Пятилетка юаня

№51–52(754) 25 — 31 декабря 2015 г. 24 Декабря 2015 5

Как минимум до 2021 г. китайский юань станет глобальной резервной валютой Международного валютного фонда

В последний день ноября исполнительный совет МВФ принял историческое решение — с 1 октября 2016 г. включить юань в мультивалютную корзину специальных прав заимствований (SDR), которыми фонд оказывает отдельным странам помощь в преодолении кризиса платежей и которые можно конвертировать в любую другую валюту.

Принятие юаня в клуб глобальных валют наряду с долларом США, евро, британским фунтом стерлингов и японской иеной, несомненно, окажет серьезное влияние на китайскую экономику и ее интеграцию в общемировую финансовую систему.

Управляющий директор МВФ Кристин Лагард, которая еще в 2012-м высказалась за глобальный статус юаня, назвала решение исполнительного совета фонда «важной вехой» и «признанием того прогресса, который китайские власти сделали в последние годы в реформировании денежно-кредитной и финансовой системы Китая».

По ее словам, продолжение и углубление этих усилий приведет к более надежной международной валютно-финансовой системе, которая в свою очередь будет способствовать росту и стабильности Китая и мировой экономики в целом.

Несмотря на то что SDR не являются требованием к МВФ и валютой в общепринятом понимании этого слова, а лишь дополнительным активом к валютным резервам центробанков, специальные права заимствования играют важную роль в мировой экономике, поскольку именно в этих единицах МВФ кредитует страны, обратившиеся к нему за помощью.

Украина, подписав соглашение с МВФ, получает в виде кредита не доллары США или евро, а SDR, которые НБУ затем использует для пополнения собственных валютных резервов и может обменять на любую другую валюту.

В настоящее время МВФ эмитировано 204,1 трлн. SDR общей стоимостью $280 млрд., что составляет 2,4% всех мировых резервных активов. SDR имеет свою процентную ставку, которая определяется раз в неделю как средневзвешенная входящих в корзину валют. Состав же самой мультивалютной корзины МВФ определяет раз в пять лет, учитывая при этом состояние основных мировых валют, их вес в международной торговле и возможность свободной конвертации. Т. е. как минимум до 2021 г. юань будет находиться в числе мировых резервных активов.

Пока что в корзине SDR преобладает американский доллар (41,9%), за ним следуют евро — 37,4%, британский фунт — 11,3% и иена — 9,4%. Но в дальнейшем юань потеснит остальные валюты.

Чтобы попасть в корзину SDR, юань должен был соответствовать двум основным критериям: экспорт товаров и услуг страны-эмитента составляет не менее 1% общемирового, а валюта имеет свободное хождение и широко используется в международных сделках и валютных операциях.*

По первому пункту Поднебесная давно достигла небывалого прогресса и обогнала других конкурентов. В 2014 г., по данным Всемирной организации торговли, доля китайского экспорта в мировой торговле товарами достигла $2343 млрд. (12,4%), занимая первое место на планете. За КНР идут США ($1623 млрд., 8,6%) и Германия ($1511 млрд., 8%). При этом в мировом экспорте коммерческих услуг продолжается доминирование США и объединенной Европы

А вот по второму пункту у МВФ были претензии к КНР из-за нерыночного управления курсом юаня, который назначался по решению регулятора, а не по итогам торгов на межбанке. Но за две недели до исторического решения Кристин Лагард заявила, что юань отвечает обоим критериям — и удельному весу экспорта, и тому, что валюта будет свободно конвертироваться.

Как сообщает китайское издание South China Morning Post, для включения юаня в мультивалютную резервную корзину МВФ власти Поднебесной осуществили в т. г. мягкую привязку юаня к доллару, пересмотрев механизм ценообразования, объявили о намерении открыть внутренний валютный рынок для иностранных финансовых организаций и суверенных фондов.

В октябре в КНР начала работать международная платежная система, сократив время обработки и уменьшив издержки при трансакциях «приграничных» и «офшорных» юаней.

В том же месяце глава Народного банка Китая Чжоу Сяочуань информировал МВФ, что в целях повышения прозрачности и доверия экономической статистики Китай начал работу по переходу на специальный стандарт распространения данных (ССРД) МВФ. Тогда же центробанк провел несколько решений по либерализации процентных ставок.

Более того, министерство финансов КНР уже выпускает трехмесячные казначейские облигации, ставка которых будет эталонной для SDR после включения юаня в корзину специальных прав заимствований. И это далеко не полный перечень изменений, проведенных в финансовой системе, чтобы соответствовать требованиям МВФ.

Эксперты убеждены, что новый статус юаня знаменует рост экономической мощи КНР, делает ее зависимость от доллара США менее критичной и будет способствовать увеличению влияния Китая по всему миру, особенно в регионах Азии и Африки.

На внутриполитической арене это означает победу финансовых реформаторов во главе с главой центробанка Чжоу Сяочуанем и станет частью политического наследия генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпина.

Юань претендует на долю 10,92% в корзине SDR, эквивалентную примерно $20 млрд. Но эксперты прогнозируют, что уже в следующем году центробанки начнут корректировать свои резервы в пользу «ренминби» («народные деньги» — еще одно название юаня) и уже через несколько лет около 1 трлн. юаней будут мигрировать в мировой финансовой системе в виде резервов.

Так, канадская Financial Post утверждает, что к 2025 г. примерно 10% глобальных валютных резервов будут номинированы в китайской валюте. Т. е. из сегодняшних $7,8 трлн. глобальных резервов около $800 млрд. будут в юанях.**

Само собой, использование Международным валютным фондом юаня укрепит доверие к китайской валюте. Международные банки будут чаще использовать юань, а сама Поднебесная станет шире использовать юаневую массу для оказания помощи другим странам.

Очевидно, рост спроса на китайскую валюту будет способствовать ее укреплению и должен ослабить желание властей Поднебесной девальвировать юань, используя инфляционный механизм для разогрева затормаживающего экономического роста.

В августе т. г. Народный банк Китая вслед за падением основных биржевых индексов впервые за последние 20 лет за три дня опустил курс юаня на 4,6% до 6,3975 за доллар США, чтобы стимулировать сократившийся экспорт.

Это вызвало острую тревогу мировых финансовых игроков. Вслед за понижением стоимости юаня вынуждены были девальвировать и зависящие от него азиатские валюты. Индексы американских и азиатских бирж понизились на 0,5—1,2%. В Федеральной резервной системе США высказались, что дальнейшая девальвация юаня может повлиять и на решение Fed о повышении процентной ставки.

Но стороны сумели договориться. Народный банк Китая стабилизировал курс юаня и обещал пользоваться при котировках своей валюты рыночным, а не произвольным курсом. В свою очередь в МВФ назвали небольшую августовскую девальвацию юаня «правильным решением».

Впрочем, хотя включение юаня в мультивалютную корзину МВФ и способствует его укреплению в долговременной перспективе, в краткосрочном периоде может иметь место большая волатильность (колебания курса в более широком диапазоне). И этот факт необходимо будет учитывать импортерам китайской продукции и предприятиям, размещающим там заказы на производство товаров и комплектующих.

Для украинских предприятий девальвация юаня неприятна тем, что снижает стоимость металлургической и сельскохозяйственной продукции. Соответственно наши экспортеры ввезут в страну меньше выручки.

К счастью, украинские власти объективно оценивают китайский фактор для национальной экономики. Еще в январе 2015-го. НБУ и Народный банк Китая начали реализацию своп-линии на $2,44 млрд. Договоренности центробанков предусматривают покупку 15 млрд. юаней за гривни по фиксированному курсу. Таким образом, Нацбанк укрепляет национальную валюту и помогает финансировать торговые контракты украинских предприятий в Поднебесной.

Конечно же, юань еще нельзя назвать полноценной мировой валютой. По данным агентства Bloomberg, с мая 2013-го по май 2014 г. в межбанковском обороте в системе SWIFT доля американского доллара составила 42%, евро — 32%, а юаня — всего 1,47%.

Однако нельзя не отметить, что всего лишь за год хождение юаня в банковской системе выросло почти в два раза с 0,84% и в дальнейшем еще увеличится. Тогда как доля российского рубля из-за введения санкций против РФ сократилась почти на столько же до 0,35%.

Российские власти неоднократно декларировали необходимость включения рубля в корзину SDR. Но пока что МВФ остановил выбор на китайском юане.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Разменная пешка

Людей на Майдан вывело не абстрактное сочувствие к пострадавшим, а то, что они...

Молодая кровь для евроинтеграции

До замминистров вчерашние студенты у нас еще не дослуживались

Война с Холодом, дырка Бублика и совесть Мамая

Полтавщина.... Бурление административно-управленческих страстей здесь значительно...

Бумажный передел токсических миллионов

Почему команде президента очень нравятся древние коррупционные схемы

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка