План Японии по сближению США и России: «Большая семерка» и евразийские авантюры Абэ

№21(773) 27 мая — 2 июня 2016 г. 26 Мая 2016 4.5

Несмотря на недружелюбный геополитический климат, премьер Абэ культивирует теплые личные связи с Путиным // cdn.tvc.ru

«Я им воспользуюсь, чтобы разыскать Синдзо во Владивостоке», — констатировал президент РФ Владимир Путин 6 мая в Сочи после того, как японский премьер-министр Синдзо Абэ в ходе неофициального визита подарил ему произведенный в Японии высококачественный бинокль.

__________________________
*Данная статья — перевод материала, опубликованного Foreign Affairs 18 мая 2016 г. 
© Council on Foreign Relations. Tribune News Services.

После более чем двухлетнего перерыва в двусторонних саммитах лидеры обеих стран наконец-то встретились тет-а-тет и согласовали новый подход к переживающим застой российско-японским отношениям. В частности, в повестке дня была и очередная встреча Абэ с Путиным во Владивостоке, назначенная на сентябрь текущего года.

Готовность Путина ко второму саммиту — «чтобы разыскать Синдзо во Владивостоке» — выдает отчаянную потребность России в японских инвестициях в заброшенную азиатскую глубинку страны. Абэ тем временем следует нацелиться на решение более глобального геополитического вопроса: речь идет о стремлении премьера превратить Японию в своеобразный мостик в отношениях между РФ и Западом.

Прибытие японского лидера в Сочи сопровождалось некоей аурой исторической миссии. Всего месяцем ранее на саммите по ядерной безопасности президент США Барак Обама так прокомментировал энтузиазм Абэ в деле сближения с Россией: «Это дела Синдзо». А за месяц до этого Обама (в нехарактерной для себя манере) выступил против российской повестки дня японского лидера, попросив его отменить последний саммит с Путиным. А когда Абэ — по пути в Сочи — посетил пять крупнейших европейских держав (Италию, Францию, Бельгию, Германию и Великобританию), он осознал, что региональные лидеры слишком заняты собственными экономическими сложностями на континенте и не в состоянии демонстрировать единство в отношении геополитической проблемы, возникшей на их восточных рубежах.

Дальнейшее усиление замкнутости Европы на внутренних делах, а также очевидный отказ Обамы от прежних установок демонстрирует уже сформировавшуюся геополитическую реальность: ни один лидер на Западе не имеет адекватного представления о том, как быть с Россией, укрепляющей стратегическое влияние по всей Евразии. Вот у Абэ и появилась возможность заняться возведением мостов между Россией и Западом прямо на майском саммите «Большой семерки» в Японии.

Россия, несмотря на масштабы потенциально переживаемого спада, все еще остается влиятельной евразийской державой, с которой приходится считаться. Она все еще имеет возможность в одностороннем порядке формировать очертания всех геополитических событий в регионе — в том числе на востоке Украины, в Сирии и даже в Северо-Восточной Азии, где РФ ведет строительство газопроводов в КНР общей протяженностью почти 2500 миль. Ни одна из остальных евразийских держав — даже Китай — не может похвастаться подобным авторитетом в регионе.

Несмотря на упомянутую реальность, Запад по сути обращается с Россией как с конкурентным европейским игроком, и в итоге с 2014 г. Западу по большей части не удается справляться с возникающими в Евразии вызовами. Как показала встреча НАТО — РФ, состоявшаяся 20 апреля, немедленной перспективы компромисса в отношениях между Россией и Западом, когда речь заходит об Украине, как не было, так и нет.

Россия тем временем продолжает с немалой выгодой расходовать свою внешнеполитическую энергию в остальных регионах Евразии. Совсем недавно — после апрельских столкновений между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха — Москва приняла участие в соответствующих мирных переговорах, повысив уровень влияния в регионе, а этот факт говорит о серьезных последствиях для кавказского энергетического коридора в Европу. Повсеместно — от Сербии до Афганистана — Россия задействует «коктейль» из соглашений о поставках энергоносителей и оружия, приправленных тайными операциями по обострению ситуации вдоль евразийской дуги нестабильности.

Запад мог бы найти выход из этой трясины. Для этого достаточно обратить внимание на другую часть Евразии — Азию, где у России и Запада нет серьезного конфликта интересов. Несмотря на бытующее представление об ограниченности регионального влияния России, РФ — огромная азиатская держава, играющая важную геополитическую роль в этой части света. По иронии судьбы Москва вносит огромный вклад в становление Китая путем поставок оружия и наращивания объемов экспорта углеводородов из Сибири. Недавнее обращение Пекина к Москве за поддержкой китайской политики в отношении Южно-Китайского моря демонстрирует, что Россия обретает еще и статус могущественного игрока в азиатских морях, а от стабильности на их просторах зависят и экономики стран Европы.

Тем не менее за кажущимися многообещающими российско-китайскими отношениями в реальности скрывается растущая подозрительность Москвы по поводу действий Пекина, а также опасение в итоге оказаться лишь на подхвате у второй крупнейшей экономики мира.

И хотя украинский кризис подтолкнул Москву к углублению стратегического партнерства с Пекином, Запад и Россия вполне способны развивать сотрудничество в наиболее актуальных для Азии вопросах, таких как исходящая от КНДР ядерная угроза и становление Китая: тут интересы россиян и Запада совпадают.

Япония имеет все возможности для содействия сотрудничеству Запада и России — как в Азии, так и за ее пределами. Несмотря на недружелюбный геополитический климат с 2014 г., премьер Абэ культивирует теплые личные связи с Путиным, а его усилия увенчались недавним двусторонним саммитом в Сочи. И хотя в отношениях двух государств еще сохраняется натянутость, связанная с наследием Второй мировой войны, химия взаимоотношений двух лидеров предвещает этим странам укрепление дружественных связей в будущем.

В пользу возможности такого сотрудничества говорят и экономические реалии. Развитие российско-японских связей позволит открыть доступ Сибири и российскому Дальнему Востоку (а они ближе к Японии, чем к Европе) к глобальному рынку инвестиций. Кроме того, партнерские отношения с Японией станут противовесом росту китайского присутствия в регионе. И действительно, Абэ прогнозирует развитие именно такого сценария, а в Сочи он представил Путину конкретный план реализации крупномасштабных инфраструктурных проектов на азиатском фланге России.

Запад издавна считает Японию надежным союзником, входящим в число партнеров, вставших в один ряд с США и Европой по ключевым вопросам в Украине, в том числе и по санкциям, а также выстраивающих адекватные отношения в сфере безопасности со столицами восточно-европейских государств, в том числе и с Киевом.

В ходе апрельского визита президента Петра Порошенко в Японию Синдзо Абэ подтвердил готовность Токио оказать Киеву финансовую поддержку на $1,85 млрд. Речь шла и о других формах сотрудничества в сфере безопасности, в частности об оказании помощи в совершенствовании украинской кибернетической полиции. Такие проекты укладываются в рамки заявленной Токио стратегии привлечения Москвы, предусматривающей сочетание диалога с давлением, но исключающей возможность полной изоляции России.

Способность Японии одновременно поддерживать отношения и с Россией, и с Украиной в качестве авторитетного посредника — это ценный для Запада актив в деле дальнейшего возрождения отношений с Москвой.

Иными словами, японский саммит «Большой семерки» представляет удачную возможность для Запада и Японии в поиске определенных форм сотрудничества с Россией. Абэ в роли председателя саммита обладает необходимыми полномочиями для внесения в повестку дня соответствующих вопросов, а также определения круга участников саммита — в том числе и Путина, если, конечно, японский лидер будет видеть в этом смысл. Оперируя рычагами имеющихся в его распоряжении привилегий, премьер Абэ вполне способен добиться в рамках «Большой семерки» консенсуса о необходимости восстановления статуса России в международном сообществе.

Один из вариантов — скопировать инициативу экс-президента США Билла Клинтона по созданию формата «G7+1», выдвинутую на саммите «Большой семерки» 1997-го в Неаполе. В таких рамках Россия проводила неофициальные встречи с государствами — членами G7. Клинтон сформировал условия сотрудничества с Россией в сфере либерализации экономики и заложил основы для предоставления российскому лидеру Борису Ельцину статуса наблюдателя. В итоге Москве было предоставлено полноценное членство в группе на саммите G8 в 1998 г. в Денвере. Абэ вполне мог бы повторить этот сценарий.

Исключение России из состава «Большой восьмерки» в 2014 г. стало отражением разочарования Запада от собственных усилий по интеграции своего евразийского соседа в либеральную структуру Европы. С тех пор минуло два года, и теперь уже Европа переживает суровый кризис, а зашоренность Запада на Украине лишь мешает ему справляться с евразийскими вызовами, созданными Россией. Ключом к решению проблемы России может оказаться Азия. Учитывая энтузиазм Синдзо Абэ в борьбе за торжество либеральных ценностей и его особые отношения с Путиным, Японии вполне по силам спасти Запад. Для этого ей достаточно оказать помощь в восстановлении статуса России на Западе.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка