не стал чище, а его прислуживание гитлеровцам — респектабельнее. Имела место кровавая грызня за власть — обычные внутрибандитские разборки. Бульба-Боровец не желал идти в подчинение к Бандере и Лебедю (с последним он вел непосредственные переговоры) — хотелось «рулить» самому. Борьба за «демократию» и прочие «высокие материи» здесь ни при чем.

Само собой, не могут служить реабилитацией Бульбы-Боровца в общем-то справедливые характеристики, которые он давал Бандере и его движению. Борьба за власть сопровождалась борьбой за умы украинцев — вот причина разногласий и обоюдных филиппик.

Нацистские пособники в «региональной» упаковке

Следует также принимать во внимание и постоянную смену политических платформ, имевшую место во всех националистических течениях. Менялась ситуация, обстановка на фронте, настроения населения, обстоятельства, в которых приходилось действовать «повстанцам», — корректировались и идеи. Это к вопросу об обильном цитировании г-ном Колесниченко «высокоморальных» пассажей, вышедших в разное время из-под пера Бульбы-Боровца.

В частности, его вдруг прорезавшееся сочувствие к полякам, которых к тому времени (августу 1943-го, когда Бульба-Боровец обличал бандеровцев за неправильные методы) уже многих вырезали, в т. ч. при активном участии самих «бульбашей». Но с 1 сентября 1944 г. и ОУН(Б) официально отказалась от антипольских действий и начала искать точки соприкосновения с Армией Крайовой для совместных действий против советской армии. И бандеровцы под конец войны сочиняли красивые тексты — что с того?

А как назвать потуги автора представить Бульбу-Боровца эдаким антифашистом и борцом с гитлеризмом на том основании, что: «Осенью 1943 года Боровец едет в Варшаву. Там его арестовывает «Гестапо» и на год садит в концлагерь»..? Так и Бандера сидел в концлагере. Кстати, в том же, что и Бульба-Боровец — в Заксенхаузене. Почетная отсидка в бункере «Целленбау». Удивительно, как от взгляда Вадима Васильевича, цитирующего мемуары Бульбы-Боровца «Армія без держави», утаилось следующее его признание: «Д-р Вольф... почав мене переконувати, що мені не загрожує... ніяка небезпека.., щоб я не перебільшував трагедії, що вони мене тут ізолювали виключно для моєї безпеки... Це — не в'язниця, не кацет, а тільки «почесна» ізоляція». Но к концу 1944 года закончилась и она.

Г-н Колесниченко пишет: «Сегодня ведется много разговоров о предоставлении статуса «борцов за независимость Украины» отдельным военным формированиям, которые действовали на территории Украины во время Второй мировой войны. В Верховную Раду даже внесены соответствующие проекты законов. Особенно настойчиво этот вопрос поднимается президентом Ющенко. Так, своим законопроектом «О правовом статусе участников борьбы за независимость України 20 — 90-х годов ХХ столетия» президент предлагает определить официальное отношение государства к разным участникам борьбы за независимость. Проект закона предусматривает, что участниками борьбы признаются лица, которые принимали участие в политической, партизанской, подпольной, вооруженной борьбе в составе Украинской военной организации (УВО), Карпатской Сечи, Организации украинских националистов (ОУН), Украинской повстанческой армии (УПА), Украинской главной освободительной рады (УГВР), а также лица, которые оказывали помощь и содействие деятельности отмеченных организаций. Однако в этом перечне почему-то нет «бульбовцев» — воинов УПА «Полесская Сечь» и УНРА».

Вот, оказывается, чем озабочен депутат от Партии регионов. Не тем, что указанный закон, внесенный г-ном Ющенко, не может быть принят в Верховной Раде в принципе, т. к. реабилитирует пособников фашистов, а тем, что он неполный, что в нем недостает «бульбовцев»!

Надо ли понимать так, что Партия регионов готова предоставлять официальный статус пособникам Гитлера (а сам г-н Колесниченко не оставил на сей счет никаких сомнений — см. цитировавшиеся пассажи о «героической» борьбе Бульбы-Боровца с Красной Армией), если Ющенко дополнит свой проект закона конкретным упоминаением о бандах Бульбы-Боровца? Выглядит именно так.

Возможно, это такой пробный шар от г-на Колесниченко? Чтобы и президентскую затею поддержать, но как бы и с поправками от ПР? Нациссткие пособники из УПА в новой, «региональной» упаковке? Не в преддверии ли «ширки» между ПР и президентской политической силой, задуманной после очередных внеочередных выборов?

В заключение своего опуса г-н Колесниченко добавляет елея в адрес УНР и «безымянных героев Украинской повстанческой армии «Полесская Сечь» Украинской Народной Республики под командованием Тараса Бульбы-Боровца»: «22 августа 1992 года, когда третий президент УНР в изгнании Микола Плавьюк во время торжественного заседания ВРУ передавал государственные символы УНР недавно избранному первому президенту независимой Украины Леониду Кравчуку, Президент Украины сказал: «Принимая символы УНР, мы этим подчеркиваем, что свою родословную продолжаем от Украинской Народной Республики, а до этого — от тех исторических времен, которые представляют силу и величие нашего народа». И с этим нельзя не согласиться»... Вадим Колесниченко согласен!

Ну что ж, это позиция. Я не знаю, зачем г-ну Кравчуку потребовалось принимать какие-то «символы УНР» от самозванного «третьего президента УНР» Плавьюка. С моей точки зрения, это был полный абсурд. Но если г-н Колесниченко с этим согласен, сказав «а», следует сказать и «б». А именно: признать Украину до 1991 года оккупированной — и оккупантами господ Кравчука, Ющенко, Колесниченко и иже с ними. Партия регионов готова?

Продолжение темы читайте, пожалуйста, «Регионалы», откройте личико...»


Вам для работы срочно понадобились метизы крепеж, а вы понятия не имеете, где это можно выгодно приобрести? Предлагаем вам зайти на сайт www.smzural.ru и прочитав больше информации вы увидите, что именно у нас вы сможете приобрести то, что вам нужно по невероятно низкой цене. Удачной вам покупки!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Как «Южмаш» берут измором

Американцы не станут искать украинский след на корейских ракетах. Им гораздо...

На пике бодрящей паузы

В Кремле считают, что полный отход Донбасса от Украины принесет России больше вреда,...

Приживаловские миллионы

Почему Институт книги работает в обстановке строжайшей секретности?

Проверка на выходе

Приведет ли смена менеджмента «Укрзалізниці» к смене кланов и группировок,...

То ли комплимент, то ли сигнал

В условиях ухудшения отношений США и Европы возникает вопрос: а не сблизятся ли...

Деградация периферии

Глобальные трансформации охватили не более одной трети из 7 млрд. населения планеты

Загрузка...

Keine Atombombe, Bitte*: Берлин обойдется без ядерного арсенала

Наличие ядерного оружия у одного из членов альянса не означает повышения безопасности...

Влияем на американскую политику — особый путь Киева

Американское издание The Atlantic опубликовало любопытный материал под названием «5...

Пока только тревожно

Новый виток санкций — контрсанкций знаменует собой начало новой фазы втягивания...

Самопоміч: от здравой идеи к «здравому смыслу»

За «Самопоміч» люди голосовали не по идеологическим соображениям, а именно...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка