Позабытые беженцы Европы: гуманитарный кризис в Украине

№35(785) 2 — 8 сентября 2016 г. 01 Сентября 2016 2 3.5

В последние годы СМИ мира публикуют материалы и фоторепортажи, посвященные непрекращающемуся кризису беженцев с Ближнего Востока и его влиянию на Западную Европу. Тем не менее мало кто осознает, что в 2015 г. четвертый по численности источник внутренних беженцев находился в самой Европе.

___________________________
Данная статья — перевод материала, опубликованного на сайте журнала Foreign Affairs 24 августа 2016 г. © Council on Foreign Relations / Tribune News Services.

Украина составляет компанию Ираку, Сирии и Йемену, став одним из крупнейших мировых поставщиков внутренних беженцев. Звучат разные цифры, но согласно большинству оценок, речь идет примерно об 1,7 млн. внутренне перемещенных лиц в Украине и еще об 1,4 млн. украинцев, ведущих жизнь беженцев в Западной Европе и России. Первый поток беженцев хлынул из Крыма после аннексии полуострова Россией в начале 2014-го. Затем их количество резко возросло с момента начала гражданской войны, последовавшей за объявлением о создании сепаратистских «ДНР» и «ЛНР» на востоке Украины. Два соглашения о прекращении огня, заключенные с помощью международного сообщества, — Минск и Минск-2 — до сих пор не способны обеспечить стабильный мир.

Двое из соавторов этой статьи только что вернулись из экспедиции по Украине — они исследовали, какие стратегии выживания используют внутренние беженцы и как правительство Украины поддерживает (или не поддерживает) их.

Некуда бежать

Одна из главных проблем беженцев в том, что они становятся жертвами насилия обеих сторон конфликта. К примеру, датированный июлем 2016 г. отчет Amnesty International и Human Rights Watch осуждает и российское украинское правительства за нарушения прав человека и использование пыток на спорных территориях.

Те, кому удалось бежать из зон конфликта, рассказывали нам жуткие истории своих друзей, соседей и членов семей — эти люди исчезли, и часто их больше никто не видел. Другие говорили о членах своих семей — мужчинах, бежавших от объявленного сепаратистами призыва в армию. Одна женщина со слезами на глазах вспоминала убийство своего мужа и уничтожение их дома, но она не знала, какая из сторон конфликта в этом повинна. Некоторые люди, напротив, вспоминали мелкие проявления гуманности. Например, женщина описала, как солдаты сепаратистов помогли перевезти ее детей в безопасное место, когда она получила тяжелые ранения во время обстрела.

Но даже тем, кому удается добраться до безопасных мест, правительство Украины предлагает лишь минимальную помощь. Большинству приходится самостоятельно искать себе жилье — очень часто это сложно. Беженцы рассказывали нам о жизни в домах волонтеров или дальних родственников. Нередко они были вынуждены съезжать оттуда через месяц или два — либо не хотели ставать бременем, либо поняли — настало время съезжать. Некоторые вынуждены были снимать дорогостоящие, но непригодные для жилья квартиры.

Одна женщина перевезла семью из Донецка в Днепропетровск и не могла найти жилье. Приятель дал ей номер телефона человека, который, по его словам, оказывал помощь беженцам в поиске жилья, и женщина с матерью и сыном переехала в харьковский приют — переоборудованный летний детский лагерь. Здесь с начала войны приняли 5000 беженцев.

В целях оказания помощи перемещенным лицам правительство сформировало скромный пакет социальных услуг, рассчитанный на тех, кто официально зарегистрировался и сумел доказать свой статус беженца. Отдельно предусмотрено выделение средств для особых групп — многодетных семей, родителей-одиночек и инвалидов.

Тем не менее одна из беженок — мать двоих маленьких детей — утверждает, что не может претендовать на статус матери-одиночки только потому, что у нее нет свидетельства о смерти мужа. Скорее всего, ее супруг погиб, сражаясь за сепаратистов, а такие семьи не могут рассчитывать на поддержку государства.

Многие беженцы рассказывают о пережитом в процессе попытки официальной регистрации в качестве «переселенцев» — этот унизительный термин тут принято применять в отношении беженцев, игнорируя отсутствие у этих людей возможности выбора и травму факта переселения.

Молодая женщина по имени Ирина описывала нам, как тратила дни на посещение одного ведомства за другим в попытке зарегистрироваться для получения пособия, но ей отказали на том основании, что у нее есть работа, и потому в помощи государства она не нуждается. Оспорить такое решение она не могла.

Трудности с регистрацией — а это и запутанные бюрократические процедуры, и непрозрачность правил, определяющих выдачу пособий, — лишили многих не только доступа к государственной помощи (пусть и мизерной), но и права на реализацию таких базовых потребностей человека, как жилье, образование и медицинские услуги. Для всего этого необходима официальная регистрация. Впочем, даже после регистрации внутренним беженцам отказывают в праве на голосование на местных выборах до тех пор, пока они не откажутся от статуса беженца.

Вся эта ситуация дополнительно осложняется явно подозрительным отношением украинских властей к внутренним беженцам (более половины из них — люди пожилого возраста). В феврале прошлого года Министерство социальной политики приостановило выплаты пособий внутренне перемещенным лицам до момента проверки и подтверждения их адресов проживания. И это несмотря на отсутствие системы такой проверки.

Пенсий лишены и люди, проживающие на «временно оккупированных территориях» востока, а также те, кто сегодня находится в контролируемых правительством областях, но не может доказать факт своего проживания там. А те, кто сдает квартиры, часто отказываются подписывать договора аренды, чтобы избежать уплаты налогов. Мы общались с десятками беженцев, и лишь несколько человек смогли показать нам свои арендные договора. Многие пожилые украинцы предпочитают оставаться на оккупированных территориях под обстрелами, поскольку их дома — это единственное, что у них есть.

Рука помощи

Но там, где правительство терпит крах, на помощь приходят простые граждане. Это те, кто бросил свои рабочие места ради участия в гуманитарных проектах, это волонтеры, готовые тратить свое время, иногда с существенной угрозой для своей жизни. Некоторые из них даже учредили некоммерческие организации. Одна из таких организаций — «Пролиска» — теперь является партнером управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. Она оказывала гуманитарную помощь обеим сторонам конфликта до тех пор, пока правительство не внесло в черный список ее руководителя Евгения Каплина — якобы за оказанием помощи сепаратистам.

Другие структуры, такие, как «Крым СОС» и «Станция Харьков», обеспечивают правовую и психологическую помощь, помогают в трудоустройстве, предоставляют одежду и еду, а также оказывают иные виды поддержки. Дополнительную помощь оказывают иностранные НГО и правительства других стран.

Неофициальные сети оказания гуманитарной помощи — как частные лица, так и некоммерческие организации — спонтанно стали единственным источником поддержки для многих внутренне перемещенных лиц. На мольбы о помощи — как по телефону, так и по Фейсбуку отвечают рядовые украинцы. Они жертвуют продукты сотням тысяч людей, бегущих от насилия и российской агрессии. Столь героическая щедрость во много раз превосходит тот объем помощи, который украинское правительство предоставляет своим гражданам.

Несмотря на отсутствие у правительства Украины национальной стратегии по борьбе с гуманитарным кризисом, можно говорить по крайней мере о появлении хотя бы нескольких признаков ее грядущего формирования. В апреле 2016 г. правительство создало Министерство по делам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных граждан Украины. Оно отвечает за процессы координации программ местной и международной помощи, улучшение условий для беженцев, реинтеграцию этих людей в украинское общество и за защиту их законных прав. Киев также сотрудничает с Международной организацией по миграции в вопросе разработки системы верификации для назначения пенсий и пособий в период, когда правительство страны переживает финансовый кризис.

США, Евросоюзу и международным правительственным структурам следовало бы использовать тот факт, что они оказывают поддержку Украине, как рычаг давления на Киев, чтобы заставить правительство положить конец нарушениям прав человека и приступить к разработке стратегии оказания помощи внутренним беженцам.

Брюссель и Вашингтон выделяют миллионы на перестройку экономики страны. Звучат планы о дополнительных ассигнованиях — к примеру, американский сенатор Джон Маккейн недавно заявил, что пересмотренный сенатом закон о национальной обороне позволит в 2017 бюджетном году нарастить объем военной помощи Украине до $500 млн.

Однако, предоставлять Украине дополнительную помощь следует при условии улучшения отношения правительства страны как к своим гражданам, так и к внутренне перемещенным лицам.

Лидеры США и других стран должны приступить к борьбе с гуманитарным кризисом в Украине — и лучше сделать это раньше. У них есть все рычаги для оказания давления на Киев. А если позволить кризису разрастаться он принесет угрозу постоянной нестабильности на периферии Европы, и без того выглядящей хрупкой.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
07 Сентября 2016, Валерий

Господа , вы не будете обижаться , если я назову вас фарисеями ? Всё в нашем мире
имеет первопричину , даже происхождение вселенной . И только для вас украинские беженцы и переселенцы появились из вакуума , а не в результате преступных действий
киевских властей , которых так активно поддержали ваши правительства . Да и вообще ,
если бы не определённая угроза стабильности у ваших границ ,вас этот вопрос не
беспокоил бы . И ещё... Какая-то женщина сообщила , что её мужа мобилизовали
"сепаратисты ". У меня много знакомых призывного возраста , но никто ничего о принуди
тельной мобилизации не слышал и не знает .Это явная ложь , а уважающие себя люди
лживыми аргументами не пользуются .

- 0 +
Лана Рус
02 Сентября 2016, Лана Рус

как легко ломать.

- 4 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка