Последнее немецкое предупреждение перед возвращением Тимошенко

№33–34(745) 23 — 29 октября 2015 г. 22 Октября 2015 1 4.3

Фото FLUIERUL.RO

23 октября открывается Немецко-украинский бизнес-форум, в котором примут участие премьер-министр Украины Арсений Яценюк и канцлер ФРГ Ангела Меркель.

Нужно сказать, что глава немецкого правительства заранее подготовилась к этому событию. Еще за неделю до начала форума, выступая перед прессой после саммита лидеров ЕС в Брюсселе (он состоялся 16 октября), она сделала ряд важных замечаний, которые позволяют судить об отношении руководства Германии к действующей украинской власти. Причем агентство Рейтер, распространившее высказывания Меркель относительно Украины (а вслед за ним и другие СМИ), специально отметило, что рассуждения канцлера предваряют визит Яценюка.

Что же именно сказала Ангела Меркель?

Прежде всего она подтвердила, что Германия поддерживает государственный курс Украины, который она назвала «мужественным».

Впрочем, о том, что Германия не собирается отказываться от поддержки Украины и будет помогать укреплению украинской государственности, Меркель заявила еще в своем обращении к Европарламенту 15 октября.

Однако, похвалив общую направленность украинского курса, она тут же оговорилась, что Украине предстоит еще многое сделать, чтобы привлечь бизнес и установить твердые правовые нормы.

Таким образом, глава немецкого правительства ясно дала понять, что украинская власть пока так и не обеспечила верховенство права, а украинская экономика не обладает инвестиционной привлекательностью.

Интересно, что министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус еще в середине сентября, рассказывая о планах проведения немецко-украинского бизнес-форума, отметил, что украинское правительство собирается воспользоваться им, чтобы «показать инвестиционный потенциал и возможности приватизации». Понятно, что, поддерживая государственный курс нашей страны в целом, руководство ФРГ без всякого сочувствия относится к текущим планам украинского правительства и не считает нужным это скрывать. Ангела Меркель сформулировала жесткие требования к украинской власти: во-первых, нужно покончить с влиянием олигархов; во-вторых, обеспечить прозрачность принятия решений; в-третьих, решительно бороться с коррупцией.

Очевидно, что действующее правительство не в состоянии выполнить эти требования, и вряд ли стоит сомневаться в том, что европейские лидеры не питают никаких иллюзий на этот счет.

Показательно, что на фоне призывов к украинскому руководству начать борьбу с коррупцией, раздающихся из Вашингтона и Берлина, австрийская прокуратура выдвинула обвинения в отмывании денежных средств, скрытых от налогообложения, против главы Администрации Президента Бориса Ложкина. В середине октября появилось сообщение о том, что имеются документальные подтверждения перемещения 315 млн. евро со счетов компаний, контролируемых Курченко, на счета компании, связанной с Ложкиным, после продажи им своих медиаактивов.

Глава АП, который, как утверждают, пользуется особым доверием Петра Порошенко, никогда эти средства не декларировал.

Понятно, что Борис Ложкин сохранит должность и политическое влияние, поскольку его отставка разрушила бы механизмы, позволяющие олигархам согласовывать свои интересы с председателем правительства и главой государства.

Но Меркель и ее сторонники, скорее всего, и не ждут от украинского президента и премьера, что они собственными руками разрушат созданную с таким трудом конструкцию, позволяющую им оставаться у власти. Для них важно, чтобы в Вашингтоне, Брюсселе и Берлине всем было ясно: действующая украинская власть не может (и не хочет) отказаться от тесных связей с олигархами, не умеет действовать в рамках правового поля и не собирается уничтожать коррупционные схемы. О прозрачности принятия решений украинскими властными структурами в нынешней ситуации можно говорить только шутя.

Западные лидеры неоднократно давали понять Киеву, что устали от неспособности нынешней власти действовать в соответствии с правилами, принятыми в евроатлантическом пространстве, а потому могут сделать ставку на других политиков, которые придут на смену нынешнему премьеру и президенту.

Однако существуют два серьезных препятствия, удерживающих Вашингтон и Берлин от поддержки перемен в высших эшелонах украинского государственного руководства.

Во-первых, у них сохраняются опасения, что Москва воспользуется политическим кризисом, неизбежным в случае досрочных парламентских (и тем более президентских) выборов, чтобы дестабилизировать ситуацию в Украине.

Во-вторых, в украинской политической элите сегодня нет фигур, которые могли бы рассматриваться всеми ведущими западными странами как потенциальные преемники Яценюка и Порошенко. Поэтому западные лидеры вынуждены ограничиваться намеками на несостоятельность украинской власти, не прилагая при этом усилий для того, чтобы в стране появилось более дееспособное государственное руководство.

Конечно, можно ослабить президентскую власть и сформировать коалиционное правительство, включающее различные политические силы, открыто конкурирующие друг с другом. Но это чрезвычайно рискованный шаг, чреватый постоянной политической нестабильностью, и Запад вряд ли когда-нибудь на него решится.

Нужно отметить, что Меркель попыталась также рассеять опасения, связанные с «агрессивными намерениями Кремля». Выступая перед журналистами после европейского саммита, она заявила, что Россия будет и дальше выполнять свои обязательства по поставке Украине природного газа. А в речи, произнесенной 15 октября в бундестаге, немецкий канцлер отметила, что появился «проблеск надежды» на политическое разрешение украинского кризиса. При этом она дала понять, что с России будут сняты экономические санкции после выполнения в полном объеме Минских соглашений.

Понятно, что для Кремля подобная перспектива может быть важным стимулом для того, чтобы не препятствовать появлению в Киеве устойчивого политического руководства, способного выполнять свои обязательства, вытекающие из достигнутых в Минске договоренностей.

Но, повторим еще раз, судя по всему, сами западные лидеры пока не видят в Украине политиков, способных сформировать такое руководство.

Западным лидерам было бы несложно добиться проведения досрочных парламентских выборов. Для этого не пришлось бы даже прибегать к тем методам, которые используются сегодня в Молдове, чтобы заставить действующую власть согласиться на отставку правительства и роспуск парламента.

В случае Украины американскому и немецкому руководству достаточно было бы просто намекнуть, что больше нет необходимости сохранять единство прозападных политических сил, и украинские политики, открыто выступающие против правительства Яценюка, больше не рискуют утратить благосклонное отношение Вашингтона и Берлина.

Крупные политические инвесторы (прежде всего Коломойский и Ахметов), скорее всего, также поддержали бы идею досрочных выборов, которые позволили бы им переформатировать власть в соответствии с собственными пожеланиями. А главное — снизить накопившееся в обществе напряжение, которое становится вдвойне опаснее оттого, что в стране отсутствуют оппозиционные силы, способные воспользоваться им для борьбы против действующего руководства.

Не секрет, что «Батькивщина», Оппозиционный блок и «Укроп» вынуждены сдерживать свои антивластные порывы.

Однако у западных лидеров нет намерения создать как можно более благоприятные условия для украинских олигархов, избавив их от необходимости сохранять лояльность по отношению к Яценюку и Порошенко. А в отсутствие политика, который рассматривался бы как кандидат на пост премьер-министра, обладающий поддержкой Вашингтона и Берлина, усиление политического влияния олигархов станет главным результатом досрочных парламентских выборов.

Берлин, ранее испытывавший интерес к Андрею Садовому, по всей видимости, перестал связывать с ним какие-либо надежды.

У Вашингтона, похоже, сейчас также нет собственного кандидата на роль потенциального преемника Яценюка.

В этой ситуации неожиданные шансы могут появиться у Юлии Тимошенко, которая сохраняет относительную лояльность к власти, объясняя это тем, что не может выступать против государственного руководства в ситуации, когда «агрессор рвет страну на части». Но при этом глава «Батькивщины» настойчиво повторяет, что социально-экономическая позиция правительства «глубоко ошибочна».

Пока сохраняется угроза срыва Минских договоренностей, Юлия Владимировна, жестко критиковавшая любые уступки со стороны Киева, не может рассчитывать ни на немецкую, ни на американскую поддержку.

Однако если Киев не сможет добиться принятия необходимых законов (прежде всего об амнистии) и минский процесс затормозится, то отношение Берлина и Вашингтона к Тимошенко может измениться (в такой ситуации ее радикализм перестанет играть большую роль).

Подобный вариант следует учитывать и Яценюку, и Порошенко — таким образом, их политическая судьба напрямую зависит от реализации Украиной Минских договоренностей.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Бpодяга тот самый
25 Октября 2015, Бpодяга тот самый

"Западные лидеры неоднократно давали понять Киеву, что устали от неспособности нынешней власти действовать...", "падным лидерам было бы несложно добиться...", "В случае Украины американскому и немецкому руководству достаточно было бы просто намекнуть..."

Мы, коечно, не с болота в Киев сбежали, но, кажется, подобнок означает не государство, а территорию под внешним управлением. Не так ли, г-н Галкин?

- 2 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка